ФЭНДОМ


Tab leg-act
30px-Era-imp
501stlegion1

501-й легион на Корусанте.

Дневник 501-ого легиона — документ, созданный бойцами 501-го легиона. В нем они делали заметки о боях, в которых участвовали. Записи кратко излагают их самые значительные сражения, описывают чувства отдельных солдат и позволяют проследить путь 501-го легиона от его создания во время Войн клонов до становления в качестве «Кулака Вейдера» во время Галактической гражданской войны.

Эпоха Галактической Республики Править

Джеонозис: Атака клонов Править

Замечание: во время битвы на Джеонозисе 501-й легион ещё не был сформирован. Эту запись оставил солдат, позже ставший бойцом 501-го легиона:

«Мой первый день в качестве солдата 501-го… он был наполнен жарой, песком и хаосом. Совсем не похож на имитаторы, которые были у нас на Камино. Наверное, так показалось всем. Всё это время, все эти годы тренировок… не подготовили нас по-настоящему ко всем этим крикам, всей этой крови. Откровенно говоря, меня поражает даже то, что мы пережили первый час, не говоря уже обо всём этом дне. Невероятно, но 501-й пережил это суровое испытание на Джеонозисе. Теперь он закалился в бою и готов пройти через всё, что может принести нам эта война».

Майгито: Среди руин Править

Во времена затишья, которые случаются в Войнах клонов, 501-й выполняет задачи, критичные для планов канцлера Палпатина:

«Когда мы прибыли, чтобы разбомбить руины Майгито, наш командир-джедай считал, что нас послали с заданием уничтожить энергетический коллектор дроидов. А вот чего Ки-Ади-Мунди не знал, так это того, что на самом деле наш отряд был послан за экспериментальным источником энергии майгитоан, который был нужен канцлеру для создания суперлазера. Держать Мунди в неведении было нелегко, джедай становился все более и более подозрительным к действиям канцлера, и искал малейший намек на предательство. Однако, как и остальные джедаи, он так и не учуял, что творится на самом деле, пока не стало слишком поздно. Успех задания на Майгито для наших ребят был в какой-то мере откровением. Мы внезапно осознали, что джедаев можно обмануть. А если их можно обмануть, значит, можно и убить».

Корусант: Отчаянная спасательная операция Править

По ходу Войн клонов все больше и больше легионов наземного базирования обнаруживали, что их отправляют и в космические бои, и ударные силы 501-го не были исключением:

«В течение месяцев всё время между боями мы проводили на симуляторах, готовясь к тому моменту, когда будем смотреть на врага из кабины сто семидесятого. В конце концов пришло время расправить крылья. КНС организовала дерзкое похищение канцлера Палпатина, с Корусанта его должна была сопровождать флотилия сепаратистских кораблей. На планете было лишь несколько бывалых пилотов, и в бой были брошены парни из 501-го, чтобы отогнать сепов и выиграть время для двух рыцарей-джедаев, которые должны были спасти канцлера. После того, как крупные корабли были выведены из строя, генералы Кеноби и Скайуокер воспользовались созданной нами возможностью, чтобы спасти канцлера. И получить все награды».

Фелуция: Сердце тьмы Править

«Кто-то сказал, что 501-й извлек из войны лучшее. Но мы извлекли и худшее. На Фелуции сепы вкопали своих железяк в грязь этой чуждой дыры и бросили Республике вызов, чтобы она прибыла и разобралась с ними. И мы прибыли только чтобы месяц за месяцем сталкиваться с разъедающими плоть болезнями, пронзительно орущими ночными хищниками и прочими вещами, которые до сих пор не дают мне спать по ночам. Все, что мы знали — мы отрезаны, нас бросило верховное командование. Нашей единственной надеждой была Эйла Секура, наш командир-джедай. Без её железной воли ни один из нас не вышел бы из этой заварухи живым и в здравом рассудке. Я надеюсь, что когда придет её смерть, она будет быстрой. Она это заслужила.

После того, как 501-й был отозван с Фелуции, а на смену ему прибыл другой, Эйла Секура решила, что должна лично проводить нас, и назвала нас самыми храбрыми солдатами, которых она когда-либо видела. Хорошо, что мы носим шлемы, потому что ни один из нас не смог бы посмотреть ей в глаза».

Кашиик: Первая линия обороны Править

Когда вторжение сепаратистов на Кашиик застало Республику врасплох, туда отправили подразделение из 501-го, чтобы остановить резню, пока не прибудет подкрепление:

«Абсолютно убийственное задание, и мы это понимали. Когда мы с боем пробивались в атмосферу Кашиика, большинство из нас считало, что есть только один способ спуститься на планету — в мешке для трупов. Когда в конце концов 501-й прорвал сеповскую блокаду Кашиика, я оглянулся на битву, которая продолжала бушевать над планетой, и подумал, почему так много народу должно погибать из-за кучки ходячих ковров. Затем, следуя приказу, я направился к поверхности планеты».

Кашиик: Фронт на морском берегу Править

"Когда мы прибыли на Кашиик, дела были плохи, как мы и ожидали. Дроиды превосходили нас по вооружению, по маневренности; по численности по крайней мере впятеро. Но чего ни один из нас не учел, так это вуки. Конечно, все мы слышали рассказы о них, но никогда не сражались рядом с ними, и никогда не видели, как они разрывают дроидов на части голыми руками. Они были потрясающи. Но даже при этом все это было самоубийством, пока в конце концов не прибыл магистр Йода. Тогда оно стало обычным боем — боем, который можно выиграть. Благодаря своевременному прибытию магистра Йоды, 501-й сумел удержаться против сепов на Кашиике. Мы покинули его как герои. Потом мы вернулись… как завоеватели.

Утапау: Засада под землей Править

«Мы нутром чуяли, что война почти закончена. Галактика затаила дыхание, ожидая увидеть, какая из сторон нанесет решающий удар. Это сделала Республика. После того, как канцлер сообщил Совету джедаев, что генерал Гривус и лидеры сепов прячутся на Утапау, генерал Кеноби собрал армию, достаточную, чтобы захватить три звёздные системы. Когда 501-й получил приказ, мы были в восторге. К лучшему или к худшему, но это было начало конца. Рейд на Утапау, особенно смерть Гривуса от рук генерала Кеноби, переломили хребет сепаратистам. При обычных обстоятельствах это было бы поводом для ликования. Но последующие приказы отравили болью эту радость».

Корусант: Падение рыцарства Править

«Что я помню о становлении Империи… это как тихо всё прошло. В момент затишья в Войне клонов 501-й легион со всеми предосторожностями перебазировали обратно на Корусант. Это было безмолвное путешествие. Все мы знали, что произойдет, что мы сделаем. Были ли у нас сомнения? Были ли какие-нибудь тайные изменнические мысли? Возможно, но никто не произнес ни слова. Ни когда летели обратно на Корусант, ни когда был отдан приказ 66, ни когда мы маршировали в Храм джедаев. Ни слова. С падением Корусанта и уничтожением предателей-джедаев Палпатин завершил своё восхождение к власти. В знак признания нашей верной службы императору, командовать 501-м легионом стал сам повелитель Вейдер. Вооруженные новым смертоносным оружием, оснащенные сияющими новыми кораблями, облаченные в сверкающую новую броню, мы были знакомы всей галактике, что дни Старой Республики прошли — окончательно и бесповоротно. Мы начинали новую эру — эру мира и порядка».

Эпоха Галактической Империи Править

Набу: Имперская дипломатия Править

Во время становления Империи родная планета императора, Набу, быстро начала становиться горячей точкой. После того, как представители Набу были отправлены домой в разной степени расчленения, ее недавно избранная королева разорвала дипломатические отношения и начала искать военные варианты. Ясно, что пора была сменить власть, и эту смену осуществил 501-й легион, под непосредственным командованием Дарта Вейдера. Приказ у нас был простой: проникнуть в город и захватить главу планеты, что послужит предупреждением для других нарушителей порядка в Империи. Лишившись королевы, Набу быстро успокоилась. Это был первый случай, когда 501-й легион вызывали, чтобы «договориться» с правительством планеты, но далеко не последний. Через несколько месяцев 501-й приобрел полностью заслуженную им репутацию «Кулака Вейдера».

Мустафар: Превентивные меры Править

Хотя Войны клонов и закончились, казалось, что кое-кто об этом не знает. Худшим примером может послужить Гизор Деллсо, джеонозианский сепаратист, который как-то избежал встречи с повелителем Вейдером, приложившим много усилий для истребления сепаратистов. Вейдер проследил его путь до Мустафара и привёл нас, чтобы закончить работу. Это задание казалось довольно простым, но когда мы увидели парящую над планетой флотилию кораблей-дроидов, то внезапно поняли, что Деллсо, отрицавший то, что война окончена, более опасен, чем мы думали. С некоторым привкусом ностальгии 501-й легион наслаждался боем с флотом дроидов над Мустафаром, а к тому времени, когда мы закрепились на орбите, пришла горечь. Теперь было время выяснить, что здесь происходит.

Мустафар: Петля затягивается Править

К тому времени, когда мы проложили путь к кипящей поверхности Мустафара, стало ясно, что Деллсо — шустрый маленький жук. Он обнаружил изначально спрятанный завод по производству дроидов, в одиночку запустил его и наклепал себе личную армию боевых дроидов. Не стоит говорить, что из-за этого ребята из 501-го немного разгорячились, и не только потому, что вокруг была лава. Честно говоря, эти ситхские штативы нас уже достали во время той войны, и мы не могли смириться с мыслью, что нам предстоит еще одна. Так что мы их взорвали. Взорвали дроидов, взорвали завод, проклятье — чуть не взорвали всю планету! Уничтожение горнодобывающего завода положило конец любым мыслям о еще одном восстании дроидов. Впервые за несколько лет парни из 501-го смогли расслабиться и заняться свои делом — поддержанием порядка в Империи, а не его установлением.

Камино: Смена караула Править

Официально, никакого мятежа клонов на Камино не было. Неофициально, примерно через двадцать лет после того, как мы были созданы, особый отряд имперского 501-го легиона был отправлен на Камино с приказом истребить армию клонов, которая была подготовлена, чтобы повернуть оружие против Империи. Командовал нами знаток внутренней структуры Камино, молодой наёмный охотник по имени Боба Фетт… Наёмник улетел после битвы. Он что-то сказал о том, что выслеживает контрабандиста на Татуине. После восстания на Камино император решил, что армия из генетически идентичных клонов слишком сильно подвержена разложению. В будущем будут выращиваться клоны от различных образцов. Хотя сам 501-й легион остался чистокровным, остальная имперская армия постепенно становится все более и более разнородной. Мы так никогда и не смогли привыкнуть к этим новым ребятам.

Звезда Смерти: Тюремный бунт Править

Звезда Смерти была любимой игрушкой императора, но однажды и ей пришел конец. Служить на ней для штурмовика было самым скучным назначением в галактике. Нудная патрульная муштра, бесконечные часы стояния на посту у неприступных генераторов силового поля. Все было так плохо, что когда в тюремном блоке вспыхнул бунт, мы были почти счастливы, что снова нашелся кто-то, готовый стрелять в нас. Если бы мы только знали, к каким неприятностям это приведет, то возможно, сбросили бы в космос весь тюремный блок. После замешательства, вызванного бунтом, лорд Вейдер вышвырнул нас с этой непыльной службы и стал гонять по всей галактике в поисках утраченных планов Звезды Смерти. По иронии судьбы, это наказание в итоге стало нашим спасением. Бедолаги, занявшие наши места в тюремном блоке, были полностью уничтожены, когда Звезда Смерти была разрушена.

Полис Масса: Рождение восстания Править

Ко времени рейда на Полис-Масса ребят из 501-го уже слегка достало это так называемое «Восстание». Раньше мы втихомолку радовались, подавив один-два местных мятежа. Это позволяло солдатам поддерживать форму, а Империи — поддерживать свою репутацию устрашающей. Но эти повстанцы были совсем другими. Они были организованы, количество их возрастало, и они были повсюду. Рейд на Полис-Масса был превосходным примером того, как все начинает рушиться. Мы предполагали прилететь, уничтожить небольшую банду мятежников и вернуть украденные имперские планы, находившиеся на шифрованном голодиске. Но мятежники набросились на нас прежде, чем мы смогли это понять, и голодиск мы не нашли. И хотя рейд на Полис-Масса был успешным лишь частично, в конце концов мы попали туда, где находились украденные планы Звезды Смерти, что было нам очень кстати.

Тантив IV: Возвращение планов Править

На основе информации, добытой на Полис-Масса, Вейдер сделал вывод, что украденные планы были переданы принцессе Лее Органе с Альдераана. Нас это не удивило. Несмотря на то, что они все время твердят, что живут на мирной планете, Альдераан уже много лет суёт свой нос в дела Империи. После короткого и вялого сопротивления с их стороны, мы захватили корабль «Тантив IV» над Татуином, и начали искать планы, ожидая прибытия повелителя Вейдера. Когда Вейдер заточил принцессу Лею в тюрьму, все мы понимали, что она выдаст местонахождение планов — это был лишь вопрос времени. В прошлом многие из нас были невольными свидетелями силы убеждения Вейдера. Мысль, что изнеженная маленькая принцесса сопротивляется его ужасающей воле, была невероятной.

Явин-4: Кулак Вейдера наносит ответный удар Править

Когда Звезда Смерти была уничтожена, около половины 501-го легиона все ещё были в ангарах, они шли к своим кораблям. Из тех, кто успел это сделать, треть была захвачена взрывом. С некоторыми из этих людей я бок о бок сражался более двадцати лет. Позже те из нас, кто выжил, подобранный находившейся поблизости имперской флотилией, нанесли ответный удар по базе повстанцев на Явине-4. Этот план не был хорошо продуман, но мы были отрезаны от командования, устали и действовали на инстинктах. Если бы не наша подготовка, возможно, мы не добрались бы дальше их орбитальной защиты. Таким образом, битва при Явине подошла к концу. Говорили, что в тот день мы уничтожили сотни повстанческих кораблей. Но даже если бы их были тысячи, это не компенсировало бы потерю Звезды Смерти.

Явин-4: Месть Империи Править

Когда мы высадились на поверхность Явина, потрясение, которое мы испытали из-за уничтожения Звезды Смерти, сменилось гневом. Многие месяцы мы вели себя с Восстанием как с непослушным ребенком, и все это только для того, чтобы за нашу терпимость отплатили вероломством невообразимого масштаба. Откровенно говоря, большую часть сражения я не помню. Думаю, мы победили. После этого сражения выжившие бойцы 501-го легиона наконец перевели дыхание. Империя выдержала сильнейший удар повстанцев и выстояла. Теперь была наша очередь бить.

Хот: Наш звездный час Править

На Хоте никто не жаловался на холод. Мы его не чувствовали. Хотя нас слепила пурга, в прицелах своих бластеров мы видели конец Восстания. Был ли это мираж? Возможно. Но в тот день, на той планете в нашей крови кипели мечты о победе, растапливая льды, вставшие у нас на пути. Когда битва была окончена, 501-й легион собрался в горящем бункере и издал крик, который потряс звёзды. Восстания больше не было, а Звезда Смерти строилась заново, ещё больше, чем первая. Император установил мир в галактике, и мы, бойцы 501-го, приложили к этому немало усилий.

За кулисамиПравить

В компьютерной игре Star Wars: Battlefront II записи журнала зачитывал актёр Темуэра Моррисон, исполнивший роль Джанго Фетта в «Атаке клонов» и его клонов в «Мести ситов». В титрах игры озвученный им персонаж назван «отставным солдатом-клоном», из чего следует, что он пережил все битвы, в которых участвовал.

ПоявленияПравить

ИсточникиПравить

На других языках

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.