ФЭНДОМ


Tab can-act Tab leg-deact
Z-95 Headhunter

Обнаружены новые данные класса Траун: Альянсы, Траун: Измена.

Некоторые части этой статьи требуют обновления.

Пожалуйста, дополните эту статью в соответствии со свежей информацией, а затем удалите это предупреждение.

Ксизор и Джабба

Говори на основном

Эта статья содержит фрагменты текста на иностранном языке.

Пожалуйста, переведите её до конца в соответствии с правилами перевода.
Удалите это сообщение, когда закончите.

Katarnbarkrop

Никогда не верь неграмотным барменам

Текст статьи содержит ошибки и/или опечатки.

Пожалуйста, отредактируйте статью в соответствии с руководством по стилю. Удалите это сообщение, когда закончите.

Bobawhere

Боба Фетт? Где Боба Фетт?!

Этой статье требуется больше иллюстраций.

Пожалуйста, загрузите на Вукипедию подходящее каноничное изображение и поместите его в статью. Вы можете удалить это сообщение, когда закончите.

Эта статья про гранд-адмирала Галактической Империи. Возможно, вы ищете статью о романе из реального мира с его каноничной биографией.
«Чтобы победить врагов, нужно изучить их. Не просто их боевые тактики, но и их историю, философию, искусство».
— Траун (источник)

Митт’рау’нуруодо (англ. Mitth'raw'nuruodo), более известный как Траун (англ. Thrawn) — мужчина-чисс, служивший в Имперском флоте и получивший звание гранд-адмирала в годы, предшествовавшие Галактической гражданской войне. Изгнанник из Неизведанных Регионов, Траун обладал знаниями об этом неизученном регионе галактики. Эти знания он раскрыл императору Шиву Палпатину, заинтересованному в секретах Тёмной стороны Силы, сокрытых в Неизведанных Регионах. В 2 ДБЯ Палпатин повысил Трауна до гранд-адмирала, таким образом наградив чисса за его победу в конфликте с мятежниками в ходе битвы при Бэтонне.

На Трауна, командовавшего Седьмым флотом, руководство Галактической Империи возложило ответственность за урегулирование возникшей в секторе Лотал ситуации с разраставшемся восстанием. Веря, что для победы над врагами требовалось изучить их культуру, философию и искусство, гранд-адмирал разработал стратегию по уничтожению повстанцев до того, как они смогут представлять реальную угрозу правлению Империи над галактикой. Основные усилия он направил на установление местоположения их базы.

В конце Галактической гражданской войны остатки Имперского флота, потерпевшие сокрушительное поражение в финальном сражении против Новой Республики при Джакку, решились отправиться в Неизведанные Регионы, чтобы восстановить свои силы. Знания Трауна о Неизведанных Регионах были отчасти использованы, чтобы добраться до региона галактики, где осколок Империи был реорганизован в Первый орден.

Биография Править

Ранняя жизнь и служение Доминации чиссов Править

Митт’рау’нуруодо,[4] также известный как Траун, был чиссом[2] мужского пола[3] родом из Неизведанных Регионов, опасной области галактики, не нанесённой на карты.[6] В те времена Митт’рау’нуруодо раскрыл свой потенциал полководца, сделав карьеру и заняв почетное место в военной элите Доминации чиссов.[4]

В какой-то момент своей службы в Доминации чиссов Траун получил приказ исследовать территории Внешнего Кольца галактики. Это было связано с обнаружением Доминацией таинственной угрозы в Неизведанных Регионах, вследствие чего чиссы решили понять, сможет ли Галактическая Республика стать подходящим союзником в борьбе с этой угрозой.[4]

Конфликт в астероидном поясе Труги Править

Thrawn Alliances Anakin art

Генерал-джедай Скайуокер и коммандер Митт'рау'нуруодо во время Войн клонов

В конечном итоге странствия Трауна привели его в астероидный пояс Труги, где он повстречал генерала-джедая Энакина Скайуокера, принимавшего там участие в одном из сражений Войн клонов, после чего Траун и Скайуокер объединили свои силы, сражаясь плечом к плечу. Мужество и изобретательность джедая произвели на чисса впечатление, а Скайуокер, в свою очередь, по достоинству оценил таланты Трауна, высоко отозвавшись о нём в беседе с канцлером Палпатином по возвращению на Корусант.[4]

Тем не менее Траун был разочарован Республикой как государством, сочтя его непригодным для заключения альянса с Доминацией чиссов. По его мнению, демократический стиль правления Республики создавал крайне инертную систему, где каждый имел права голоса, но никто не предпринимал никаких действий.[4]

Столкновение с неймодианцами Править

Так или иначе, Траун продолжил свою миссию по изучению Внешнего Кольца до тех пор, пока через какое-то время после возникновения Галактической Империи не обнаружил колонию беженцев-неймодианцев. Колонисты предупредили чисса о тирании Империи, умоляя Трауна отправить все силы Доминации чиссов на борьбу против Империи. Кроме того, они пообещали поддержать наступление в том случае, если оно означало бы возрождение Галактической Республики. Траун отказался от предложения неймодианцев, однако вернулся на родину заинтригованным.[4]

Инсценировка изгнания Править

После своего столкновения с неймодианцами Траун поспешил вернуться в Доминацию чиссов за советом. Нарастающее беспокойство по отношению к угрозе в Неизведанных Регионах подтолкнула правительство Доминации к решению, что настало время выбирать, станет ли Империя для них подходящим союзником. Траун получил особое задание: ему было поручено проникнуть в ряды Империи с целью либо сделать её своим союзником, либо ослабить, сделав лёгкой добычей, более приоритетной для угрозы, нежели сама Доминация чиссов. Чтобы успешно выполнить это задание, Траун пришел к идее инсценировать свое изгнание.[4]

Заручившись помощью аристокры, Траун выбрал планету в Диком Пространстве, где обустроил жилище, которое своим внешним видом должно было показать, что Траун обитал в нём на протяжении многих лет. Несколько месяцев спустя Трауну, наконец, удалось привлечь к своей планете внимание Империи.[4]

Противостояние с командой «Быстрого удара» Править

Траун покинул свое жилище и наблюдал со стороны, как на планету прибыл звёздный разрушитель типа «Венатор» «Быстрый удар» под командованием капитана Восса Парка, искавшего здесь контрабандистов. Пока Парк, полковник Мош Бэррис и кадет Илай Вэнто осматривали жилище чисса и ящики с нанесёнными на них надписями на сай-бисти в соответствии с протоколом о столкновениях с неизвестными расами, Трауну удалось вызвать крушение звёздного истребителя «V-wing», исследовавший планету, при помощи тщательно размещённой моноволоконной растяжки. Прибыв на место крушения, Траун забрал с тела пилота его лётный комбинезон, бластер, энергоячейки, комлинк и ударные гранаты, после чего набил комбинезон травой, листьями и ферментированными ягодами пьюшш, после чего покинул место крушение до прихода расследовавшего происшествие майора Вьяна.[4]

Как только Вьян забрал набитый ягодами лётный комбинезон в имперский лагерь, чтобы показать его Парку, Бэррису и Вэнто, Траун привёл свой план по проникновению на борт «Быстрого удара» в движение. Спрятавшись недалеко от лагеря, Траун снял взрывные штифты с украденных им энергоячеек бластера и закрепил их на спинах мелких ночных животных в качестве самодельной взрывчатки. Привлекаемые запахом ферментированных ягод, зверьки забрались прямиком в имперский лагерь, после чего взорвались, вызвав хаос на базе.[4]

В ответ на это Парк приказал группе истребителей «V-wing» провести поисковую операцию. Продолжая воплощать свой план в жизнь, Траун понял, что необходимо заменил украденный им коммуникатор прежде, чем имперцы отключат его от сети. Чиссу удалось сбить еще один «V-wing» и заменить украденный им комлинк на устройство пилота. Также Траун украл бластер пилота, энергоячейки и ударные гранаты, однако не стал вытаскивать труп пилота из лётного комбинезона. Когда Бэррис обнаружил, что таинственный противник украл коммуникатор первого погибшего пилота, он приказал немедленно изолировать его от имперской сети. Однако Бэррис не знал, что Траун подменил комлинки, таким образом оставив за собой возможность прослушивать имперские переговоры.[4]

CaptiveThrawn

Траун сдается в плен имперцам

Посреди ночи Траун атаковал солдат Имперского флота взрывчаткой, надеясь вынудить этим офицеров отправить штурмовиков прочёсывать лес. Как только штурмовики были отправлены на поиски Трауна, чисс использовал другую взрывчатку на одном из них с целью изучить их броню, создав помехи в имперской сети при помощи коммуникатора с целью заглушить звук взрыва.[4]

После того, как оглушавшие имперцев помехи в коммуникаторах стихли, Бэррис решил, что достаточно терпел все эти нападения, приказав забрать хижину Трауна и всё её содержимое на борт «Быстрого удара», чтобы продолжить их изучение там. Поняв, что пришло время возвращаться в своё жилище, Траун бесшумно убил другого штурмовика. Заполнив броню штурмовика взрывчаткой, Траун притащил броню к лагерю и установил её в люке транспорта, подперев палками. Взрыв брони отвлёк внимание имперцев, чем воспользовался Траун, спрятавшись внутри корпуса одного из энергогенераторов, взятых из его лагеря. Корпус был загружен в транспорт и доставлен на «Быстрый удар» вместе с остальными ящиками и хижиной Трауна.[4]

Оказавшись на борту «Быстрого удара», Траун провёл несколько часов в ожидании, после чего покинул своё укрытие. Двигаясь быстро, но недостаточно быстро, чтобы оставаться незамеченным, Траун пересёк ангар и проник внутрь шаттла типа «Дзета». Когда Парк послал штурмовиков ему на перехват, Траун позволил окружить себя, не оказав бойцам никакого сопротивления.[4]

Добровольно сдавшись в плен, Траун предстал перед Парком, Бэррисом и Вэнто. Используя Вэнто в качестве переводчика, Парк поинтересовался у Трауна о его познаниях в основном языке или сай-бисти, на что чисс ответил, что немного говорит на общегалактическом, однако свободно владеет сай-бисти. Оставшуюся часть беседы Вэнто исполнял роль переводчика Трауна, который рассказал имперцам о своём изгнании и о том, как ему удалось сбить истребители «V-Wing», атаковать лагерь, оставаясь незамеченным, и проникнуть на «Быстрый удар». Рассказ чисса впечатлил Парка настолько, что он решил представить Трауна самому Императору.[4]

После беседы с Парком Траун был доставлен в свое временное жилое помещение на борту «Быстрого удара», где его по очереди посетили Парк и Вэнто. После этих встреч было решено, что Вэнто, с его знанием сай-бисти и легенд о чиссах, останется при Трауне в качестве переводчика, а заодно поможет инородцу получить базовые знания об Империи и подучит чисса основному языку за оставшееся время путешествия.[4]

Встреча с Императором Править

Thrawn-meets-the-Emperor

Траун впервые встречается с Императором на аудиенции в Императорском дворце

Всю остальную часть пути до Корусанта на «Быстром ударе» Траун проводил время в компании Илая Вэнто. Помимо помощи в освоении основного галактического Вэнто рассказывал Трауну легенды о чиссах, которые он слышал в детстве на Лайсатре. Траун был поражен этими историями, находя их увлекательными и информативными, однако временами не соответствующими действительности или сильно преувеличенными. Чисс и человек часто обсуждали Империю, в частности, существующую в ней социальную иерархию и предрассудки по отношению к инородцам и выходцам из регионов за пределами Центральных Миров.[4]

Когда «Быстрый удар» достиг Корусанта, Траун, Вэнто, Бэррис, Парк, несколько солдат флота и штурмовиков отправились на шаттле T-4a типа «Лямбда» на аудиенцию в Императорский дворец. Несмотря на понимание важности человека, с которым ему предстояло встретиться, Траун не чувствовал себя подавленным перспективой встречи с Императором. Вэнто отметил, что вместо этого он выглядел раздражающе уверенным в себе.[4]

После посадки шаттла Траун и имперцы были сопровождены двумя личными императорскими гвардейцами Палпатина в тронный зал. Когда они предстали перед Императором, Парк представил Трауна в качестве дара правителю. Траун поправил капитана, сообщив, что он скорее полезный ресурс, нежели подарок. Он рассказал Палпатину, что Доминация чиссов обнаружила таинственную опасность в Неизведанных Регионах, предложив ему информацию об этом регионе и свои навыки полководца в обмен на помощь Империи своему государству в будущем. В надежде убедить Палпатина, что ему можно доверять, Траун назвал имя того, кого чисс считал слугой Императора и кто мог бы поручиться за верность его слова — Скайуокер. Император сообщил Трауну, что Скайуокер погиб в конце Войн клонов, однако перед смертью успел рассказать Палпатину о Трауне, высоко отозвавшись о навыках чисса. Приняв предложение Трауна о предоставлении информации по Неизведанным Регионам, Император предложил ему кое-что взамен: место в Имперском флоте. Траун согласился при условии, что Вэнто останется при нём в качестве его личного помощника и переводчика.[4]

Желая обсудить угрозу из Неизведанных Регионов более подробно, Палпатин пригласил Трауна пройти вместе с ним в его личный внутренний сад, расположенный за тронным залом. Траун был впечатлен художественной планировкой сада, указывавшей на могущество, утончённость и глубину мысли. Прогуливаясь по саду, Траун и Палпатин обсудили личный интерес Императора по отношению к тайнам Неизведанных Регионов. Палпатин пришел к выводу, что Траун не нуждается в переводчике, однако всё же согласился оставить Вэнто при чиссе.[4]

Выйдя из сада и вернувшись в тронный зал, Траун получил назначение в Высшую имперскую академию вместе с Вэнто, которому оставалось три месяца до завершения обучения.[4]

Карьерный рост Править

Обучение в академии Править

Прибыв в академию, Траун и Вэнто первым дело отправились в кабинет коменданта Динларка. Ректор академии встретил своих новых курсантов холодно, открыто продемонстрировав своё презрение по отношению к нечеловеческому происхождению Трауна и к тому факту, что он поступил в его академию по распоряжению самого Императора. Когда встреча с Динларком подошла к концу, Траун узнал, что коменданту приказали выпустить его из академии не в полагавшемся всем курсантам звании энсина, а в звании лейтенанта. Тогда же Траун преждевременно получил от Динларка пластину знаков различия, которая, согласно негласному намерению ректора, должна была сделать чисса объектом травли. На обратной дороге из кабинета Вэнто сообщил новоиспечённому лейтенанту об этой хитрости Динларка, и Траун воспользовался возможностью, чтобы узнать больше о социальной иерархии, царившей в академии. В конечном итоге Траун решил не носить пластину знаков различия публично до тех пор, пока она не пригодится ему, в остальное время изображая из себя заурядного кадета.[4]

С самого начала их обучения в имперской академии Траун и Вэнто сталкивались с случаями издевательств и травли в свой адрес. Каждый раз Траун отказывался предпринять ответные действия, предположив, что отсутствие реакции выведет недоброжелателей из равновесия, дав им повод пересечь черту и совершить непозволительные для кадетов действия.[4]

Ловушка для Трауна

Ловушка для Трауна

Предположение Трауна оправдалось по прошествии одного из трех месяцев их обучения в академии, когда курсанты Спенк Орбар и Розита Туруй пригласили его и Вэнто сыграть в карточную игру под названием «высокогорный вист» в металлургической лаборатории. Траун сделал вывод, что приглашение является частью ловушки, нацеленной поймать его и Вэнто за азартными играми на кредиты в лаборатории, где они не могли находиться без проведения своих личных проектов, однако всё равно решил принять предложение. Вэнто пытался спорить с решением Трауна, однако чисс был уверен, что любую ловушку можно обернуть против её создателя.[4]

Траун и Илай прибыли в лабораторию к назначенному времени и сразу же отклонили предложение Орбара и Туруй играть на кредиты. Розита была расстроена их решением, но не стала настаивать на своём. Четверо курсантов начали партию в «высокогорный вист», в ходе которой Орбар и Траун дискутировали о планировании ловушек на примере карт на руках. Когда раунд подошёл к концу, Орбар решил захлопнуть подготовленную им ловушку, незаметно вызвав инструктора, однако, прежде чем тот пришел в лабораторию, Траун нацепил свою пластинку знаков различия. Инструктор, не имевший возможности наказать лейтенанта за несанкционированное пребывание в лаборатории, к своему неудовольствию был вынужден позволить Трауну и Вэнто уйти, не оправдав ожиданий Орбара и Туруй. Будучи уверенным, что сумел умело избежать ловушки и оставить двух кадетов в дураках, Траун объявил о завершении игры.[4]

RoyalAcademyAttack

Илай Вэнто наблюдает, как трое кадетов нападают на Трауна

Когда Траун и Вэнто отправились обратно в свою казарму, Вэнто выразил чиссу своё восхищение тем, как тот сумел сорвать ловушку, столь точно подгадав время. В следующее мгновение Траун оттолкнул Вэнто в находившиеся рядом кусты, так как заметил приближение настроенных враждебно кадетов, подосланных Орбаром и Туруй, одним из которых был курсант Гимм. Траун вступил с ними в рукопашный бой, позволив нападавшим нанести несколько ударов, чтобы определить уровень их боевых навыков, после чего при поддержке со стороны от Вэнто ранил одного из кадетов, вынудив всех троих ретироваться.[4]

После того, как нападавшие покинули место происшествия, Траун и Вэнто вернулись в офис Динларка, чтобы сообщить об инциденте. Траун сделал вывод, что нападение было спланировано Орбаром и Туруй, о чём и сообщил коменданту, добавив, что нападавшие скорее всего являются друзьями двух кадетов. Когда Динларк возразил, что у него нет возможности наказать виновных курсантов из-за их влиятельных родителей, Траун предложил ему вместо наказания осуществить перевод Гимма и двух других нападавших в академию «Небесный удар» для переквалификации их в пилотов звёздных истребителей. Своё предложение он объяснил тем, что в разгаре схватки увидел в нападавших исключительные способности к пилотированию, а перевод в лётную академию «Небесный удар» позволил бы в полной мере раскрыть их потенциал. Кроме того, Траун добавил, что наказанием для них будут опасения за собственное будущее — все оставшееся время обучения Гимм и его товарищи будут испытывать страх быть наказанными, а Орбар и Туруй будут напуганы тем фактом, что их друзья так внезапно исчезли. Динларк принял предложение Трауна, после чего дело было закрыто.[4]

Через два стандартных месяца Траун успешно завершил обучение в Высшей имперской академии, официально получив звание лейтенанта. В день своего выпуска Траун получил вторую пластину знаков различия, так как Динларк судя по всему забыл, что выдал Трауну его пластину лейтенанта в первый же день после его прибытия в учреждение. Траун оставил запасную пластину при себе, решив использовать её при случае в будущем. По завершению церемонии выпуска Траун встретился с отцом и матерью Илая, однако оба родителя Вэнто испытывали некий дискомфорт в его присутствии. В беседе с чиссом Вэнто упомянули, что надеются использовать их управляющий маячок, принцип работы которого весьма заинтриговал Трауна. Когда родители Вэнто ушли, Траун и Вэнто направились в кабинет Динларка в последний раз, чтобы получить свои первые назначения на службе.[4] Траун был назначен вторым помощником офицера-артиллериста на крейсере типа «Гозанти» «Багровый ворон», а Вэнто был назначен его персональным помощником. Покинув Корусант, лейтенант Траун и мичман Вэнто приступили к своим новым обязанностям в Имперском флоте.[4]

Служба на борту «Багрового ворона» Править

На протяжении первых восемнадцати месяцев своей службы на «Багровом вороне» Траун находился в подчинении у капитана Рика Вергилио, охотясь за контрабандистами, помогая терпящим бедствия кораблям и регулируя политические ситуации в Среднем и Внешнем Кольце. Траун получал удовольствие от работы под началом Вергилио, почти не подвергаясь дискриминации и в скором времени получив повышение до первого помощника офицера-артиллериста. Кроме того Вергилио разрешил Трауну использовать ранее не задействованное хранилище «Багрового ворона» № 2 для хранения коллекции технологий эпохи Войн клонов, которую чисс собирал. Траун использовал образцы техники тех времен, чтобы лучше понять данную эпоху и саму войну, и, по прошествии восемнадцати месяцев, в его коллекцию входили два покрытых дунием диверсионных дроида типа «Пистоэка» «Марк I», дроидека, половина ОВП и элементы гипердвигательных стыковочных колец. Однако, это продолжалось не долго, так как капитан Вергилио был удалён с «Багрового ворона» внезапно и без каких-либо видимых причин, а на его место была назначена капитан Филия Росси.[4]

Между Трауном и Росси сложились непростые взаимоотношения вскоре после того, как она взошла на борт «Багрового ворона». Обнаружив собранную Трауном технику эпохи Войн клонов во время осмотра корабля вместе со своим первым помощником, старшим лейтенантом Нелсом Дейландом, Росси потребовала немедленного присутствия Трауна в отсеке-хранилище. Росси, в стремлении продемонстрировать себе и окружающим свои новые полномочия капитана, приказала Трауна немедленно избавиться от хлама, занимавшего отсек. Однако Траун, всё ещё имевший виды на предметы своей коллекции, попросил позволения оставить свои приобретения, рассказав капитану о ценных элементах конструкции из дуния. С помощью Дейланда Трауну удалось прийти с Росси к компромиссу в этом вопросе: капитан разрешила оставить коллекцию Трауна в хранилище вплоть до прибытия «Багрового ворона» на Ансион. За оставшееся время чиссу было разрешено продолжить свои попытки восстановить дроидов-пильщиков с целью привести их в надлежащее состояние, таким образом обеспечив Росси возможность продать их по максимально высокой цене, что капитан и планировала сделать по прибытии на базу. Траун согласился на эти условия, так как к тому моменту он уже успел полностью восстановить функционал дроидов-пильщиков, однако не сообщил Росси об этом.[4]

Траун находил службу под началом Росси куда более сложной, нежели при её предшественнике, капитане Вергилио. В отличие от Вергилио, Росси предвзято относилась к инородцам и была уязвлена фактом, что у Трауна был личный помощник. В результате Трауну часто поручалась самая грязная, неприятная или неподходящая по его направленности работа, пока он нёс службу на «Багровом вороне» под началом капитана Росси.[4]

Инцидент на «Дромедаре» Править

Dromedar

«Дромедар»

Вследствие сложившейся у Росси тенденции поручать ему самую неподходящую работу, Траун был не удивлён, когда его и Вэнто отправили расследовать причину сигнала бедствия, посланного с грузового корабля «Дромедар». Грузовик перевозил ценный груз в виде газа тибанны, защищённого при помощи электростатической завесы, блокирующего механизма, печально известного из-за создания им невероятного количества пыли и грязи. Как только «Багровый ворон» достиг дрейфовавшего «Дромедара», Траун отправился на шаттле к посадочной палубе судна вместе с абордажной командой, в которую входили Вэнто, мичман Мерри Барлин, техник-электроник Лэйнео и техник-инженер Джакиб.[4]

Когда они высадились на борт «Дромедара», Траун поручил Вэнто, Лэйнео и Джакибу осмотреть двигательный отсек, пока он отправится на мостик вместе с Барлином. Через несколько минут Вэнто сообщил Трауну, что обнаружил и захватил в центральном коридоре кого-то, настроенного враждебно. Траун приказал Илаю возвращаться на мостик вместе с заключённым.[4]

В тот самый момент Траун впервые встретился с человеком, который не раз противостоял ему позже под псевдонимом Ночной Лебедь, однако тогда назвался имперцам своим настоящим именем — Невил Сигни. Траун спросил у Сигни, почему он угрожал Вэнто, Лэйнео и Джакибу, на что он ответил, что ошибочно принял их за пиратов. Сигни рассказал Трауну о том, как на «Дромедар» напали пираты, решившие захватить газ тибанну, однако извлечь его с корабля им не удалось, а потому они взяли экипаж грузовика в заложники на то время, пока их товарищи отправились на их пиратскую базу за хакером, который сумел бы перезапустить гипердвигатель «Дромедара». Оценив сложившуюся ситуацию, Траун скомандовал Вэнто связаться с Росси и запросить у неё полную оперативную команду, которая смогла бы перезапустить гипердвигатель, а также переправить контейнеры с газом тибанной на «Багровый ворон». Несмотря на уверения Вэнто Росси не оценила план Трауна, однако лейтенант не отказался от своих намерений. Как только Траун отправился отправлять сообщение, Траун начал тщательное обследование корабля.[4]

Как и предполагал Вэнто, Траун не получил запрошенную им у Росси полную оперативную команду. Вместо это Трауну было предоставлено необходимое оборудование, которое ему требовалось, и трех членов команды, помимо его самого и Вэнто. Кроме того, им поручили разобраться с ситуацией на «Дромедаре» самостоятельно, так как «Багровый ворон» был отозван на Молток, где один босс макуртов напал на поселение хо’динов. Траун был полностью согласен с этими условиями, оставшись на «Дромедаре» с Вэнто, Барлином, Лэйнео и Джакибом, в то время как «Багровый ворон» отправился на Молток.[4]

На мостике «Дромедара» Траун наблюдал за попытками Барлина и Лэйнео найти асимметрический обходной код, который мог бы снова запустить двигатель корабля. Пока они работали, Траун отправился вместе с Вэнто и Сигни в грузовой отсек. Там Траун распаковал один из контейнеров, прибывших вместе с оборудованием с «Багрового ворона», где находился один из его дроидов-пильщиков «Марк I». Отправив дроида-пильщика туда, где канистры с тибанной были заблокированы электростатической завесой на внешней поверхности корпуса, Траун объяснил своим спутникам свой план по извлечению газа. Электростатическая завеса защищала канистры, но только с внутренней стороны грузового отсека. Траун намеревался использовать своего дроида-пильщика, чтобы прорезать корпус снаружи и освободить канистры с тибанной, чтобы позже подобрать их в космосе. Сигни был впечатлён планом, сокрушаясь о том, что не додумался до такого сам, и что люди не использовали этот способ прежде. Траун признал, что его план не являлся исключительно беспрецедентным, а для его реализации требовалось пожертвовать одной из канистр с газом — жертва, на которую смог бы пойти далеко не каждый. Однако план потерял свою необходимость после того, как Барлин и Лэйнео смогли привести гипердвигатель в рабочее состояние.[4]

Когда Траун обернулся, он обнаружил направленное на себя дуло второго бластера Сигни. Без лишнего шума Сигни потребовал, чтобы лейтенант приказал Барлину, Лэйнео, Джакибу и Вэнто сдаться, взамен пообещав, что им не причинят вреда. Сразу же после этого Трауна, Вэнто и Джакиба окружили Ангел и его пиратская команда. Ночной Лебедь дал Трауну ещё один шанс сложить оружие, и Траун повиновался, после чего приказал Барлину и Лэйнео сдаться через комлинк.[4]

Траун, Вэнто, Барлин, Лэйнео и Джакиб были доставлены вместе с дроидом-пильщиком на корабль Ангела «Мародёр», где их поместили вместе с пленниками, захваченными на «Дромедаре». Ночной Лебедь, заинтересованный только в тибанне и «Дромедаре», потребовал у пиратов, чтобы пленники были оставлены в заранее обговоренной точке встречи нетронутыми. Ангел неохотно согласился, заперев Трауна и остальных имперцев вместе с командой «Дромедара».[4]

Оказавшись в заточении внутри камеры, Траун стал молча ждать, когда Сигни и Ангел переберутся на борт «Дромедара» и перейдут на скорость света. Как только «Дромедар» скрылся, Траун привел в действие свой план. Он спросил Лэйнео, сможет ли она изолировать мостик и управлять полётом «Мародёра» с панели управления в комнате, на что Лэйнео ответила, что не сможет этого сделать до тех пор, пока не получит доступ к консоли. Удовлетворённый ответом Лэйнео, Траун снял свою пластину знаков различия, рассказав остальным, что он превратил свою запасную пластину лейтенанта в управляющий маячок для дроидов-пильщиков. Используя манок, Траун направил дроида-пильщика на бурение механизма блокировки тюремной камеры. Привлечённые поднятым шумом, трое пиратов вошли в тюремный блок, и Траун отправил дроида-пильщика атаковать их. Пока дроид отвлёк на себя внимание пиратов, Джакиб выломал повреждённую дверь камеры, и имперцы вместе с заключёнными вырубили пиратов. Все трое пиратов были обездвижены, а Траун отдал указание своему второму дроиду-пильщику распилить корабль надвое, чтобы им не пришлось иметь дело с пиратами, находившимися в передней части судна. Когда Лэйнео использовала консоль, чтобы заполучить контроль над оставшейся половиной корабля, Траун взял на себя командование «Мародёром».[4]

Вернувшись на «Багровый ворон», Траун и Вэнто были вынуждены предстать перед Росси и объяснить свои действия на борту «Дромедара» и корабля Ангела. Во время этой встречи Траун рассказал о том, что с самого начала догадывался об обмане Сигни, ожидал его предательства, а после позволил захватить себя в плен, надеясь таким образом обнаружить команду «Дромедара». Росси осталась крайне недовольна решениями, принятыми Трауном, в частности — выбором лейтенанта спасти экипаж захваченного корабля вместо ценного газа тибанны. Траун был озадачен расстановкой приоритетов Росси, полагая, что его решение спасти членов команды «Дромедара» и захватить в плен нескольких пиратов было правильным. Росси, тем не менее, придерживалась своего первоначального мнения, веря, что ценность тибанны превышала ценность человеческих жизней. В качестве наказание за провал Трауна в глазах высшего командования Росси решила отстранить Трауна от деятельности по прибытию на базу адмирала Висковиса на Ансионе, пока с Корусанта не поступит официального распоряжения на счёт чисса. Увидев в этом возможность вернуть «Дромедар» обратно, Траун умело манипулировал Росси, склонив её к решению оставить его и Вэнто на Ансионе.[4]

Thrawn interrogates pirates SWT2

Траун допрашивает пиратов

На Ансионе Трауну удалось уговорить Висковиса разрешить ему провести допрос трёх пиратов, захваченных им, а Вэнто — присутствовать при допросе в качестве свидетеля. Траун догадался, что пираты, называвшие себя Беску, являлись остатками команды королевы Ку’аны, и пригрозил пленникам визитом гранд-моффа Уилхаффа Таркина, ответственного за уничтожение самой Ку’аны и большей части её команды. Пираты, пришедшие в ужас от перспективы предстать перед Таркином, позволили Трауну огласить условия его сделки. В обмен на местоположение Сигни, Ангела и «Дромедара» Траун пообещал пиратам безопасный полёт за пределы сектора до того, как Таркин и ИББ прибудут для дальнейшего дознания. Надеясь перехитрить Трауна, пираты решили немного посоветоваться друг с другом, используя сай-бисти, решив дать чиссу ложную информацию, чтобы обеспечить себе свободу и не выдать товарищей. Снова перейдя на общегалактический, пираты сказали Трауну, что «Дромедар» находится в Картерстоне на планете Кейтум.[4]

Выйдя из комнаты дознания, Траун, Вэнто и Висковис проанализировали использованные пиратами слэнговые слова «торпо», «уб-дуб» и «кривоприводный» и с помощью них определили, что «Дромедар» отправили на торговую заставу на планете Уба в секторе Барса. Не желая подвергать карьеру Висковиса каким-либо негативным последствиям, которые, по мнению чисса, могли стать результатом его действий, Траун вызвался взять на себя всю ответственность за операцию на Убе по возвращению «Дромедара». Решив, что Траун пытается таким образом забрать себе всю славу, Висковис рассердился и спорил с Трауном в течении нескольких минут, однако в конечном счете решил приберечь аргументы на потом. Вернувшись к более важным вопросам, Траун и Висковис отправили войска на Убу и Кейтум, чтобы арестовать пиратов и забрать украденный газ тибанну. Озвучив догадку, что украденный газ могли забрать с Убы на соседствующую с ней планету Крил’Дор, Траун также приказал отправить туда войска в качестве дополнительных усилий.[4]

Последствия инцидента на «Дромедаре» Править

Благодаря действиям, предпринятым Трауном на Ансионе, «Дромедар» и канистры с газом тибанной были найдены и возвращены, однако Сигни удалось избежать поимки. Однако, как только канистры были осмотрены, было обнаружено, что Ночной Лебедь сумел тайно изъял содержимое двенадцати из двадцати канистр, используя вариант метода, о котором Траун рассказывал на борту «Дромедара». Это частичное поражение сильно задело Трауна, что породило его одержимость Ночным Лебедем и продолжительное соперничество с ним.[4]

Alisandre Hotel ballroom

Дриллер Мардапп указывает на Трауна своим спутницам

Несмотря на тот факт, что операция увенчалась успехом, Траун оказался под угрозой трибунала от высшего командования за свои действия в ходе инцидента на «Дромедаре». По этой причине Траун провёл неделю Восхождения и день Империи на Корусанте, посещая празднования и заводя знакомства с представителями влиятельной элиты вместе с Вэнто и полковником ИББ Вуллфом Юлареном. Юларен верил, что действия Трауна на Ансионе были оправданными и полезными, а потому помогал Трауну избежать проигрыша на трибунале, знакомя чисса с сенаторами и министрами, которые, по его мнению, могли оказаться полезными в ходе разбирательства. На одной из таких вечеринок во время недели Восхождения в большом бальном зале отеля «Алисандр» Траун впервые встретился с Ариндой Прайс, которая в тот момент была помощницей сенатора с Лотала Домуса Ренкинга. Между ними произошёл краткий разговор, в ходе которого Прайс безошибочно угадала причину пребывания Трауна на праздновании, после чего чисс в компании Вэнто и Юларена отправился побеседовать с следующим сенатором.[4]

Стратегия Трауна и Юларена в конечном счете окупилась, и трибунал снял с чисса все обвинения. Несмотря на то, что трибунал принял решения объявить дело об инциденте на «Дромедаре» официально закрытым, Трауна по-прежнему беспокоили исход инцидента и хитроумие Ночного Лебедя. Кроме того, он находил знание Ночного Лебедя о ценности дроидов-пильщиков «Марк I» интригующим, попросив Вэнто расследовать поставки дуния. Траун начал предполагать, что Империя втайне работает над засекреченным военным проектом определённого рода, и пожелал докопаться до истины.[4]

После оглашения решения трибунала Траун получил от высшего командования новое назначение. Он был повышен до звания капитана и назначен на должность первого помощника на борту лёгкого крейсера типа «Арквитенс» «Громовое жало», а Вэнто продолжил свою службу при Трауне в качестве помощника. Траун был разочарован, что Вэнто не продвинулся по службе, ходатайствуя о его повышении, но так и не смог ничего добиться. Капитан Траун и мичман Вэнто отправились к месту своего нового назначения.[4]

Выслеживание пиратов и мятежников Править

После назначения на «Громовое жало», Траун провёл следующий год, охотясь на контрабандистов и пиратов в Среднем Кольце под руководством коммандера Алфрена Чино. За это время Траун также совершил пять визитов на Корусант, где в Императорском дворце он предоставлял Палпатину необходимые для навигации в Неизведанных Регионах данные. Кроме того, Траун также посещал Юларена во время каждого из своих пяти визитов, проводя вместе с ним расследование касательно Ночного Лебедя и его деятельности в галактике.[4]

Где-то к концу своего первого года службы на борту «Громового жала» Траун заметил внезапное повышение стоимости дроидов-стервятников в ходе пополнения своей коллекции. Надеясь исследовать причину, Траун купил ещё одну партию дроидов-стервятников, улучив момент и тайком подсмотрев накладные родианского торговца. Именно благодаря данным из этих накладных, Траун обнаружил, что Ночной Лебедь приобрёл большое количество дроидов-стервятников, оплатив партию иридием.[4]

Вскоре после этого Траун и Вэнто выследили и арестовали группу контрабандистов, занимавшихся контрабандной иридия, спрятав металл в раковинах пакларнских грист-моллюсков. Рассмотрев этот вопрос в дальнейшем, Траун сделал вывод, что рост контрабанды был организован Ночным Лебедем, который использовал контрабандный иридий, чтобы расплатиться за крупные партии дроидов-стервятников. Надавив на захваченных контрабандистов, Траун обнаружил, что Ночной Лебедь упомянул Умбару, когда отдавал контрабандистам распоряжения. Вэнто выразил сомнения в этой информации, предположив, что Лебедь использовал Умбару в качестве ложного следа — по мнению мичмана жители Умбары не решились бы вновь организовать повстанческое движение из-за своего решения присоединиться к сепаратистам и последовавшего поражения во время Войн Клонов. Тем не менее, Траун, полагавшийся на свою интуицию, был уверен в своём предположении и полагал, что расследование на предмет повстанческой активности на Умбаре было необходимым.[4]

Интуиция Трауна не подвела его; на Умбаре были замечены повстанческая активность, и «Громовое жало» отправилось к планете, чтобы помочь положить конец этому мятежу находившейся там оперативной группе адмирала Карлу Гендлинга.[4]

Битва над Умбарой Править

Траун провёл весь путь к Умбаре, заперевшись в своей каюте. Он использовал моменты уединения, погрузившись в изучение умбаранской культуры, окружив себя голограммами умбаранского искусства различных эпох. Чисс подметил тонкие различия между искусством республиканского периода и имперского периода и на основе этих сходств и различий сделал выводы касательно особенностей современной умбаранской культуры и военной доктрины.[4]

Однако ход мыслей Трауна был прерван, когда в его каюту вошёл Вэнто, доложив капитану о прибытии в систему Умбара, а также передав просьбу коммандера Чино Трауну присутствовать на мостике. Когда чисс явился на мостик, «Громовое жало» уже заняло позицию и находилось в состоянии полной боевой готовности, присоединившись к соединению Гендлинга из звёздного разрушителя «Передовой» и двух корветов типа «Налётчик». Наблюдая за обстановкой с мостика, беседовавший с Трауном Чино иронично отметил, что надеется на нападение со стороны умбаран, так как в этом случае у «Громового жала» появился бы шанс отличиться в глазах командования. Траун, тем не менее, оценил возможность нападения умбаран, как маловероятную.[4]

Продолжив наблюдать за развитием событий с мостика, Траун вместе с Вэнто и Чино стал свидетелем того, как Гендлинг выдвинул свой ультиматум умбаранским мятежникам, потребовав от них немедленной сдачи их лидеров в течении часа, в случае отказа пообещав обрушить на Умбару имперское возмездие. Энсин Вэнто отметил, что ультиматум Гендлинга никак не разрешил проблему, после чего из-за дальней луны Умбары появился рой из четырех сотен дроидов-стервятников, знаменуя начало сражения.[4]

В начавшейся битве командование контратакой возглавил коммандер Чино. Вэнто сказал Трауну об ошибочности его суждения, однако чисс не спешил отказываться от своего первоначального мнения, полагая, что умбаране не имеют никакого отношения к нападению, а лишь наблюдают за развитием событий, пытаясь понять, стоит ли им присоединиться к сражению или нет.[4]

Однако битва была ещё далека от завершения, а «Громовое жало» между тем получало всё больше и больше урона. Траун понял, что Чино был не в состоянии успешно вести бой и, благодаря своему влиянию на пожилого коммандера, без особых училий взял на себя командование «Громовым жалом». Отправив старшего лейтенанта Хаммерли за турболазерную установку, Траун вместе с Вэнто засели за панель сенсорного контроля Хаммерли, чтобы более досконально изучить атаки дроидов-стервятников. Некоторое время наблюдая за шаблоном атаки дроидов-стервятников, Траун сделал вывод, что дроиды-стервятники действовали не по стандартной для них роевой программе, а, скорее всего, управлялись непосредственно с наземного передатчика. Обнаружив мёртвые зоны передачи, в которых происходило изменение поведения стервятников с контролировавшегося извне на роевую тактику, Траун смог точно определить местоположение наземного передатчика на поверхности Умбары. По завершению своей аналитической работы Траун связался с Чино, попросив его сообщить Гендлингу информацию о местонахождении передатчика. Тем не менее, Гендлинг решил, что анализ Трауна опирался на догадки, и не воспользовался данным советом.[4]

Разочарованный глупостью Гендлинга, Траун приказал офицеру связи просигнализировать уцелевшим кораблям атаковать дроидов-стервятников в те моменты, когда они оказывались в мёртвых зонах передачи. Командовавшие оставшихся кораблей приняли стратегию Трауна и сменили тактику, быстро переломив ход битвы. К завершению сражения один из корветов был уничтожен, а уцелевший корвет, «Громовое жало» и «Передовой» получили серьёзные повреждения, однако все дроиды-стервятники были уничтожены, а Умбара безоговорочно сдалась Империи.[4]

Несмотря на тот факт, что стратегия Трауна выиграла то, что в начале казалось проигранным, Гендлинг был в ярости как на Трауна, так и на Чино за их роли в битве. Его гордость уязвлена, поэтому Гендлинг пообещал Чино, что на этом его карьера закончится. Но когда Гендлинг уязвил Трауна, Чино вмешался, чтобы спасти его карьеру. Когда-то они были одни, Чино признал, что он считал Трауна будущим Имперского флота, сказав, что было привилегией быть командиром Трауна даже на короткое время.[4]

После ухода со встречи с Гендлингом и Чино, Траун встретился с Вэнто, чтобы обсудить возможность участия Ночного Лебедя в битве. Проанализировав значение умбаранской руды а также успешной ставки контрабандистов с Умбары против контрабандистов с планеты под контролем Империи, Траун сделал вывод, что Ночной Лебедь организовал сыр-бор на Умбаре, чтобы проверить, захватила ли Империи умбаранские шахты в целях дальнейшей контрабанды. Ещё Траун пришел к выводу, что Ночной Лебедь целенаправленно позволил контрабандистам с иридием быть пойманными, чтобы привлечь имперцев на Умбару. Поражённый этим, Траун признался, что он будет вынужден ждать, пока Ночной Лебедь решит снова действовать.[4]

В результате действий, предпринятых во время битвы, Чино был вынужден уйти в отставку из-за Гендлинга и высшего командования. Это решение сильно разозлило Трауна, поскольку он считал его не более или менее глупой тратой ресурсов. Удивленный реакцией Трауна, Вэнто сообщил ему, что Чино был не первой карьерой флота, которую Траун уничтожил и не последней карьерой, которую он уничтожит. Траун был раздосадован, но смирился с реальностью своего положения и военной политики Империи.[4]

Изучение Ночного Лебедя Править

Встреча с Юлареном Править

Вскоре после отставки Чино, Траун и Вэнто посетили офис Юларена на Корусанте для обсуждения продолжающегося расследования деятельности Ночного Лебедя. Юларен сообщил, что ИББ удалось связать Ночного Лебедя с контрабандой металла, покупками антиквариата и политическими протестами, но не смог определить личность человека. Заинтриговало упоминание политического протеста, поэтому Траун попросил дать ему список мероприятий Ночного Лебедя. Проводя своё расследование дальше, Траун спросил Юларена об активности мятежников на Корусанте. Юларен отклонился от его теории, полагая, что политические волнения на нижних уровнях никогда не смогут повлиять ни на что. Траун отказался смягчиться, однако, противодействуя неверию Юларена, сослался на протесты в офисе мэра Атоллового залива на Нубие. Юларен отметил, что протест был успешным только потому, что повстанцам удалось проникнуть в штат слуг в столице, и Траун пришел к выводу, что повстанческое движение на Корусанте может быть одинаково эффективным, если повстанцы проникли в правительство через телохранителей, обучающихся в спортзале. Юларен признал, что Траун был прав, и трое отправились на расследование спортзалов Корусанта.[4]

Визит в спортзал «Йинчом» Править

В конце концов, ведущие следствие в спортзале «Йинчом» Траун, Юларен и Вэнто узнали, что сенатская стража тренировалась в спортзале, которым владела тогорианка по имени Х’сиши. Ждавший разговора с Х’сиши, Траун снова поговорил с Прайс, которая теперь работала в адвокатской коллегии «Заоблачная даль» и в спортзале для уроков самообороны и общения с сенатской стражей.[4]

После краткого разговора с Прайс, Траун поговорил с Х’сиши, получив записи о правительственных контрактах спортзала и обученной страже. Стремясь узнать больше о тогорианке перед ним, Траун бросил вызов Х’сиши на передовой боевой дуэль под видом поиска инструктора для городской боевой единицы. Незадолго до дуэли Траун попросил Прайс назвать ее адвокатскую группу, обращая внимание на реакцию окружающих, когда Прайс раскрыла название своей организации. В это время Траун наблюдал за Х’сиши, но и Прайс и её подруга Джуахир Мадрас, так как Мадрас Х’сиши были сосредоточены на бое. После дуэли Траун похвалил тогорианку — стиль боя на палках Х’сиши вдохновил его, и он выразил свой интерес за один день обучения этого от нее.[4]

За пределами спортзала Траун поделился своими выводами с Вэнто и Юлареном, сообщив, что, по его мнению, в «Заоблачной дали» было больше, чем встречалось глазу, и что, хотя Х’сиши, несомненно, была невиновна, а Мадрас, вероятно, был соучастником. Траун хотел продолжить расследование, но новые приказы высшего командования не позволили этому сбыться.[4]

Трауну было приказано провести следующие четыре недели, в то время как «Громовое жало» было отремонтировано в Императорском Дворце, наметив Неизвестные Регионы с Императором Палпатином. Как только ремонт был закончен, Траун снова был назначен патрулировать Среднее и Внешнее Кольцо, но он был повышен до командира и капитана «Громового жала» после отставки Чино.[4]

Тайная встреча с Прайс Править

Gilroy Plaza Diner

Встреча Трауна и Прайс

Когда-то во время своего четырехнедельного пребывания в Императорском Дворце Траун был призван Прайс, чтобы помочь ей избежать ловушки, которая была заложена для неё имперским моффом Гади. Надев очки и капюшон, чтобы скрыть свою личность и замаскироваться под панторанца, Траун встретился с Прайс в ресторане «Гилрой-Плаза», чтобы обсудить ловушку Гади и разобрать её. Прайс вручила Трауну датакарту, наполненную доказательствами коррупции Гади, запрашивающий, что он вместе с Юлареном и гарантировавший, что только Юларен знал, что это пришло от нее. Траун согласился сделать так, как она просила, но отказался передать его до самого лучшего момента, выводя, чем дольше он оставался в ИББ, тем больше вероятность того, что Гади получит его в руки через своего информатора. Прайс утверждала, что она не хочет ждать, пытаясь подкупить Трауна, чтобы как можно скорее отдать его Юларену. Они обсудили политику военного продвижения и ремонта кораблей, Прайс предложила использовать свои контакты, чтобы ускорить ремонт «Громового жала» и и чтобы Вэнто получил долгожданное повышение. Траун прислушился к услугам Прайс, придавая большое значение на продвижение Вэнто и ремонта своего корабля. Как свою часть сделки, Траун предложили Прайс некоторым военного советы; он посоветовал ей использовать ненависть Гади на Таркина в свою пользу либо стать союзником себя с Таркином или использовать Таркин в силу Гади себе союзника с ней.[4]

Перед тем, как покинуть ресторан, Траун спросил Прайс, будет ли она готова включить группу «Заоблачной дали», если будет обнаружено, что они участвуют в повстанческой деятельности. Прайс ответила, что полностью отвернется от них, и встреча закончилась.[4]

Борьба за земли клана Эйф Править

Некоторое время после того, как Траун вернулся в патрульную службу в качестве капитана «Громвого жала», он был назначен, по его просьбе, для расследования, посредничества и решения земельного спора на планете Сайфар между сайфари и человеческими колонистами. Траун заметил всплеск экспорта моллюсков с Сайфара напоминает контрабандные операции Ночного Лебедя, что привело его на Умбару, и сделал вывод, что на экспорт были приглашения Ночного Лебедя. Траун провёл путь на Сайфар, обсуждая свои теории с Вэнто, особенно его убеждение, что Ночной Лебедь был связан с резким увеличением кражи дуния, земельными спорами и общими беспорядками, которые распространяли военные силы Империи.[4]
Thrawn 4 Cyphar

Траун на «Громовом жале» прибывает к Сайфару

Прибыв на Сайфар, Траун и Вэнто приняли участие в совещании, чтобы обсудить обстоятельства спора с мэром человеческой колонии анклава Холленсайд Порд Бенчелом, Ленорой Скат, Бригт Полсери, Клэем Тано и небольшой комитет других заинтересованных граждан. Встреча была краткой и враждебной, Полсери и Скат, в частности, сочли нелепым, что Траун хотел услышать обе стороны, прежде чем вынести своё мнение. Спор между людьми и сайфарским кланом Эйф считал, что вряд ли Траун был главным приоритетом во время встречи. Траун сделал вывод, что весь земельный спор был искусно прикрытым и провел совещание с целью изучения признаков виновности или невиновности в контрабанде Бенчела, Скат, Полсери и Тану, что спор был призван скрывать.[4]

На шаттле, летя на встречу с вождём клана Эйф Джоко, Траун обсудил свои находки с Вэнто. Оба пришли к тому же выводу, что Скат, Полсери и Тану причастны к контрабандистской деятельности, но Бенчел не обращал внимания ни на что, кроме того, что ему сообщили о земельном споре.[4]

Затем Траун и Вэнто посетили мобильную базу собраний клана Эйф чтобы поговорить с Джоко. Джоко обратился со своим делом к Трауну, сказав ему, что спор начался, когда люди из анклава Холленсайд вторглись на земли Эйф и что все проблемы с тех пор были либо самообороной, либо актами возмездия. Находясь в доме собраний, Траун тонко изучал произведения искусства на стенах, выясняя информацию о культуре и стратегии Эйф.[4]

Затем Джоко показал хлебное поле, откуда началось вторжение, на голокарте, где было скорее всего показаны траектории премещения аэроспидера и точки человеческих нападений на земли Эйф или атака сайфари на Холленсайд. Траун изучал как поврежденное зерно, так и места атаки, быстро различая закономерности и разрабатывая план борьбы с захватчиками. Траун предостерег Джоко от нападения на Холленсайд снова, пообещав вождю, что ситуация будет решена в ту ночь, если он выполнит его приказ. Траун решил провести ночь в доме собраний с Вэнто, предложив штурмовикам Джоко защиту и приказав ему покинуть окрестности. Джоко поколебался, но последовал приказу Трауна после того, как Траун пообещал еще раз, что он разрешит ситуацию за одну ночь. Траун был уверен в своем обещании, что сможет исправить это в ту ночь; он пришел к выводу, что колонисты увидят в тот вечер свой последний шанс продвинуть контрабандную операцию, пока расследование не будет закрыто.[4]

В ту ночь Траун и Вэнто наблюдали издалека, как на земли клана Эйф приехали три лендспидера, полных людьми во главе с Тану, и начали копать руду. Траун тут же сосредоточил своё внимание на Тану, попросив Вэнто чтобы найти всю информацию про Тану. Вэнто показал, что Тану изучал органическую химию и что его брат был арестован за хранение спайса из скарна. Траун нашёл то, что искал в информации про скарн, вызвав штурмовиков и эскорт истребителей во главе с лейтенантом Гиммом на их место. Надеясь остановить преступников от побега, прежде чем они могут быть арестованы, Траун вытащил свой бластер и открыл огонь, уничтожив репульсорные двигатели двух лендспидеров. После короткой перестрелки Трауну и Вэнто удалось оглушить всех преступников и арестовать Тану, допросив его под дулом пистолета в спидере, в котором он пытался убежать. Тану признался, что Полсери создал для контрабанды участок скарна и что он был вынужден участвовать в качестве химика. Траун был недоволен своим ответом, однако, указав Тану, что он мог бы легко изменить формулу, чтобы сделать гораздо менее мощную и незаконную версию скарна, которую Полсери никогда не заметит. Тану, потрясённый логикой Трауна, признал, что Траун был слишком умен для своей лжи, но быстро добавил, что он ничего не сделал, потому что Траун имел достаточно доказательств, чтобы арестовать его. Траун затем спросил о Ночном Лебеде, и Тану признался, что Скат привела его, чтобы помочь планам контрабанды.[4]

Не имея ничего, чтобы зарядить Тану, но не желают смириться с поражением, Траун изучал Тану по скарн-датчику и быстро сформулировал план, чтобы положить конец контрабанде скарна, не арестовывая Тану. Встретившись с Гиммом, Траун показал его датчик и приказал ему лететь близко к земле, используя его для последующей подземной жилы скарна. Когда Гимм пролетел вдоль жилы, Траун приказал лейтенант-коммандеру Осгуду использовать турболазеры «Громового жала», чтобы стереть жилу скарна позади него. Как только ночь закончилась, план Трауна увенчался успехом, и скарн был выжжен из существования.[4]

План Трауна, хотя и был успешным, был встречен ответной реакцией со стороны как высшего командования на Корусанте, так и Джоко на Сайфаре. В последнем противостоянии с Джоко перед его отъездом Трауну было обещано, что Джоко обжалует его действия в надежде обеспечить еще один военный трибунал для Трауна. Траун не выразил сожаления по поводу своих действий, однако, полагая, что он сделал все возможное в этой ситуации. Он чувствовал полную апатию к презрению высшего командования к нему, полагая, что они хотели, чтобы он был человеком, но были некоторые ситуации, которые могли быть просто решены только его конкретной стратегией.[4]

Повышение до коммодора Править

После того, как Траун был вновь очищен от всех обвинений в неправомерном поведении, он и «Громовое жало» вернулись на охоту за контрабандистами и расследованием незаконной деятельностью, связанной с Ночным Лебедем. Используя знания Вэнто о доставке и снабжении, Траун смог обнаружить и искоренить несколько операций по контрабанде дуния, по крайней мере две из которых были связаны с Ночным Лебедем. Расстроенный тем, что Ночной Лебедь все еще ускользает из пальц Империи, Траун связался со своими коллегами-офицерами с предупреждениями о Ночном Лебеде, но его предупреждения, как правило, не воспринимались всерьез. Кроме того, Траун продолжал недоумевать из-за чрезмерно высокого спроса Империи на дуний, все еще не найдя ответов, несмотря на продолжающееся расследование его и Вэнто.[4]

В конце концов, Траун и Вэнто были удивлены повесткой высшего командования с Корусанта. Однажды на Корусанте Траун и Вэнто оказались в центре церемонии награждения, на которой присутствовали различные адмиралы и гранд-мофф Таркин. За выдающиеся успехи и необычно быстрое продвижение по службе Траун был повышен от командира до коммодора и получил под командование звёздный разрушитель типа «Имперский I» «Химера». Кроме того, Вэнто был повышен от энсина до лейтенант-коммандера, что очень порадовало Трауна. После завершения церемонии Траун кратко поговорил с Таркином, обсудив продвижение Прайс к губернатору Лотала и тонко поблагодарил Прайс за её роль в продвижении Вэнто. После того, как Таркин уехал, Траун кратко обменялся сердечными поздравлениями с Вэнто, прежде чем они поднялись по свое карьере на борту «Химеры».[4]

Подавление мятежа Править

Миссия на «Семпре» Править

Однажды во время пребывание Трауна на посту командира «Химеры», «Химера» получила сигнал бедствия от войскового перевозчика «Семпре». Встретившись на мостике, чтобы обсудить миссию с Вэнто, старшим офицером связи Ломаром, штурмовиком-коммандером Эйром и своим первым помощником Карином Фаро, Траун обсудил свою веру то, что Ночной Лебедь стоит за кражей фрегата «Кастилус» и звёздными истребителями V-19, которые напали на «Семпре», но не за самой атакой. Траун также поставил под сомнение мотивацию атаки, поскольку Эйр показал, что «Семпре» на самом деле не перевозил штурмовиков, когда был атакован. Эйр отказался разглашать больше, твёрдо утверждая, миссия на «Семпре» была засекречена и что только он и его солдаты будут допущены на борт для борьбы с угрозой. Траун воспринял эту новость без энтузиазма, спокойно командуя Фаро, чтобы проверить оружие «Химеры», и Вэнто, чтобы убедиться, что они идут на максимально быстрой скорости.[4]

Почти два часа спустя Траун прибыл на место нападения и обнаружил, что экипаж «Семпра» был полностью уничтожен и что «Кастилус» и «Ви-19» давно исчезли. Приказы Эйера больше не имели значения, поскольку они не успели добраться до Семпре вовремя, Траун и Вэнто поднялись на борт Семпра, чтобы наблюдать за бойней. Осторожно двигаясь по кораблю, Траун заметил, что только у некоторых из погибших были ожоги от бластеров, а остальные, похоже, были жестоко избиты до смерти. Изучая пятна крови на стенах, Траун отметил несколько, которые, казалось, были написаны глифами или попытками слов. Двигаясь глубже в корабль, Траун снова оказался заблокирован одним из людей Эйера, который отвечал за охрану казарм. Любопытно, что скрывает Империя, Траун приказал штурмовику отойти в сторону, утверждая, что, увидев содержимое казарм, он должен был восстановить справедливость в отношении убитых. Когда штурмовик продолжал настаивать на том, что содержимое комнаты было засекречено, Траун повысил голос, крича в гневе, чтобы штурмовик отступил. Вэнто был удивлен нехарактерным для Трауна гневом, но, оказавшись в казарме, Траун объяснил, что это был прагматичный выбор-казаться сердитым, чтобы прервать разговор. Внутри комнаты Траун обнаружил то, что империя пыталась скрыть; Семпр был использован для транспортировки.[4]

Вернувшись на мостик химеры, Траун снова встретился с Вэнто, Фаро и Ломаром, чтобы обсудить этот вопрос. После того, как Фаро показал, что атакующие V-19 уничтожили генераторы щитов Sempres, гипердвигатель и субсветовые двигатели, Траун пришел к выводу, что целью атаки было освободить рабов, а не взять на себя командование Sempre. Сосредоточившись вместо этого на рабах, Траун спросил, какой вид перевозил корабль, на что Ломар ответил, что он использовал аудио корабля и размер ограничений, чтобы определить, что рабы были Вуки. Используя Кашийик в качестве отправной точки, А Семпрес в качестве конечной точки, Трауну и Вэнто удалось определить местоположение секретного центра обработки рабов империи как Лансенд двадцать шесть, старый сепаратистский плацдарм из Войн Клонов. Определив кровавую отметку на стене как символ клана Вуки, означающий неповиновение, Траун пришел к выводу, что на Лансэнде двадцать шесть был диверсант, и что спасенные Вуки и борцы за свободу атакуют там в попытке освободить больше рабов империи. Решив преуспеть в Лансенде двадцать шесть, где они потерпели неудачу в Семпре, Траун приказал радиомолчать, когда Химера приблизилась к обрабатывающему центру.[4]

Когда «Химера» прибыла в Лансенд двадцать шесть, станция уже подверглась нападению Кастилии и ее эскадрилий V-19. Траун быстро развернул эскадрилью связи, чтобы справиться с угрозой, приказав им отключить Кастилус, не уничтожая его. Он также распорядился сигнал направляется к близлежащей базовой Baklek, прося помощи. Связавшись с полковником Зеноком из Лансенда двадцать шесть, Траун узнал, что диверсант уже схвачен, и запросил голографическую карту станции. Используя карту для отслеживания позиций сбежавших рабов и нападавших, Траун выстрелил по станции, уничтожив ее части, чтобы поймать беглецов целыми и невредимыми в разделе B-5. Угроза внутри станции нейтрализована, Траун обратил внимание химеры на то, что осталось от атакующего фрегата и V-19.[4]

Когда битва подошла к концу, Вэнто подошел к Трауну и спросил, Что будет с рабами Вуки. Траун ответил, что рабы Вуки останутся с Зеноком на Лансенде, что побудило Вэнто выразить свое недовольство идеей империи, использующей рабов вообще. Траун ответил, что вполне возможно, что они были фактически наемными слугами, пленниками или добровольно продали себя в рабство, чтобы погасить долги, но признал, что маловероятно, что Вуки были чем-то большим или меньшим, чем невинные захваченные рабы. В конце концов, он пришел к выводу, что это не имело значения. В глазах Трауна Вуки теперь были императорской собственностью и с ними нужно было обращаться как с таковыми.[4]

Мятеж на Ботаджефе Править

Спустя некоторое время, Траун и «Химера» были призваны на флот адмирала Джока Донассиуса, чтобы подавить мятеж на Ботаджефе. Планета во главе с губернатором Кеслем провозгласила независимость от Империи, и Империя, опасаясь, что это может привести к еще одной конфедерации независимых систем, приказала Трауну подавить восстание любыми необходимыми средствами. Немедленно взяв курс на Ботаджеф, Траун повернулся к Вэнто, Фаро и старшему лейтенанту Пайронди, чтобы обсудить этот вопрос. Пайронди предложил ей неверие в то, что Кесл будет бунтовать в одиночестве с осознанием того, что вся военная мощь «Химеры» в одиночку мог остановить их восстание мертвых на своем пути, к которым Фаро ответил, что она опасается, что Ботаджеф может быть просто одним из многих миров готовится объявить независимость. Траун слушал их теории, не предлагая ни одной из своих, и внимательно слушал, как Пайронди описывал ему природу последователей народа Джефи. Тщательно отмечая склонность Джефи следовать за каждым, кто представлял себя способным лидером, Траун предположил, что лучшей общей стратегией может быть свержение Кесл в пользу нового, не повстанческого лидера. Разговор закончился, Траун удалился в свою каюту и оставил Фаро отвечать за мостик.[1]

Траун провел остаток четырнадцатичасового перехода к Ботаджефу в своей каюте, изучая произведения искусства Джефи. Он чувствовал, что искусство отражает самосознание; Траун чувствовал, что низкоконтрастные скульптуры показывают самосознание своих недостатков, тогда как их трессилы изображают их веру в стабильность их политической системы.[1]

За два часа до прибытия химеры в Ботаджеф Вэнто прибыл в каюту Трауна, чтобы обсудить свои растущие опасения по поводу миссии. Вэнто опасался, что миссия была создана правительственными чиновниками и высшим командованием, чтобы заставить Трауна выглядеть плохо, либо изображая его как сумасшедшего инопланетянина, который уничтожил планету невинных последователей, либо как труса, неспособного справиться с существенными силами планетарной обороны Ботаджефа и вынужден отступить. Траун, однако, был уверен, как всегда, что он сможет избежать попадания в такую ловушку. Переводя разговор, когда Вэнто угрожал, что беспорядок может означать понижение в должности до перевозчика руды, такого как старое задание Росси, Траун снова поднял их расследование секретного военного проекта империи. Делясь своими последними исследованиями с Вэнто, Траун показал, что он пришел к выводу, что это был один большой военный проект с гипердвигателем в масштабах, которых Империя никогда раньше не видела. Траун признал, что считает продукт глупой тратой ресурсов, полагая, что империи будет разумнее направить свои ресурсы в более гибкий и мобильный флот капитальных кораблей и истребителей. В надежде проверить проект для себя, Траун рассказал Вэнто, что использовал векторы с кораблей-рабов вуки и транспортов Росси с дунем из Сокорро, чтобы обнаружить вероятное местоположение строительной площадки секретного проекта. Траун сказал Вэнто, что как только представится возможность, они продолжат расследование. Переключив разговор обратно на настоящий вопрос, Траун вытащил голограмму квеста, доставляющего декларацию независимости от Империи. Указывая на манеры квеста, Траун отметил, что он, похоже, осмелился дать отпор Империи, и предположил, что столица будет сильно укреплена и что силы планетарной обороны будут развернуты, чтобы держать химеру на расстоянии. Закрыв голограмму, Траун и Вэнто вернулись на мостик, чтобы обсудить дальнейшую стратегию.[1]

По прибытии в Ботаджеф Траун обнаружил, что его теория об обороне планеты оказалась правильной. Планета была защищена из космоса два CR90 корвета, а также пять эскадрилий в-19С отправляется с базы на северном полюсе и две эскадрильи с базы на южном полюсе, и губернаторский дворец был укреплен пятью наземными турболазерами. Уверенный в своей способности справиться с ситуацией, Траун приказал командиру истребителя Ив запустить связи химеры, чтобы выполнить пролеты мимо корветов и сформировать экран между химерой и V-19. Мгновение спустя Трауну позвонил Кеслу, сообщив, что он вторгается в пространство Джефи и должен либо покинуть его, либо быть обстрелян. Спокойно отвечая как средство выиграть время, Траун сообщил Кеслу, что его акт отделения был прямым нарушением фиктивного договора о Войне Клонов, подписанного Ботаджефом в конце войны. Пока он говорил, Траун наблюдал за СИД, отмечая легкое подергивание корвета правого борта и отсутствие реакции с левого корвета. Выяснив всю необходимую информацию, Траун приступил к выполнению своего плана, приказав специальному подразделению связи Ива уничтожить турболазерные установки Кесля. Как Траун отвлекаться Кесл с его нападением на turbolasers, он перешел химеры ближе, захватывая борта корвета в Луч Звездный Разрушитель. Когда он это сделал, Кесл ахнул и споткнулся, подтверждая теорию Трауна; Кесль и ценное искусство Джефи были на корвете правого борта CR90. Эта информация в руке, Траун правильно сделал вывод, что восстание было инсценировано, чтобы позволить Кесл украсть и продать ценную коллекцию произведений искусства Джефи. Кесл были предназначены для Трауна уничтожить дворец, чтобы покрыть воровство при Кесл умер во время завязавшегося боя. Траун открыл Кесл, что облет показал, что на борту корвета было человеческого экипажа, а на борту корвета было Джефи экипажа; он предположил, что Кесл был на человека корвета, как это было маловероятным, что Джефи экипаж мог бы оказать помощь в краже собственного искусства. Траун втянул корвет, пообещав Кесл, что он предстанет перед судом за свои действия, прежде чем прервать передачу. Приказав задержать пленников и вернуть искусство в Джефи, Траун приказал Вэнто сообщить верховному командованию, что ситуация разрешена.[1]

За этот и другие успехи Траун был произведен в адмиралы, а Вэнто в командиры.[1]

Битва при Бэтонне Править

Прелюдия к битве Править

Как действия мятежников начал укреплять по всей галактике, Траун и Вэнто были приглашены представлять 96-й целевой группы на заседании высокого безопасности Донассиуса. Внутри конференц-зал Трауна был встречен Юларен, Донассиус, Адмирал Дуррил задания 103-й группы, и Адмирал Киншара 125-го. Также присутствовали губернаторы Ристос, Вистран, Исторн, а также Прайс, представляющий на планетах риск Бэтонн, Денэш, Саммун, и Лотал соответственно. Занимая свое место за столом, слушал, как Траун Yularen описал ситуацию; на представленных планетах вспыхнула серия скоординированных мятежей, свидетельствующих о потенциальной активности повстанческих ячеек. Юларен двинулся вперед, чтобы сообщить адмиралам и губернаторам, что восстанием на Лотале занимается адмирал Константин, и что мятежная деятельность на острове Бэтонна. Юларен объяснил, что имперский гарнизон острова Скрим был захвачен повстанцами, которые захватили заложников и захватили контроль над энергетическим щитом острова и ионными пушками. Траун был назначен Бэтонн и остров маскировочную сетку, но нашли информацию, представленную Юларен в отношении которого пушки были оперативные неадекватным планировать свое нападение. Попросив больше времени для изучения ситуации и разработки плана, Траун был резко проинформирован Донассиусом о том, что у них нет времени просто изучать ситуацию, не предпринимая никаких действий. Отказываясь принимать меры, которые могли бы привести к гибели невинных людей, Траун отказался от задания и вместо этого был назначен повстанцем на Саммун, в то время как обязанность вернуть остров Скрим была передана Дуррилу и 103-й.[1]

После встречи Траун и Вэнто обсудили последствия решения Трауна так открыто не уважать назначение высшего командования. Траун с уверенностью утверждал, что, хотя он, возможно, испортил восприятие его верховным командованием в настоящее время, это быстро изменится. Он был уверен, что нападение на остров Скрим плохо кончится для Дуррила и что он, как всегда, сможет навести порядок. Холодно бескорыстно в это скажется на карьере Дуррил это, Траун резко закончил разговор и провел остаток ходьбы до посадочной платформы молча изучая Sammuni искусства.[1]

Прибыв на посадочную платформу, Траун связался с Фаро на борту «Химеры». Траун приказал ей доставить химеру и 96-ю оперативную группу в Саммун, устно дав ей стратегию быстрого подавления восстания Саммунов. Кроме того, Траун просил, чтобы она отправляет лёгкий крейсер типа «Арквитенс» «Шайрак» и капитан Бренто, чтобы его использовать в своем плане. Фаро согласился с указаниями Трауна, согласившись связаться с ним после того, как с мятежом будет покончено. Вэнто выразил озабоченность в связи с тем, что Траун решил вновь отклониться от порученной ему миссии, но Траун был спокоен перед лицом возможной реакции со стороны высшего командования. Он еще раз уверенно заявил, что все закончится, как и планировалось, сообщив Вэнто, что, пока Фаро будет заниматься делом Саммуна, они будут наблюдать за нападением Дуррила на остров Скрим.[1]

Посадка в неприметный светло-транспортник Слипкнот, Траун взял курс на Бэттон.[1]

Наблюдение за островом Скрим Править

Arriving in space above Batonn, Thrawn positioned the Slipknot in a location where it could view both the Judicator and Scrim Island. From the Slipknot, Thrawn watched as the insurgents carried out their strategy and left Durril flailing. The insurgents, Thrawn observed, weathered Durril’s attacks by hiding behind an island covering shield. In the time between attacks, the shield contracted, allowing the Scrim Island insurgents to use ion fire to incapacitate Durril’s ships. Thrawn also observed eight small space freighters flying close to the sea between Scrim Island and Batonn's main continent to avoid detection. As he watched, seven of the freighters continued towards the continent while the eighth slipped off to space. Temporarily shifting his attention back to Scrim Island, Thrawn noted that the insurgents were in possession of a turbolaser that Yularen’s intel had failed to mention.[4]

His interest piqued by the freighter attempting to flee, Thrawn directed Vanto to hail it with a tight comm signal before it could jump to lightspeed. Instructing Vanto to use the pseudonym "Horatio Figg, " Thrawn explained that he wanted Vanto to convince the insurgents onboard that they were weapons smugglers in order to gain access to the insurgents' base. Once Vanto received the coordinates, Thrawn commanded him to make the jump, leaving Durril and the 103rd to their fate. Vanto expressed unease with Thrawn’s choice, but Thrawn assured him that he had already sent out a distress call on Durril’s behalf and that he had seen more than enough of the Scrim Island insurgents' strategy to formulate a strategy of his own.[4]

Leaving Brento and the Shyrack to track the movements of the seven freighters remaining on Batonn, Thrawn jumped to the coordinates that the eight freighter had given Vanto.[4]

Проникновение на корабль контрабандистов Править

At the coordinates, Thrawn discovered a large Clone Wars-era Nomad starship that the smugglers had set up as their mobile base of operations. Prepping Vanto for the infiltration, Thrawn removed his uniform tunic and shot it to make it appear as though Vanto had killed an Имперский офицер and stolen his uniform. Additionally, he had affixed his old rigged lieutenant’s plaque to the uniform, telling Vanto to press the tile closest to the center of his chest when the time comes. Promising to spend the time while Vanto is gathering information engineering their escape, Thrawn sent Vanto out to the smugglers and proceeded with his portion of the plan.[4]

Once Vanto had been brought to the insurgents' leader, Thrawn created a bomb out of gimmicked blaster packs like he’d done so many years ago to gain access to the Strikefast. Falsifying a radiation leak warning and hiding in the Slipknot's Спасательная капсулаs, Thrawn set off his bomb when a boarding party boarded the Slipknot to investigate the leak. Escaping the damaged ship in the confusion, Thrawn triggered the Nomad’s abandon ship alarm. Reuniting with Vanto in the frenzied chaos of the Nomad’s repair bay, Thrawn led Vanto into one of the insurgents' freighters.[4]

Settling into the pilots seat, Thrawn explained to Vanto that he hoped that by stealing one of the insurgents' freighters they would be able to gain any data that had been left on the ship’s Компьютер. Inquiring about Vanto’s time on the ship, Thrawn learned that he had surmised correctly that Vanto had spoken to Nightswan, and that Nightswan was the man behind the Scrim Island Operation.[4]

Having accomplished all that he could on the Nomad, Thrawn used the insurgent freighter to return to Batonn.[4]

Переоценка боевых действий Править

Arriving back at Scrim Island, Thrawn discovered that Durril had survived and with the help of Brento and the Shyrack, had made it out of harm’s way.[4]

The battle paused, Thrawn met via holographic projection with Donassius, Kinshara, and Durril. During this meeting, Kinshara reported his success on Denash while Thrawn reported the 96th’s success at Sammun. Displeased with Durril’s loss at Scrim Island, Donassius ordered Durril to take the Judicator and 103rd to the Marleyvane shipyards for repairs. Turning to Thrawn, Donassius asked how much longer Thrawn would need to study the insurgents before he could make an attack. Confident in his ability to handle the situation, Thrawn replied that he had already gathered the information he needed. With that, Donassius officially returned the Batonn Operation to Thrawn and the 96th.[4]

His new mission in hand, Thrawn prepared the Chimaera for battle.[4]

Захват острова Скрим Править

Moving into position around Scrim Island, Thrawn briefed Faro, Vanto, and the commanders of the Shyrack, «Flensor», and «Tumnor» on the strategy he had come up with to deal with the insurgents. Ordering the three light Крейсерs into position, Thrawn watched as they bombarded Scrim Island’s shields before being disabled by the island’s previous unseen fourth ion cannon. Thrawn, however, was not surprised by the fourth ion cannon and had built his strategy around it. Speaking to Captain Yelfis of the Tumnor, Thrawn learned that the cathtron tube of the fourth ion cannon was in the process of dying.[4]

Moving forward with his strategy, Thrawn began the Chimaera's descent towards Scrim Island, using the partially disabled light cruisers as cover against the ion cannons. Once the Chimaera reached optimal firing position, Thrawn opened fire, shooting into the ocean off Scrim Island’s shore. Thrawn’s gambit worked, sending a tsunami crashing into the western shoreline of Scrim Island. Firing at a second target in the sea, the Chimaera created a second tsunami that managed to hit the turbolaser emplacement. Alternating fire between targets one and two, Thrawn slammed Scrim Island with tsunami after tsunami until the water shorted out the island’s turbolasers. Contacting the island, Thrawn ordered them to either lower their shields or risk the death of those operating the shoreline defenses. When the shields did not lower, Thrawn sent two more tsunamis at Scrim Island.[4]

Faced with destruction, the insurgents of Scrim Island lowered their shield and surrendered to Thrawn. Accepting their surrender with the terms that any further resistance would be met with lethal force, Thrawn directed Vanto to send word of their victory at Scrim Island to Coruscant. Humble in the face of Faro’s praise, however, Thrawn admitted that there was more to be done before the battle for Batonn was over. Asking Faro to inform him when the island had been secured, Thrawn retired to his cabin.[4]

Затишье между сражениями Править

Sometime later that day, Thrawn hosted Pryce and Yularen aboard the Chimaera. Settling into the Star Destroyer’s conference room with Vanto and Faro, the group discussed the situation on Batonn’s main continent. Thrawn revealed that he had discovered the location of the insurgents' stronghold to be the Creekpath Mining and Refining complex outside Paeragosto City. Thrawn then informed Yularen and Pryce of his plan to invade the complex via ground troops as the complex was both shielded and home to 30,000 innocent civilians. Worried about her parents, Pryce suggested that she should go into the complex first to scope out the area and potentially take out the shield generator. Yularen explained further that Pryce would enter the complex with ISB Агент Gudry and tell her family that she was looking for a friend who got lost in the mines to gain access to the insurgent base. Thrawn was hesitant to accept Pryce’s plan but ultimately conceded, knowing that he was likely unable to stop an Imperial governor backed by the ISB even as an admiral. Yularen went on to explain that they would send Pryce and Gudry in disguise to the planet Dennogra and have them take a planet hopper from there to Batonn. Though he was forced to accept the plan, Thrawn was vocal about his disapproval of it, thinking it to be both unsafe and dubiously effective. His feelings aside, Thrawn wished Pryce luck on her mission.[4]

As repairs were conducted on the Tumnor, Flensor, and Shyrack, Thrawn positioned them in a wide equilateral triangle around a hundred Километрs away from the Chimaera, a strategic positioning that worried both Vanto and Yularen.[4]

Переговоры с Ночным лебедем Править

As twilight fell on Paeragosto Город, Thrawn sat in his office aboard the Chimaera surrounded by holograms of Batonnese art. Even as he studied the art as always, Thrawn felt the pressure of each passing moment, knowing that his time with Nightswan was rapidly approaching its end. Keying a comm frequency that he had discovered aboard the stolen freighter, Thrawn contacted the insurgents as requested to speak with Nightswan. Once Nightswan was on the comm, Thrawn requested a face to face meeting in the field two kilometers to the north of the Creekpath facility. Nightswan met Thrawn’s request with caution, prompting Thrawn to promise that his guards would stay out of firing distance. Additionally, Thrawn informed Nightswan that he was valueless to Thrawn dead or captured. His interest piqued, Nightswan asked Thrawn why he thought he wouldn’t try to kill Thrawn, to which Thrawn replied that he knew that Nightswan valued life too much to try to kill him. He asserted that his life was the only thing keeping the Imperials from destroying the Creekpath facility and killing the civilians inside because he was the only Imperial commander that would go out of his way to prevent casualties. Pained, Nightswan admitted that he had never wanted civilians to endanger themselves by living within his base. Thrawn revealed that he felt the same drive to prevent the deaths of innocents. After a pause, Nightswan agreed to Thrawn’s invitation to parley in one hour.[4]

When Thrawn arrived at the field an hour later, he found that Nightswan was waiting for him. Nightswan mused that Thrawn could kill him at any moment, leading Thrawn to reiterate that he had no use for Nightswan dead. The two began discussing the Dromedar incident, Nightswan revealing that he was the reason that Thrawn had a Buzz Droid that day and Thrawn countering by revealing that he had two Buzz Droids so even if Nightswan hadn’t helped he still would have escaped. Shifting the conversation, Thrawn revealed that he knew that Nightswan was a part of the Гильдия добытчиков, having deduced it from Nightswan’s knowledge of precious metals and the fact that he had been to the Thrugii Asteroid Belt. In response, Nightswan revealed that his activism had begun when the Imperial demand for metals had led to him joining a splinter group of the Mining Guild dedicated to helping out the small businesses hurt by the rapidly forming Imperial metal monopoly. He went on to tell Thrawn that the corruption had eventually spread to the splinter group so he had set off on his own and become the Наёмник Thrawn had met on the Dromedar. Nightswan closed his speech by telling Thrawn that once he heard rumors of the Imperials' secret military project, he’d joined the insurgents. His interest piqued by the mention of the Imperials' secret weapon, Thrawn demanded to know everything Nightswan knew about the project. Nightswan, however, refused to divulge unless Thrawn joined him. Changing the subject, Thrawn learned that Nightswan had purposefully sabotaged the Cyphar scarn operation due to being strictly against spice and that Nightswan had never approved of Higher Skies' attempted Ликвидаторations.[4]

After another brief discussion about the military project, Thrawn complimented Nightswan’s talents as a leader and tactician. In response, Nightswan revealed that he had tried to unit the rebel cells into a Rebel Alliance but distrust and infighting had prevented his plan from coming to fruition. Hoping for equal honesty from Thrawn, Nightswan asked him why he was perpetuating the Empire’s evils. In a moment of honesty Thrawn revealed the truth of his situation to Nightswan, telling him about his meeting with the Neimoidians, the Chiss Ascendancy’s plans for the Empire, and that he had completely faked his exile in order to infiltrate the Empire. Thrawn revealed that the Ascendancy had given him a single task; either use the Empire as an ally against the threats in the Unknown Regions or collapse them from the inside as easy prey. Discussing political ideals with Nightswan, Thrawn revealed that he believed that the Empire’s tyranny was necessary to keep the galaxy in a state of order rather than chaos. The rebellion, he believed, would bring about a dangerous chaos that could allow the threat in the Unknown Regions to overtake everything. Taking a more optimistic tone, Thrawn reminded Nightswan that Emperor Palpatine would one day die and that when that day came there was hope that the Empire would choose a more tolerant and just leader.[4]

Returning once more to Nightswan’s tactical prowess, Thrawn made Nightswan an offer he hadn’t expected; he asked Nightswan to use his skills to aid the Chiss Ascendancy in their battle against the evils far worse than the Empire. Furthermore, he promised Nightswan that if the people of Batonn put down their weapons, no harm would come to them. Believing Thrawn’s promise to be impossible to keep, Nightswan declined his offer. He believed that he and Thrawn had the same vision for the future, but vastly different paths to get there.[4]

In a final effort to get Nightswan on his side, Thrawn offered to take Nightswan to his deduced construction site for the Imperial project so that they might investigate it together. Nightswan was intrigued to the point of nearly agreeing, but once again found his obligation to the people of Creekpath forcing him to decline; he knew that surrendering would mean that the people would continue to suffer despite Thrawn’s promises.[4]

As he departed, Nightswan admitted that he knew his stand at the Creekpath mine would fail. Thrawn promised to order the soldiers to capture him alive, but Nightswan assured him that the soldiers would execute him anyway. Thrawn made one final attempt to save Nightswan’s life by arresting him then and there, but Nightswan once more declined stating that he would hold to his ideals and protect his followers even if it led to his death.[4]

As Thrawn watched him go, Yularen approached him from behind, threatening to shoot him as a traitor to the Empire.[4]

Having overheard none of the conversation that had occurred between Thrawn and Nightswan, Yularen demanded to know why the two had met alone in the field to talk. Thrawn was honest, openly admitting his intentions to recruit Nightswan to the Chiss Ascendancy. Accepting Thrawn’s answer, Yularen returned to the matter of Thrawn’s unconventional light cruiser positioning, and Thrawn explained that he had positioned the cruisers as he had in hopes of deterring any attempts by the insurgents to steal them. With this, Yularen was satisfied and the two briefly discussed Pryce’s mission.[4]

No longer seeing a reason to remain on Batonn, Thrawn returned to the Chimaera to prepare for the remainder of the conflict.[4]

Битва при Бэтонне Править

Once aboard the Chimaera, Thrawn stood at the bridge’s forward Иллюминатор gazing down at the planet below, lost in thought. As time wore on and Pryce and Gudry failed to check in, Thrawn commanded Yularen to dispatch a special-duty squad to search Pryce’s parents' house for Pryce, Gudry, or clues to find them.[4]

The ground battle accounted for and suspecting that the space portion of the battle would begin at any moment, Thrawn ordered Faro to prepare the Chimaera for combat. Even as he did so, ten mid-sized ships emerged from hyperspace and moved at attack speed towards the Shyrack, followed shortly after by two more groups of eleven ships also targeting the cruisers. As the ships closed in on the cruisers, Thrawn calmly commanded the ground troops to send harassment fire in the direction of Creekpath.[4]

As the ships reached the cruisers, however, they passed them by without firing, heading in the direction of the Chimaera. Thrawn remained placid in the face of the imminent attack, ordering the cruisers to free themselves from the repair barges so that the repair barges could release their stowed squadrons of TIE fighters. Using a combination of the TIE fighters attacking from behind and the Chimaera's turbolasers, Thrawn easily neutralized the threat of the mid-sized insurgent ships.[4]

Thrawn watched from the Chimaera's bridge as the explosion set off by Pryce in an attempt to cover up Gudry’s death destroyed the Creekpath facility and consumed the civilian houses in the vicinity. Thrawn was disgusted and unnerved by the loss of civilian life, but strode to hide it, attempting to keep up a calm facade as he commanded the ground troops to enter Creekpath to act as a search and rescue team.[4]

When Faro reminded Thrawn that a few mid-sized insurgent ships remained, he decided to let those that chose to flee go unharmed. Those that stayed to fight, he destroyed.[4]

Последствия кампании на Бэтонне Править

Соглашение с Прайс Править

In the wake of the massacre at Creekpath, Thrawn held a meeting with Yularen, Pryce, and Vanto to discuss the events that had transpired. Thrawn and Yularen interrogated Pryce, asking her to explain the events leading up to the explosion. Pressing further, Thrawn asked Yularen to confirm Nightswan’s death in the explosion. Yularen confirmed, and Thrawn silently reflected that the galaxy was worse off because of his death. Shifting the conversation, Pryce informed Thrawn that Emperor Palpatine was pleased with what had occurred at Batonn and, as if on cue, Faro signaled on the intercom that Palpatine requested his presence on Coruscant. The meeting over, Thrawn requested a word with Pryce once Vanto and Yularen had departed from the room.[4]

Quick to protect herself from the repercussions of her actions on Batonn, Pryce proposed a deal to Thrawn. In return for him dropping his Batonn suspicions and helping her with Эскадрилья «Феникс» on Lothal, she would guarantee him Fleet Admiral Sartan's job as the commander of the Седьмой флот. Additionally, she promised to help him navigate politics, something that she considered to be his major weakness. Tempted by her offer, Thrawn agreed to consider it and allowed Pryce to depart the board room.[4]

Повышение до гранд-адмирала Править

Arriving on Coruscant, Thrawn made his way once more to the Emperor’s throne room. In the throne room, Palpatine presented Thrawn with a new uniform, a white one with gold shoulder bars and a silver collar insignia along with a rank insignia plaque indicating his promotion to Гранд-адмирал. Before he would take the promotion from the Emperor himself, however, Thrawn demanded to know about the Death Star. Thrawn explained that his concerns with the Death Star were twofold; he feared that Palpatine might use it against the Chiss and he believed that Palpatine was diverting too many resources that would be better served elsewhere into a single military project. Palpatine assured Thrawn that he had no plans to use the Death Star on the Chiss, mentioning that he had noticed that Thrawn had left the locations of Chiss worlds and bases off his maps of the Unknown Regions. Additionally, he expressed complete confidence in the Death Star’s ability to suppress all opposition, making it worth the cost. This said, Palpatine offered the Grand Admiral’s rank plaque again and this time, Thrawn accepted.[4]

As Thrawn accepted his rank insignia plaque, Дарт Vader entered the throne room. Thrawn greeted him and exchanged formalities, oblivious to the fact that this was the same man that he had once fought beside in the Thrugii asteroid belt.[4]

Движение вперед Править

Готовясь начать свою кампанию по уничтожению повстанцев из эскадрильи «Феникс», Траун решил, что пришло время их с Вэнто путям разойтись. Довольный успехами Вэнто в области стратегии, тактики и командования, Траун пришел к выводу, что Вэнто будет отличным пополнением для армии Доминации чиссов. Подарив Вэнто свой дневник, Траун отправил Вэнто к заданным им координатам в Неизведанные Регионы. Прибыв на место, Вэнто был обнаружен адмиралом Ар’алани из оборонительного флота чиссов, которой он передал приветствие от Трауна.[4]

Получив наивысшее из возможных воинских званий и предоставив Вэнто работу, которую он заслуживал, гранд-адмирал Траун отправился в систему Лотал, чтобы дать бой повстанческой ячейке «Феникс».[4]

Борьба с мятежниками Править

Первое столкновение Править

«Я начну операцию отсюда и планомерно разнесу их, фрагмент за фрагментом. Они станут архитекторами собственного уничтожения».
— Гранд-адмирал Траун (источник)
Thrawn ponders

Траун, проанализировав последние действия повстанцев, предсказывает их следующий шаг

Гранд-адмирал вскоре прибыл на Лотал и начал наблюдение за операциями против повстанцев. Он присутствовал на совещании с Таркином, Прайс, агентом ИББ Александром Каллусом и адмиралом Кассиусом Константином, где они обсуждали нападение повстанцев на конвой Гильдии добытчиков в опорной точке Серида. Траун сделал вывод, что повстанцы планируют провести операцию на станции «Реклэм» в системе Йарма. Гранд-адмирал заявил, что разнесет повстанцев фрагмент за фрагментом, предоставив им стать архитекторами собственного уничтожения. Имперский гарнизон находился в состоянии боевой готовности к потенциальной угрозе повстанцев.[3]

Во время операции на станции «Реклэм», повстанцам удалось украсть несколько республиканских истребителей «Y-wing», оставшихся после Войн клонов. Конвой повстанческих кораблей прибыл для оказания поддержки, однако Траун позволил им уйти. В то время как некоторые офицеры, в число которых входил Константин, были уверены, что прибывшие корабли являлись флотом повстанцев, Траун и Прайс знали, что в галактике разрастается куда более обширное движение сопротивления, а эти повстанцы могут стать для Империи ключом к их полному уничтожению.[3]

Оккупация Рилота Править

«Война. Ты не помнишь мирное время, верно? Во время Войны клонов ты была слишком юна. Неудивительно, что твое стремление сражаться так сильно. Война у тебя в крови. Я изучаю искусство войны в надежде достичь совершенства. Но ты... ты родилась в его горниле».
— Траун Гере Синдулле (источник)

Позже Траун противостоял движению «Свободный Рилот», возглавлявшимся Чамом Синдуллой. Тви’лек, ранее добившийся успеха в борьбе против имперской оккупации на Рилоте, за проведение которой отвечал капитан Славин, недооценил способности и боевую стратегию Трауна. В сражениях с тви’леками Траун использовал куда более точные тактики, нежели другие имперские офицеры, с которыми приходилось воевать Синдулле. Траун основал оперативную базу на Рилоте в провинции Танн, где он проводил время за командованием силами Славина в борьбе с тви’лекскими борцами за свободу, а также изучал культуру тви’леков, чтобы лучше понимать их.[7]

ThrawnHera

Траун обсуждает с Герой Синуллой культуру и традиции ее народа

Позже в своей штаб-квартире, расположенной в резиденции Синудллы, Траун обсуждал со Славином принятые им меры безопасности. Однако Траун знал, что Синдулла вернется за фамильным каликори. Вскоре Траун и Славин наткнулись на прислугу, пытавшуюся украсть каликори. Траун, Славин и несколько штурмовиков сопроводили ее на допрос. Исходя из своих наблюдений, знаний культуры тви’леков и сходства с фамильным портретом, Траун смог опознать в прислуге Геру Синдуллу. Помимо того, Траун вычислил замаскированного под штурмовика-разведчика Эзру Бриджера и оглушил его.[7]

После пленения повстанцев Траун отправился на находившийся на орбите Рилота командный крейсер типа «Арквитенс», забрав с собой каликори Синдуллы, и стал свидетелем проведенного Славином обмена Геры Синдуллы на ее отца. Тем не менее, Синдулле и повстанцам удалось сбежать из под носа имперских сил. Траун признал победу повстанцев, позволив им покинуть систему.[7]

Испытание Константина Править

«Я хочу, чтобы вы разобрались с этим лично. Один лёгкий крейсер будет эффективнее в столь опытных руках».
«Вы отправляете меня на одном корабле?»
«Если только вы не будете против».
«Я вылетаю немедленно».
— Траун отправляет адмирала Константина на Майкапо (источник)
Гранд-адмирал Траун находился на борту «Химеры» над Лоталом вместе с Седьмым флотом, когда адмирал Константин вместе с имперским лейтенантом прибыли доложить о введении военного положения на Майкапо и продолжавшейся имперской блокады Синистага. Узнав, что местная повстанческая ячейка, называвшая себя Железной эскадрильи, напали на имперский патруль с помощью «Призрака», Траун сделал вывод, что цель повстанцев — эвакуация «виновных в измене» жителей. Заинтересовавшийся в Железной эскадрильи, Траун отправил адмирала Константина, чтобы он разобрался с повстанцами на Майкапо.[8]
Thrawn briefing

Траун, адмирал Константин и неизвестный лейтенант обсуждают события на Майкапо

Константин был намерен отправиться с целой эскадрой, однако Траун настаивал на использовании адмиралом лишь одного лёгкого крейсера. Свое решение он объяснил тем, что талантливому командиру одного корабля будет вполне достаточно. Константин остался недоволен таким требованием, но поспешил выполнить его, когда Траун намекнул на неспособность адмирала справиться с задачей. Константину удалось заманить в ловушку лидера Железной эскадрильи Марта Маттина и существенно повредить его корабль «Молот Сато», который адмирал планировал использовать, чтобы захватить повстанческую спасательную команду. Однако спектрам удалось перехитрить Константина и спасти Маттина при поддержке его дяди, коммандера Джуна Сато. В отчаянии, Константин обратился к Трауну за подкреплением.[8]

Траун прибыл на своем звёздном разрушителе вскоре после того, как повстанцы повредили лёгкий крейсер Константина. Повстанцы едва не столкнулись с его кораблем, однако сумели ускользнуть, пройдя под вентральным ангаром. Связавшись с Трауном по комлинку, Сато пообещал гранд-адмиралу, что они еще встретятся. Траун повторил слова Сато, после чего вновь позволил повстанцам уйти. После этого Траун обратил свое внимание на Константина, спросив, запрашивал ли адмирал помощь. Константин пытался отрицать свой провал, объяснив свой вызов решением сообщить об успешном изгнании повстанцев из системы. Тем не менее Траун распознал ложь Константина, когда увидел его пылающий крейсер, и отметил, что «изменники» с Майкапо уже сбежали.[8]

Поиски диверсантов Править

После увеличения количества неисправного транспорта, произведенного на Лотале в имперском оружейном комплексе, Имперское высшее командование отправило гранд-адмирала Трауна для расследования и поиска диверсантов, работавших на фабрике. На самом деле небольшая повстанческая группа, возглавленная бывшим губернатором Лотала Райдером Азади, внедрилась на фабрику и саботировала производство. Также Траун был посвящен в новую инициативу, направленную на разработку звёздного истребителя, оснащенного дефлекторными щитами. Траун полагал, что подобное нововведение будет весьма полезным в усилиях Империи по борьбе с восстанием.[5]

An Inside Man thumb

Траун обращается к рабочим Лотальской фабрики

Разочаровавшийся в Империи агент ИББ Александр Каллус передал информация о проекте звёздного истребителя восстанию. Несмотря на то, что Каллус не знал подробностей проекта, эскадрилья «Феникс» решила отправить Бриджера, Джарруса и дроида-астромеханика C1-10P на Лотал, чтобы они связались с ячейкой Азади и проникли на фабрику за дополнительными сведениями. Миссия повстанцев совпала по времени с расследованием Трауна на фабрике. Гранд-адмирал отчитал рабочих за большое количество брака, производимого ими, после чего заставил одного из них, Морада Сумара, продемонстрировать максимальную скорость, которую был способен набрать собранный им гравицикл 614-AvA. Сумар был одним из повстанцев-диверсантов Райдера Азади, а произведенный им гравицикл имел умышленный дефект в двигателе.[5]

После начала демонстрации двигатель гравицикла начал перегреваться, из-за чего Сумар попросил Трауна прервать симуляцию. Однако Траун отказал ему и запустил двигатели гравицикла на полную мощность. Неисправный гравицикл взорвался вместе с Сумаром. Действия Трауна ужаснули не только Бриджера, Джарруса и рабочих, но и агента Каллуса. Траун использовал это в качестве наглядного примера и предупредил рабочим, что им придется тестировать каждый собранный транспорт лично. После этого Траун приказал губернатору Прайс, агенту Каллусу и лейтенанту Йогару Листу допросить каждого рабочего на фабрике. В качестве меры предосторожности Империя заглушила связь на фабрике и перекрыла все выходы.[5]

Однако Бриджеру и его команде удалось ускользнуть и достичь зоны A2, где хранились чертежи оружия Трауна. Тем временем Траун заверил губернатора Прайс, что помещение охраняется, а часовые откроют огонь на поражение по любому, кто попытается проникнуть на фабрику без его личного кода допуска. Когда Каллус выразил сомнение по поводу значимости новой инициативы истребителя Трауна, гранд-адмирал возразил, заявив о важности мельчайших деталей, от которых зависит победа или поражение. В качестве примера он приказал одному из рабочих продемонстрировать дееспособность собранного им шагохода AT-DP. В ходе испытания шагоход потерял равновесие, и Траун приказал своим штурмовикам арестовать подозреваемого в саботаже.[5]

Thrawn appreciating art

Траун изучает искусство своих врагов

Позже Траун вызвал лейтенанта Листа и агента Каллуса в свой офис, располагавшийся в имперском штабе. В офисе находились различные голографические изображения, связанные со Спектрами, граффити Сабин Врен, мандалорские картины и маска стража Храма джедаев. Траун узнал мнение своих подчиненных о фрагменте стены с изображением-граффити звёздной птицы авторства Сабин Врен. Лист не обратил внимание на рисунок, назвав предмет коллекции Трауна «несущей стеной», а более проницательный Каллус узнал в символе некое существо света, использовавшееся в качестве символа повстанцами. Траун предположил, что экипаж «Призрака», с которым он столкнулся на Рилоте, имеют особую связь с Лоталом.[5]

Когда Траун поинтересовался результатами репрессий на фабрике, Лист проинформировал гранд-адмирала о двух рабочих, исчезнувших после речи Трауна, а также об их обнаруженной униформе. Каллус предложил объявить тревогу, но Траун отказался, объяснив это тем, что повстанцы-диверсанты уже могли найти себе новую маскировку и отправиться за его секретным проектом истребителя. Траун приказал Каллусу и Листу усилить охрану зоны A2, однако повстанцам все же удалось сбежать из фабрики с помощью своего информатора. Каллус предоставил повстанцам возможность совершить побег на одном из шагоходов AT-DP через восточные ворота ангарного отсека. Повстанцы скоординировали свой побег с нападением людей Азади на восточные ворота.[5]

Рассудив, что повстанцы-диверсанты воспользовались нападением на ворота, чтобы обеспечить себе побег, Траун приказал пилотам шагоходов AT-AT «271» и «414» атаковать угнанный повстанцами шагоход AT-DP. Несмотря на усилия Трауна, повстанцам удалось сбежать с украденными чертежами. Позже Траун ознакомился с отчетом лейтенанта Листа об инциденте, после чего обсудил произошедшее с Прайс и Каллусом. Гранд-адмирал высказал свои подозрения о предполагаемом кроте повстанцев в рядах Империи, снабжавшем восстание информацией. Когда Прайс предложила провести допрос всего персонала, Траун посоветовал действовать аккуратно и не торопясь, чтобы вычислить шпиона.[5]

Используя информацию, полученную командой Бриджера, Гера Синдулла начала планирование нападения на лотальскую имперскую фабрику. Для атаки она планировала использовать часть эскадрильи Феникс, назначив Эзру ответственным за разведывательную операцию. Когда Сабин спросила о дальнейшем пребывании Трауна на Лотале, Гера ответила, что число имперских кораблей над планетой увеличилось, однако точная информация о местонахождении гранд-адмирала отсутствовала. Гера была вынуждена снять Бриджера с миссии после того, как юного джедая посетило видение бывшего ситха Мола, и Эзра напал на солдата-повстанца, ошибочно приняв его за своего врага. Пока Бриджер, Джаррус и Врен остались на Атоллоне, чтобы разобраться с Молом, Гера приступила к миссии.[9]

Продолжение поисков Править

Каллус: «У вас, на удивление, приподнятое настроение, несмотря на эту неудачу.»
Траун: «Неудачу, говорите? Повстанцы, возможно, сейчас и защитили свою базу, но, таким образом, облегчили мне поиск. Раньше мы думали, что они могут прятаться в любой из тысячи систем. Но теперь... теперь я почти уверен, что они на одной из девяносто четырех планет, исследованными моими лазутчиками. Повстанцы выиграли этот бой, но победителями в войне станем мы.»

— Каллус и Траун обсуждают последствия диверсии дроида-лазутчика EXD. (источник)

Thrawn and Kallus Warhead

Траун и Каллус обсуждают потерю дроидов EXD

Позже гранд-адмирал Траун начал разведывательную кампанию во Внешнем Кольце, чтобы обнаружить базу повстанческой ячейки «Феникс». Под его руководством дроиды-лазутчики E-XD отправились в миры Внешнего Кольца на поиски базы повстанцев. Одному из этих дроидов, EXD-9, удалось проникнуть на базу Чоппера не без помощи Гаразеба Оррелиоза и AP-5, ошибочно принявших лазутчика за протокольного дроида. Каллус, используя кодовое имя «Фалкрам», вовремя предупредил Зеба об опасности, после чего Оррелиоз сумел отключить и перепрограммировать дроида с помощью AP-5 и Чоппера. Повстанцы отправили EXD-9 обратно, использовав его в качестве импровизированной бомбы, впоследствии уничтожившей имперский звёздный разрушитель.[10]

После уничтожения звёздного разрушителя Траун встретился с агентом Каллусом на борту своего флагма «Химеры». Когда Траун потребовал объяснение случившемуся, Каллус рапортовал о возможном перепрограммировании повстанцами одного из дроидов-лазутчиков на самоуничтожение при возвращении на базу. Несмотря на видимую неудачу, Траун был удовлетворен разведывательной кампанией, так как инцидент с лазутчиком дал ему возможность сузить круг поисков базы с тысячи звёздных систем до девяноста четырех.[10]

Раскрытие Фалкрама Править

После встречи с командным составом сектора, Траун отправил запрос лейтенанту Йогару Листу встретиться с ним на борту флагмана гранд-адмирала, «Химеры». К Листу присоединился агент Каллус, и они вместе отправились в офис Трауна, где увидели гранд-адмирала, тренировавшегося рукопашному бою с парой сторожевых дроидов. Вместо Трауна прибывших поприветствовал адмирал Константин, а также ожидавший их внутри полковник ИББ Вуллф Юларен. Каллус моментально узнал полковника, который был наставником будущего агента ИББ в имперской академии. Вскоре Траун присоединился к остальным, чтобы сообщить о причине пребывания Юларена на «Химере» — полковник был вызван, чтобы обнаружить проникшего в Имперский флот шпиона повстанцев, снабжавшего восстание информацией. Юларен предупредил всех о важности неразглашения услышанной информации, даже своим ближайшим союзникам. После этого Трану показал, насколько сузился круг поисков базы повстанцев после его анализа гиперпространственных маршрутов, близость планет к Лоталу он счел за вероятную грядущую атаку. Траун завершил обсуждение и отпустил остальных, чтобы они могли начать расследование.[11]

Rebels-317-through-imperial-eyes e478006c

Гранд-адмирал Траун планирует вычислить шпиона повстанцев с помощью полковника ИББ Юларена

Губернатор Прайс зашла в офис гранд-адмирала, чтобы узнать у Трауна о прогрессе в поисках шпиона. Траун сказал, что знал о присутствии предателя на обсуждении и приготовил для шпиона ловушку, раскрыв жизненно важную для повстанцев информацию. Оставалось лишь дождаться, пока шпион решит связаться с восстанием, чтобы слить данные. Вскоре Юларен доложил Трауну, что после поимки угонщика шаттла, арестованного Каллусом и Листом, с «Химеры» было передано закодированное сообщение. Чтобы лучше понять причину передачи сообщения, Траун решил лично посетить пленника.[11]

Однако до того, как он смог это осуществить, Каллус освободил вора, на самом деле бывшего повстанцем Эзрой Бриджером, использовав кодовый цилиндр Листа для открытия камеры. Изначально Эзра намеренно попался Империи, чтобы спасти находившегося под подозрением Каллуса, однако информация о близком раскрытии местонахождения базы повстанцев вынудила Бриджера и Каллуса действовать, чтобы помешать поискам гранд-адмирала. AP-5 вычислил, что они смогут проникнуть в офис Трануа, удалить планету, на которой находилась база повстанцев, из базы данных гранд-адмирала, а также заполучить коды доступа, необходимые Джаррусу и Рексу, чтобы попасть на звёздный разрушитель и забрать повстанцев.[11]

Траун и его окружение отправились в тюремный отсек корабля и обнаружили, что пленник исчез из своей камеры. Проверив показания тюремной системы безопасности, Юларен выяснил, что камера была открыта с помощью кода допуска цилиндра Листа, что повысило подозрения в отношении лейтенанта.[11]

Thrawn-through-imperial-eyes

Траун вынужден сражаться со своими тренировочными сторожевыми дроидами, перепрограммированными Каллусом

Повстанцам уже удалось проникнуть в офис и изменить местоположение планеты Атоллон в базе данных, когда AP-5 предупредил их о возвращении Трауна. Штурмовик-часовой, находившийся под воздействием обмана разума Бриджера, доложил Трауну, что лейтенант Лист ожидает его внутри. Сопровождаемый часовыми, Траун начал осматривать свой офис на предмет какого-либо постороннего вмешательства. Тем временем Каллус перепрограммировал и активировал сторожевых дроидов. Траун остался удовлетворенным состоянием своего офиса, однако реактивированные сторожевые дроиды напали на гранд-адмирала, предварительно вырубив его охрану. Траун попытался отключить дроидов кодом отмены, однако это не возымело успех. Пока Траун противостоял дроидам, Эзра и Чоппер, затаившиеся в офисе, смогли наконец его покинуть, а Траун, заметив беглецов, принял Бриджера в форме лейтенанта за Листа. После непродолжительного боя ему удалось уничтожить дроидов и связаться с Юлареном.[11]

В конечном итоге повстанцам удалось сбежать, однако Лист, чьи действия были приняты за доказательство его измены, был задержан Каллусом, решившим остаться при Трауне и продолжать играть свою роль, выставив Листа перед гранд-адмиралом предателем и шпионом повстанцев и, таким образом, отведя подозрения от себя. Проанализировав произошедшее, Юларен остался неудовлетворенным слишком легко разрешившейся ситуацией, с чем Траун согласился. После они проанализировали шлем Бриджера, оставшийся в его камере, на котором был изображен стилизованный лот-кот. Траун узнал художественный стиль Сабин Врен, тем самым выяснив, кем был угонщик шаттла на самом деле. Совместив это с тем фактом, что знавший Бриджера в лицо Каллус не сообщил, кого именно поймал Лист, Траун окончательно установил, что Каллус все это время являлся шпионом повстанцев Фалкрамом, а лейтенант Лист был им обманут и подставлен.[11]

Охота на Мон Мотму Править

Image4

Траун планирует операцию по поимке сенатора Мон Мотмы в туманности Арчеон

Когда сенатор Мон Мотма покинула Имперский Сенат и выступила с пламенной речью, осуждающей Горманскую резню, Траун выяснил, что экипаж «Призрака» планировал переправить Мотму в безопасное место через туманность Арчеон. Опираясь на свои знания о капитане Гере Синдулле, Траун сделал предположение, что Синдулла пойдет на риск пройти по Арчеонскому пути. В свою очередь он отправил свой прототип TIE Защитника в сопровождении двух TIE перехватчиков с целью вынудить повстанцев покинуть туманность. Эту миссию гранд-адмирал возложил на пилота-аса коммандера Вульта Скерриса, доверив ему пилотирование TIE Защитником. Также Траун поручил губернатору Прайс и адмиралу Константину разместить два звездных разрушителя неподалеку от конца Арчеонского пути. Несмотря на план Трауна, Синдулле и Спектрам удалось уцелеть в непродолжительном столкновении с TIE Защитником, пересечь туманность и сбежать вместе с сенатором при поддержке Золотой эскадрильи. Провал этой миссии возымел серьезные последствия для Империи — на призыв Мотмы откликнулись многочисленные повстанческие ячейки, образовав Альянс за восстановление Республики.[12]

Дроиды-шпионы Править

Pabloap5

Контролер LT-319 идентифицирует разыскиваемых гранд-адмиралом Трауном дроидов-лазутчиков

В рамках предпринятых усилий по борьбе с повстанцами гранд-адмирал Траун также заручился помощью команды офицеров разведки имперского информационного офиса, базировавшихся на наблюдательном судне IGV-55. Команде, возглавлявшейся имперским контролером LT-319, было поручено собрать разведывательные данные и отслеживать деятельность повстанцев. Участники команды были снабжены кибернетическими имплантами AJ^6, пожертвовав частью своих личностей ради эффективного служения Империи.[13] В ходе разведывательной операции им требовалось выследить дроидов-повстанцев, таких как Чоппер, принимавших участие в многочисленных миссиях под прикрытием.[14]

Во время миссии повстанческой ячейки Спектров на станции Киллун команда LT-319 установила присутствие Чоппепа на базе имперского бюро безопасности. Использовав сетевой терминал, команда перепрограммировала Чоппера и попыталась использовать его для обнаружения местонахождения повстанческой базы. Управляемый дистанционно Чоппер угнал корабль повстанцев, «Призрак», после чего использовал компьютерную отмычку, чтобы передать данные с навигационного компьютера на наблюдательное судно. Однако, до того, как загрузка данных была завершена, повстанцы вернули контроль над своим кораблем и смогли удалить из Чоппера имперскую программу. Гера Синдулла, использовав подключение Чоппера к информационным каналам наблюдательного судна, отправила по нему огромный объем данных, что вызвало перегрузку сети и привело к взрыву судна.[14]

Обнаружение Атоллона Править

Осада базы Чоппера Править
«Мне не нужна слава, только результаты для моего Императора».
— Траун Каллусу (источник)
Позже гранд-адмирал Траун, в сопровождении отряда элитных штурмовиков смерти, прибыл на шаттле типа «Лямбда» в имперский комплекс, находившийся в столице Лотала, ради приватной встречи с губернатором Прайс и адмиралом Константином. Когда все собрались в комнате для брифинга, Траун запер дверь и затенил окна, предупредив Прайс и Константина о до сих пор не раскрытом предателе в их рядах. После он связался через голограмму с гранд-моффом Таркином и рассказал, что эскадрилья «Феникс» и Группа «Массасси» генерала Яна Додонны планируют нападение на фабрику TIE Защитников на Лотале. Так как местонахождение базы повстанцев до сих пор было не раскрыто, Таркин потребовал захватить лидеров повстанческого движения живыми.[15]
Thrawn Vs. Kallus

Траун противостоит Каллусу, передавшему предупреждение Альянсу повстанцев

Прослушивавший встречу агент Каллус решил предупредить Альянс и отправился к вышке, в которой когда-то жил Эзра Бриджер, где с помощью передатчика Бриджера планировал отправить повстанцем сообщение под кодовым именем «Фалкрам». Однако Траун последовал вслед за шпионом повстанцев. После непродолжительного рукопашного боя Трауну удалось одержать победу над бывшим агентом ИББ. Два штурмовика смерти захватили Каллуса под стражу и доставили в командный центр Трауна. Вычислив направление флота Яна Додонны и сопоставив его с направлением трансляции Каллуса и древней картой сектора, Траун выяснил, что тайная база повстанцев находится в стертой из базы данных Империи системе Атоллон.[15]

Траун отдал приказ установить блокаду Атоллона Седьмым флотом, исключив для повстанцев любую возможность побега с помощью крейсера типа «Иммобилизующий 418». Гранд-адмирал вскоре сам отправился к Атоллону на «Химере» вместе с губернатором Прайс и захваченным Каллусом. Траун связался через голограмму с капитаном Синдуллой, коммандером Сато и генералом Додонной, сообщив об их неминуемом поражении. Флот повстанцев попытался прорваться сквозь блокаду, однако звездные разрушители и TIE истребители нанесли существенный урон. Однако адмирал Константин, уставший от «игр» Трауна, нарушил приказ и направил свой звездный разрушитель на перехват авианесущему крейсеру типа «Огонь квазара» коммандера Сато под названием База «Феникс». Сато протаранил своим кораблем крейсер типа «Воспрещающий» Константина, в результате чего оба корабля были уничтожены, а в блокаде образовалась брешь, давшая возможность Бриджеру и Чопперу покинуть Атоллон на истребителе типа «Ком’рк» и уйти в гиперпространство.[15]

Наземное наступление Править
«Тебе не дано видеть. Зато мне дано».
«Что? Что ты видишь?»
«Я вижу твое поражение. Словно множество рук сомкнулись вокруг тебя в холодных объятиях».
— Бенду и Траун (источник)
Несмотря на эту неудачу, из-за натиска сил Трауна повстанцы понесли тяжелые потери. После вынужденного возвращения кораблей повстанцев на базу Траун приказал своему флоту организовать орбитальную бомбардировку базы Чоппера. Тем не менее повстанцам удалось активировать созданный Сабин Врен прототип генератора дефлекторного щита. Помня о необходимости захватить руководство повстанцев, Траун приказал прекратить огонь до того, как прототип щита был пробит. Гранд-адмирал передал командование Седьмого флота губернатору Прайс, лично возглавив высадку наземных сил и последовавшую атаку на повстанческую базу.[15]
Thrawndeathtroopers

Траун, сопровождаемый отрядом штурмовиков смерти, высаживается на поверхности Атоллона

С целью оценить возможности повстанцев, Траун отправил шагоходы AT-DP в каньон, ведущий к базе Чоппера. Бывшему клону-капитану Рексу и ласату Гаразебу Оррелиозу удалось уничтожить шагоходы с помощью детонаторов и ракетных установок. После этого Траун отправил несколько шагоходов AT-AT, защищенных генераторами щита. Шагоходы успешно миновали минное поле, вынудив повстанцев отступить, и Траун приказал наземным войскам начать штурм базы.[15]

Один из шагоходов AT-AT уничтожил попытавшийся покинуть планету средний транспорт GR-75. Траун и его штурмовики смерти взяли в кольцо Синдуллу, Додонну и нескольких других повстанцев. Когда Синдулла отвергла предложение капитулировать, Траун угрожал убить всех пленных, начиная с рыцаря-джедая Джарруса. Однако, прежде чем Траун смог исполнить свою угрозу, противостояние было прервано таинственной сущностью, Бенду, олицетворявшим баланс Силы. Бенду молнии, чтобы уничтожить несколько кораблей повстанцев, штурмовиков Трауна и один из его шагоходов. Это дало повстанцам возможность сбежать. Силы Альянса поспешили покинуть планету, однако некоторые корабли попали под удары молний Бенду и были уничтожены.[15]

Thrawnbendu

Бенду предрекает поражение Трауна

Не испугавшись мистической силы Бенду, гранд-адмирал приказл своим войскам сконцентрировать огонь на центре вихря, где находился Бенду. Раненное существо было низвергнуто с небес на землю, а устроенный им шторм прекратился. Тем временем в систему Атоллон вернулся Бриджер, заручившийся поддержкой клана Врен. Мандалорцы и джедай уничтожили второй крейсер типа «Воспрещающий», что дало возможность немногочисленным уцелевшим повстанцам уйти в гиперпространство. Несмотря на то, что Империи не удалось захватить лидеров восстания и уничтожить силы Альянса полностью, битва при Атоллоне была выиграна.

После завершения битвы Траун разыскал на поверхности раненного Бенду. Гранд-адмирал заинтересовался природой и происхождением существа, на что Бенду уверил чисса, что находится за пределами его возможностей уничтожения. Загадочное существо предрекло скорое поражение гранд-адмирала, описав его похожим на «холодные объятия множества рук». Траун выстрелил в Бенду из бластера, но существо успело исчезнуть, а пораженный гранд-адмирал услышал его раскатистый смех.[15]

Гражданская война на Мандалоре Править

Незадолго до победы Трауна над повстанцами мандалорский клан Врен организовал восстание, направленное против режима, установленного на их родине Мандалоре. Это произошло в результате возвращения Сабин Врен на Кроунест и последовавшего столкновения с имперскими суперкоммандос, в ходе которого губернатор Гар Саксон, рука Императора и вице-король Мандалора, был убит. Действуя от имени Императора, Траун связался с братом покойного Саксона Тайбером, занявшим пост губернатора, проинструктировав его касательно максимально быстрого подавления разгоравшегося восстания. Саксон заверил Трауна, что одержит победу в гражданской войне, пообещав по окончанию конфликта предоставить прототип нового оружия, которое окажется бесценным для Империи.[16][17]

Duchessdemonstration

Траун и Тайбер Саксон наблюдают за демонстрацией «Герцогини»

Вскоре после прибытия воинов клана Врен на Мандалор, Саксон приказал произвести тестовый запуск прототипа в битве с противником. Тайбер преподнёс Трауну голографическую запись, демонстрировавшую эффективность «Герцогини», дугового генератора, установленного на шагоход AT-DP, успешно уничтожившего большинство вражеских воинов на месте. Траун отметил заинтересовавшую его особенность оружия, поражавшего только противников в мандалорской броне, содержавшей бескар, однако предположил, что подобное отношение к традиционной броне только усилит гнев народа Мандалора. Несмотря на обещания Саксона доработать оружие, используя существующие наработки, гранд-адмирал заявил, что Саксон не сможет использовать полный потенциал «Герцогини» из-за того, что так и не сумел по-настоящему понять его. После этого Траун посоветовал Саксону захватить в плен создателя «Герцогини», Сабин Врен.[17]

Модернизация TIE Защитника Править

Вернувшись к своему проекту после поражения Саксона на Мандалоре, Траун посетил имперский полигон в полях Лотала, чтобы проинспектировать новый образец прототипа TIE Защитника. Прибывшего гранд-адмирала поприветствовал пилот-ас Вульт Скеррис, пообещав Трауну продемонстрировать возможности модифицированного истребителя. В этот момент один из пилотов TIE истребителей заметил проникшего на периметр Бриджера, немедленно выдав его присутствие гранд-адмиралу и губернатору Прайс. Траун, не предусмотревший появление повстанцев на секретном полигоне, приказал своей страже встать на защиту прототипа, с некоторым любопытством наблюдая за действиями джедая и сухо поприветствовав довольного собой Бриджера.[18]

Star-wars-rebels-406-thrawn-stormtroopers

Траун прибывает на Лотал проследить за испытаниями элитного TIE Защитника

Однако целью Бриджера было отвлечь внимание имперцев от своего друга и компаньона Сабин Врен, пробравшейся в это время внутрь кабины элитного TIE Защитника, чтобы украсть его бортовой самописец. Увидев, что Бриджера загнали в угол, она подняла Защитник в воздух и помогла Эзре забраться внутрь, после чего уничтожила большинство находившихся на летном поле истребителей и направила прототип к площадке, где стоял Траун. Гранд-адмирал занял безопасную позицию, недосягаемую для выстрелов Защитника, и, не обращая внимания на проносившиеся в сантиметрах от него заряды, несколько раз выстрелил в угнанный истребитель из своего бластера, в то время как его коллеги были вынуждены найти укрытие и ждать, когда Защитник покинет полигон. Тем не менее выстрелы из ручного бластера не нанесли элитному истребителю никаких повреждений, и повстанцы покинули лётное поле, предварительно уничтожив шаттл, на котором прибыл Траун, а также командную башню. Сохраняя хладнокровие, гранд-адмирал поинтересовался у губернатора, было ли происшествие частью демонстрации. Прайс предложила активировать аварийный выключатель TIE Защитника, однако Траун увидел в произошедшем отличную возможность проверить боевые и оборонительные системы истребителя и приказал Скеррису выслать три TIE перехватчика в погоню.[18]

После уничтожения двух перехватчиков за короткое время Скеррис озвучил догадку, что угнанный элитный Защитник пилотирует пилот-ас повстанцев Гера Синдулла. Траун, знавший о навыках пилотирования Синдуллы, ответил, что это маловероятно — в противном случае все три перехватчика уже были бы уничтожены. Когда передатчик Защитника отключился, гранд-адмирал заметил, что повстанцам удалось сделать это за рекордный срок, из чего сделал вывод, что Сабин Врен угнала истребитель вместе с Бриджером. Также он прокомментировал мощь элитного TIE Защитника, благодаря которой даже такой неопытный пилот, как Бриджер, сумел уничтожить три TIE перехватчика. Собрав всю необходимую информацию, Траун позволил Прайс активировать аварийный выключатель. Он предоставил губернатору подкрепление для поисковой операции, однако Прайс не удалось обнаружить и взять в плен Бриджера и Врен, так как повстанцев спас таинственный лот-волк, доставив их на себе в безопасное место.[18]

Изучив место крушения, Прайс связалась с Трауном и сообщила ему, что бортовой самописец и гипердвигатель были извлечены из разбившегося Защитника. Сделав из этого вывод, что повстанцы попытаются передать полученные данные командованию Альянса, Траун отправил своего личного агента Рукха им на перехват. Когда Прайс попыталась убедить Трауна в отсутствии необходимости такого рода помощи, гранд-адмирал указал на то, что присутствие повстанцев на Лотале и кража данных об элитном TIE Защитнике красноречиво свидетельствуют об обратном. Тем не менее Рукх тоже не сумел помешать повстанцам сбежать с их добычей — установив украденный гипердвигатель на старый «U-wing», капитан Гера Синдулла смогла прорваться сквозь обширную блокаду Трауна и прыгнуть в гиперпространство через ангар имперского конструкционного модуля. Когда известия об этом дошли до гранд-адмирала, Траун был крайне недоволен фактом случившегося.[19]

Атака на Лотал Править

Зная о неминуемой атаке повстанцев, Траун вернулся на свой флагман. Когда ему сообщили, что несколько повстанческих истребителей вышли из гиперпространства над Лоталом, он понял, что давно спланированное Альянсом сражение за Лотал началось. Зная, что приоритетной целью повстанцев станет фабрика, производившая TIE Защитники, и топливный склад в Лотал-сити, Траун связался с губернатором Прайс и приказал ей мобилизовать наземные силы. Когда повстанцы, находившиеся на поверхности планеты сумели уничтожить башни противовоздушной обороны, гранд-адмирал приказал коммандеру Скеррису вступить в бой и помешать истребителям повстанцев достигнуть поверхности. Скеррис за штурвалом нового элитного TIE Защитника практически сразу уничтожил двух повстанцев, после чего сел на хвост генералу Синдулле. «X-wing» Синдуллы уступал элитному Защитнику в скорости, из-за чего ей никак не удавалось оторваться от преследования Скерриса. Тем не менее Гера успешно уклонялась от огня имперского аса, направившись прямиком к «Химере».[20]

Rebel-assault-thrawn

Траун командует первой волной в ходе космического сражения над Лоталом

Понимая, что Синдулла пытается заманить Скерриса в ловушку, Траун приказал ему прекратить преследование, однако увлекшийся погоней пилот проигнорировал приказ. Несмотря на то, что Защитник находился в зоне поражения, Траун приказал своим стрелкам открыть огонь, в результате чего был подбит как «X-wing» Геры, так и Защитник Скерриса, лишив истребителей их щитов. Обстреляв «Химеру», Гера на время скрыла свой истребитель облаком дыма, образовавшимся после взрыва, благодаря чему смогла совершить манёвр и подбить уязвимый истребитель Скерриса, который потерял управление и протаранил собой командный крейсер типа «Арквитенс». Легкий крейсер в свою очередь обрушился на один из звёздных разрушителей, уничтожив собой его мостик, чем воспользовалась ударная группа Альянса, прорвавшись сквозь блокаду и войдя в атмосферу планеты. Однако, до того, как они успели достигнуть цели, запущенная по приказу Трауна вторая волна, состоявшая из множества TIE истребителей, перехватила и сбила все истребители мятежников. После успешно отраженной атаки повстанцев Волдар связался с Трауном и сообщил ему, что несколько истребителей рухнули в пределах Лотал-сити. Гранд-адмирал вызвал Рукха, находившегося на планете, и приказал ему найти и взять в плен выживших, в частности Геру Синдуллу. После продолжительной погони по улицам города и непродолжительного рукопашного боя ногри успешно осуществил захват генерала повстанцев, передав её в руки губернатора Прайс.[20]

Проект под угрозой Править

Wilhuff-tarkin-thrawn

Губернатор Таркин сообщает Трауну об угрозе проекту Защитников из-за конкуренции с DS-1

Гранд-адмирал посетил захваченную Синдуллу в ходе пыток, предварявших допрос. Траун сообщил Гере о своих выводах, сделанных о назначении элементов родового каликори, после чего оставил тви’леку наедине с губернатором. Тем временем с Трауном связался гранд-мофф Таркин и сообщил гранд-адмиралу о том, что Орсон Кренник, директор Передовых оружейных исследований, убедил правление Империи выделить дополнительное финансирование на его собственный проект под кодовым названием «Звёздная пыль» — первую орбитальную боевую станцию «Звезда Смерти», разработка и производство которой велись почти два десятилетия. Подобное перераспределение финансирования ставило под угрозу проект TIE Защитника, что вызвало крайнее недовольство Трауна, так как ранее сам Император заверил гранд-адмирала, что поддерживает его проект. Давно находившийся в конфронтации с Кренником Таркин сообщил, что придерживается стороны Трауна и уже добился аудиенции у Палпатина, на которой гранд-адмирал сможет убедить его в важности проекта TIE Защитника. Траун вернулся на борт «Химеры» и тот час же покинул Лотал, отправившись на Корусант.[21]

Будучи на Корусанте, Траун узнал, что в его отсутствии повстанцы проникли в Лотал-сити с целью освободить генералу Синдуллу, а губернатор Прайс, пытаясь их остановить, уничтожила столичный топливный склад. Несмотря на то, что во взрыве топливохранилища погиб рыцарь-джедай Кэнан Джаррус, Империя понесла колоссальные убытки, а повстанцы получили преимущество — было уничтожено всё топливо, предназначенное для снабжения имперских заводов на Лотале. Лишившись источника топлива, фабрики вскоре перестали функционировать, а производство Защитников прервалось. Трауна не обманул устроенный Ариндой показной парад, нацеленный скрыть масштабы катастрофы, произошедшей по её вине. Отклонив протесты губернатора, гранд-адмирал пообещал разобраться с ней по возвращении на Лотал. Тем не менее Траун был уверен, что лишившиеся своего лидера повстанцы, в частности, его падаван Эзра Бриджер, потеряют видение цели, и их действия будут опрометчивы. Чтобы положить этому конец, гранд-адмирал приказал Рукху устранить их, как только они проявят себя.[22]

Решающее сражение Править

Траун: «Что бы сейчас ни случилось — это произойдёт с нами обоими».
Эзра: «На это я и рассчитываю».

— Диалог Трауна и Эзры перед тем, как оба пропали без вести (источник)

Вернувшись с Корусанта в систему Лотал, Траун обнаружил, что Бриджер и его силы взяли в плен губернатора Прайс и захватили контроль над имперской штаб-квартирой в столице, передав ложный протокол 13 с целью заманить находившийся на планете имперский гарнизон в «купол», надеясь отправить их с Лотала восвояси. Прибывшая «Химера» заняла позицию прямо над «куполом», так что в случае крушения штаб-квартиры она бы уничтожила собой весь Лотал-сити. Бриджер связался с Трауном и потребовал гранд-адмирала покинуть планету, сообщив ему о том, что все силы Империи теперь в плену у повстанцев. Траун знал об этом намерении Бриджера, заранее послав Рукха отключить планетарный щит, и приказал Эзре немедленно сдаться ему, начав обстрел города из турболазеров «Химеры». Стремясь предотвратить массовую гибель своих земляков, Бриджер принял условие Трауна и добровольно явился на «Химеру», где Траун представил джедаю свою коллекцию образцов культуры и искусства Лотала, которые он решил сохранить перед тем, как приступить к уничтожению города, которое, после череды произошедших событий, гранд-адмирал считал неизбежным исходом. После непродолжительного идеологического спора Траун отвел Бриджера в грузовой отсек, где хранился уцелевший фрагмент храма джедаев, и представил его находившемуся на «Химере» посредством голографической связи императору Шиву Палпатину. Оставив Эзру наедине со своим императором, Траун вернулся на мостик в ожидании дальнейших указаний.

Thrawn-many-arms

Эзра Бриджер заключает Трауна в «объятья» щупальцев пёрргилов на мостике «Химеры»

Несмотря на попытку Императора договориться с Бриджером юному джедаю удалось, одолев гвардейцев и штурмовиков, сбежать из грузового отсека. Повинуясь воле Императора, Траун приказал возобновить полномасштабную бомбардировку, однако повстанцам в имперском комплексе удалось вновь активировать планетарный щит, а Бриджер сумел пробиться штурмом на мостик «Химеры». Тем временем множество неизвестных объектов вышло из гиперпространства в системе Лотал и уничтожили корабли блокады Трауна на орбите ― стая пёрргилов, приведенная к Лоталу «Призраком» согласно плану Бриджера. Пёрргилы обхватили «Химеру» своими щупальцами, разбив ими смотровые окна мостика и схватив находившихся там офицеров. Осознавший свое отчаянное положение, Траун выстрелил Бриджеру в спину из своего бластера. Раненный джедай выбил оружие из рук гранд-адмирала и с помощью Силы отбросил его навстречу щупальцам пёрргилов, которые, подобно «множеству рук», обвились вокруг него «холодным объятием», как однажды и предсказал Бенду. Пёрргилы покинули Лотал, нырнув в гиперпространство и утащив с собой «Химеру» ― а вместе с ней Трауна и Бриджера;[23] тем не менее оба пережили это путешествие.[24]

Наследие Править

Через шесть лет после кампаний, развернутых Трауном против восстания, Альянс повстанцев нанёс необратимый урон Империи, уничтожив Императора, что привело к восхождению Новой Республики. Раздробленные остатки Империи были окончательно побеждены во время битвы за Джакку в 5 ПБЯ, и Имперский флот отступил в Неизведанные Регионы. Это стало возможным благодаря Обсерватории на Джакку, которая помогла имперцам проложить путь в суровом регионе пространства. Большая часть того, что Траун знал о Неизведанных Регионах, была использована при расчетах в Обсерватории. Благодаря знаниям Трауна, а также информации, полученной усилиями нескольких исследовательских команд и дроидов, которых Император однажды отправил в неизвестность, из Имперского флота в далях галактики был создан Первый орден. То была часть плана чрезвычайных мер Императора, гарантировавшего, что Галактическая Империя не переживет его, однако выжившие имперцы использовали этот план в свою пользу, обеспечив существование Империи и после смерти Императора.[6]

Личность и черты характера Править

«Мои извинения, капитан Славин. Я забыл, что не всем дано ценить искусство так же, как мне».
— Траун Славину (источник)
ThrawnSlavin

Внешнее спокойствие Трауна сменялось раздражением, когда он сталкивался с невежеством и пренебрежительным отношением своих подчиненных к искусству

Гранд адмирал Траун принадлежал к расе Чиссов и отличался спокойным и собранным поведением. Он был блестящим военным стратегом, известным предвидением вражеских атак и собственной тактической точностью. Было известно, что он говорит по крайней мере на трех языках: Чхунх-его родной язык, Сай Бисти-язык Чиссов, на котором они общаются с торговцами, и галактический базовый, на котором они свободно говорят после вступления в Империю.Траун работал над совершенствованием военного искусства. Он уважал своих врагов, считая, что для победы над достойным противником необходимо понимать их во всех аспектах, включая их историю и философию. В частности, Траун высоко ценил искусство и полагал, что изучение его позволит ему проникнуть в душу людей тех культур, к которым принадлежали художники. Спокойное поведение Трауна и его утонченные манеры скрывали его безжалостность. Траун редко колебался в своем обычно холодном темпераменте, хотя в какой-то момент он яростно схватил Славина за униформу за то, что тот считал его коллекционного Каликори тви'лекским мусором. Однако он быстро взял себя в руки и извинился за свой эмоциональный взрыв. Однако эта демонстрация, возможно, не была эмоциональной вспышкой, а скорее рассчитанной тактикой со стороны Трауна. В похожем инциденте много лет назад Траун, очевидно, кричал в гневе на штурмовика, отказывающегося слушать, но, как он объяснил своему помощнику Илай Вэнто, на самом деле он не был зол, а только нарушил свой обычный шаблон поведения, который, по его мнению, был эффективным инструментом в общении с людьми, которые не слушали разум или не меняли свой нормальный шаблон поведения.

Траун был вежлив и почтителен даже со своими врагами, которыми обычно восхищался. Даже допрашивая Геру Синдуллу, он вел себя прилично, несмотря на их враждебные отношения. Траун был невысокого мнения о Константине и однажды послал его на задание разобраться с железной эскадрильей в системе Микапо. Траун устроил Константину проверку, приказав Адмиралу отправиться на легком крейсере, чтобы проверить его храбрость. Константин недооценил изобретательность и находчивость тамошних повстанцев. Траун был достаточно проницателен, чтобы понять, что Константин лжет, когда тот пытался спасти лицо, утверждая, что изгнал мятежников из системы. Траун знал, что повстанцы уже эвакуировали своих сторонников из системы.

Как тактик, Траун спонсировал новую инициативу по разработке истребителей, оснащенных дефлекторными щитами. Он считал, что эта особенность даст империи преимущество над их мятежными противниками, поскольку он заявил, что даже самые маленькие черты могут означать разницу между победой и поражением. Траун не любил некомпетентности и дрянного мастерства, лично подстроив смерть агента повстанцев Морада Сумара (Траун не знал, что Морад был агентом повстанцев), заставив его ездить на неисправном спидере. После смерти Морада Траун сообщил присутствовавшим на месте рабочим, что они будут лично проверять каждую построенную ими машину.

GAThrawnSW - FA

Гранд-адмирал Траун

Любовь Трауна к искусству и его решимость победить восстание привели к тому, что он собрал обширную коллекцию изображений и предметов, связанных с экипажем корабля повстанцев «призрак», который перехитрил своих предшественников. Вдобавок Траун внимательно изучил сообщения Лайста и каллуса о проникновении мятежников на Лотальскую имперскую фабрику и понял, что у Империи есть шпион в их рядах. Траун полагал, что допрос всего Имперского персонала предупредит предателя. Вместо этого он выступал за создание ловушки для предателя, которая превратила бы их в актив империи.

Траун был готов пойти на большой риск, как было показано, когда он отправил дроидов-разведчиков E-XD на охоту за базой вертолетов эскадрильи Феникс. Несмотря на потерю Звездного Разрушителя, Трауну удалось сузить поиск базы повстанцев с тысяч до 94 миров. Позже Агент Каллус попытался ускользнуть от Трауна, чтобы найти точку опоры, подбросив улики, которые изобличили лейтенанта Лайста. Однако Траун обнаружил обман каллуса и решил манипулировать предательским агентом ISB, чтобы помочь ему найти базу повстанцев.

В то время как другие имперские командиры не обращали внимания на угрозу, исходящую от мятежных дроидов, таких как чоппер, Траун вел каталог этих дроидов, который он распространял среди своих разведчиков. Эта информация позволила LT-319 начать амбициозный заговор, чтобы захватить Призрак и найти местоположение базы повстанцев.

Пытаясь найти расположение базы повстанцев, Траун устроил каллусу ловушку, сообщив, что его шпионам известно о планах мятежников напасть на Лотал. Сопоставив свои познания в Древнем Лоталийском искусстве с траекториями движения группы Массасси Додонны и передач каллуса, Траун пришел к выводу, что база повстанцев находится в системе Атоллона. Будучи кадровым офицером, Траун не интересовался личной славой, его интересовало только достижение результатов для своего императора. Его интерес к большой игре раздражал Константина, которого интересовала только личная слава. Траун был зол на некомпетентность Константина, поскольку его глупость разрушила шанс Трауна подавить восстание раз и навсегда.

Траун также был отличным командиром. Чтобы проверить храбрость повстанцев, он орбитально бомбардировал базу повстанцев. Когда он все еще стоял из-за генератора щита, Траун решил проверить свою силу, пожертвовав несколькими AT-DPs. Траун умел координировать свои наземные и истребительные силы и предпочитал вести своих людей с фронта. Как человек с научным складом ума, Траун был невозмутим перед мистическими угрозами, как Бенду, когда он использовал объединенную огневую мощь своих войск и Ходячих, чтобы сбить мистическое существо-силу. Траун не испугался Бенду и попытался уничтожить его, выстрелив в него из бластера, но был удивлен и расстроен его внезапным исчезновением и насмешливым смехом.

Силы и способности Править

«Код отмены: Рукх».
— Траун завершает тренировку (источник)
ThrawnSentielDroid

В результате частых тренировок гранд-адмирал Траун был в состоянии победить в бою нескольких имперских сторожевых дроидов

Траун был опытным военным командиром, превосходным тактиком и стратегом, тщательно продумывавшим свои действия и учитывавшим малейшие детали.[3] Траун владел бластерным пистолетом, что помогло ему обезвредить замаскированного под штурмовика-разведчика повстанца Эзру Бриджера, в которого гранд-адмирал выстрелил оглушающим зарядом.[7] Также Траун использовал бластер в стремлении прикончить Бенду, однако существо исчезло за мгновение до выстрела.[15] Траун также достиг значительного мастерства в искусстве рукопашного боя, часто тренируясь с двумя сторожевыми дроидами. Гранд-адмирал использовал свои навыки боя во время неудавшегося покушения на его жизнь, подстроенного агентом Каллусом, перепрограммировавшим сторожевых дроидов Трауна.[11]

Траун обладал прекрасной физической формой и ловкостью. Он был искушен в рукопашном бое и был знаком с ограничениями боевых искусств Имперских академий. Трауну удалось победить агента ИББ Каллуса в рукопашном бою один на один. Будучи гранд-адмиралом, Траун изучал различные тактики повстанческих группировок, в том числе ему было знакомо Данаанское построение. Чтобы помешать повстанцам сбежать с поля боя, он укрепил блокаду заградительным крейсером Константина в центре Седьмого флота. Несмотря на успешность принятого решения, повстанцам удалось кратковременно прорвать блокаду по вине Константина, который отказался выполнять приказы Трауна и решил лично разобраться с флагманом коммандера Сато, в результате чего заградитель был уничтожен.[15]

За кулисами Править

Thrawnconcept

Ларс Миккельсен и концепт-арт Трауна

Гранд-адмирал Траун был придуман писателем Тимоти Заном. Впервые он появился в относящемся к Легендам «Звёздных войн» романе «Наследник Империи», входящем в «Трилогию Трауна». В каноне персонаж впервые появился в третьем сезоне анимационного телесериала «Звёздные войны: Повстанцы», где его озвучил актёр Ларс Миккельсен. Также Зан стал автором посвящённого персонажу каноничного романа под названием «Траун», рассказывающего о первой встрече персонажа с Галактической Империи и событиях, предшествовавших третьему сезону «Повстанцев».[25][26] Исполнительный продюсер Дэйв Филони впервые выразил заинтересованность использовать Трауна еще в 2010 году, во время работы над мультсериалом «Звёздные войны: Войны клонов».[27]

Появления Править

Источники Править

Примечания и сноски Править

  1. Заря Восстания
  2. 2,0 2,1 StarWars-DatabankII Гранд-адмирал Траун в Databank (сохранённая копия на Archive.org)
  3. 3,00 3,01 3,02 3,03 3,04 3,05 3,06 3,07 3,08 3,09 3,10 3,11 3,12 Звёздные войны. Повстанцы: Шаги во тьму
  4. 4,000 4,001 4,002 4,003 4,004 4,005 4,006 4,007 4,008 4,009 4,010 4,011 4,012 4,013 4,014 4,015 4,016 4,017 4,018 4,019 4,020 4,021 4,022 4,023 4,024 4,025 4,026 4,027 4,028 4,029 4,030 4,031 4,032 4,033 4,034 4,035 4,036 4,037 4,038 4,039 4,040 4,041 4,042 4,043 4,044 4,045 4,046 4,047 4,048 4,049 4,050 4,051 4,052 4,053 4,054 4,055 4,056 4,057 4,058 4,059 4,060 4,061 4,062 4,063 4,064 4,065 4,066 4,067 4,068 4,069 4,070 4,071 4,072 4,073 4,074 4,075 4,076 4,077 4,078 4,079 4,080 4,081 4,082 4,083 4,084 4,085 4,086 4,087 4,088 4,089 4,090 4,091 4,092 4,093 4,094 4,095 4,096 4,097 4,098 4,099 4,100 4,101 4,102 4,103 4,104 4,105 4,106 4,107 4,108 4,109 4,110 4,111 4,112 4,113 4,114 4,115 4,116 Траун
  5. 5,0 5,1 5,2 5,3 5,4 5,5 5,6 5,7 Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Информатор»
  6. 6,0 6,1 Последствия: Конец Империи
  7. 7,0 7,1 7,2 7,3 Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Герои Геры»
  8. 8,0 8,1 8,2 Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Железная эскадрилья»
  9. Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Видения и голоса»
  10. 10,0 10,1 Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Боеголовка»
  11. 11,0 11,1 11,2 11,3 11,4 11,5 11,6 Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Имперский взгляд»
  12. Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Тайный груз»
  13. SWCustom-2011 Разведка повстанцев: Внутри эпизода «Дроид — двойной агент» на StarWars.com (сохранённая копия на Archive.org)
  14. 14,0 14,1 Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Дроид — двойной агент»
  15. 15,0 15,1 15,2 15,3 15,4 15,5 15,6 15,7 15,8 Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Час атаки»
  16. Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Наследие Мандалора»
  17. 17,0 17,1 Звёздные войны. Повстанцы: Герои Мандалора
  18. 18,0 18,1 18,2 Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Полёт Защитника»
  19. Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Родственные»
  20. 20,0 20,1 Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Атака повстанца»
  21. Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Ночь джедая»
  22. Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «ДЬЮМ»
  23. Rebels-mini-logo «Звёздные войны: Повстанцы» – «Воссоединение семьи — и прощание»
  24. 24px-SWYTlogo Разведка повстанцев #4.8: Внутри эпизодов «Надежда глупца» и «Воссоединение семьи — и прощание» на официальном канале «Звёздные войны» на YouTube
  25. 24px-SWYTlogo Star Wars Rebels Season 3 Panel | Star Wars Celebration Europe 2016 на официальном канале «Звёздные войны» на YouTube
  26. SWCustom-2011 Enter Thrawn: A Q&A with Timothy Zahn на StarWars.com (сохранённая копия на Archive.org)
  27. Swank, Jason (May 14, 2010). Weekly ForceCast: May 14, 2010. The ForceCast.
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.