Вукипедия
Advertisement
Вукипедия
41 987
страниц
Перейти на каноничную версию Эта статья основывается на легендарной версии объекта
Восход ИмперииПериод ВосстанияНовая РеспубликаЭта статья раньше входила в число Избранных статей Вукипедии
Эта статья про Императора Палпатина, также известного как тёмный лорд ситхов Дарт Сидиус. Возможно, вы ищете титул «Галактический Император», Вишейта, известного как Император ситхов, или титул «Император».
We'redoomed

Мы обречены!

Эта статья затрагивает существенную тему и ей необходимы дополнения и/или доработка.

Пожалуйста, приведите эту статью в порядок, как того требует руководство по стилю, прежде чем переходить к другим, менее важным статьям. Удалите это сообщение, когда закончите.

Queicon

Эта статья содержит информацию о проекте, который является частью проекта «Звёздные войны: Войны клонов».

Официальная хронология Войн клонов во вселенной «Легенд» не была утверждена Lucasfilm. Точная хронология событий, описанных в этой статье, неизвестна.

«Я достиг того, чего не смог достичь ни один ситх до меня. Я уничтожил джедаев и покорил Корусант. Я восседаю на троне нового, неудержимого строя. Я создам великую Галактическую Империю, воплотив в ней свой замысел».
— Император Палпатин (источник)

Палпати́н (англ. Palpatine), также известный как Дарт Си́диус (англ. Darth Sidious) или просто Император (англ. the Emperor) — чувствительный к Силе человек мужского пола, могущественный тёмный лорд ситхов, который, благодаря собственной хитрости и интригам, сделал себе головокружительную политическую карьеру, став в конечном итоге последним Верховным канцлером Республики и первым императором Галактической Империи. Это был один из могущественнейших, если, не самый могущественный, адепт Тёмной стороны, обладавший поистине колоссальной мощью: его не смогли убить ни Мейс Винду, ни Йода, ни Гален Марек, ни многие другие джедаи и противники. Он был тёмным лордом ситхов, который придерживался Правила двух, правила Ордена лордов ситхов и был самым успешным и влиятельным ситхом, которого когда-либо знала Галактика, сумевшим воплотить в жизнь Великий план и уничтожить как Орден джедаев, так и саму Республику, став единоличным повелителем всей Галактики. Известный своими садистскими и корыстными намерениями, а также способностью скрывать их, Палпатин повлиял на Галактику, возможно, больше, чем любой другой отдельный индивид в истории. Также он имел острый интеллект и был способен предвидеть различные варианты будущего: фактически именно он превратил Старую Республику в Империю и истребил почти всех джедаев. На всё это у Палпатина ушли десятилетия упорного труда.

Родившийся в 82 ДБЯ на планете Набу в аристократическом доме Палпатинов, Палпатин открыл для себя интерес к учению ситхов ещё в юном возрасте в качестве коллекционера артефактов Тёмной стороны. В 65 ДБЯ он встретил Хего Дамаска, мууна и одного из представителей «Капиталов Дамаска», который на самом деле был лордом ситхов Дартом Плэгасом. Под пагубным влиянием опытного и коварного интригана Плэгаса Палпатин убил своего отца и поклялся служить Тёмной стороне в качестве ученика Плэгаса, который и нарёк его Дартом Сидиусом. С тех пор началась его двойная жизнь, которую он вёл долгими десятилетиями. Не в малой степени благодаря тому, что столь выдающиеся адепты Силы, как Плэгас и Сидиус были способны скрывать свою сущность даже от наиболее выдающихся мастеров-джедаев даже будучи вплотную рядом с ними. Так, к примеру, они оба неоднократно вели беседы непосредственно с джедаями, в том числе и с членами Высшего совета ордена, в частности, с Йодой, и те так ничего и не заподозрили. Когда же маски, наконец, были сорваны, и истинная сущность Палпатина стала им ясна, стало уже слишком поздно.

Ситх начал свой путь к абсолютной власти, став сенатором. Пока его учитель, Плэгас, проводил бесчисленные эксперименты, стремясь заполучить секрет бессмертия, сам Сидиус изучал азы и тонкости галактической политики, успешно ею манипулируя и продвигаясь по головам своих соперников и предшественников. Затем, используя свои способности к манипуляции, хитроумие и могущество Тёмной стороны Силы, он стал Верховным канцлером и пробыл в этой должности тринадцать лет, постепенно увеличивая свою власть и превращая демократический режим Республики в единоличную диктатуру. Показательно, что он убил своего учителя, Плэгаса, и присвоил себе его мантию тёмного лорда ситхов в ночь собственного избрания канцлером. С тех пор и вплоть до самой своей смерти лишь он один определял судьбу всей Галактики и населявших его индивидов. Все эти годы и после Палпатин постоянно устраивал различные интриги, такие, как клонирование джедая Джоруса К'баота и постройка фабрики по производству своих же клонов на Биссе; убийства и запугивания неугодных политических противников; развязывание различных военных и политических конфликтов; постоянное внесение поправок в Конституцию, наделяющих его всё новыми полномочиями, и так далее.

Именно Палпатин спровоцировал кризис с Торговой федерацией на Набу, тем самым, вызвав военную блокаду и угрозу интервенции на своей же собственной родной планете и вверг Галактику в Сепаратистский кризис и Войны клонов всего спустя десять лет после кризиса на Набу, именно он был руководителем и манипулятором обеих сторон этого конфликта — как Республики, так и Конфедерации независимых систем, и, наконец, именно он руководил всем ходом этой войны, направленной на уничтожение джедаев, которые могли помешать ему достичь абсолютной власти.

К 19 ДБЯ Палпатин успешно склонил на Тёмную сторону Энакина Скайуокера, которого он хитростью заставил убить своего старого ученика, Дарта Тирануса, а несколько позднее и раскрыл ему свою настоящую личность, после чего окончательно покорил его своей власти и нарёк его вскоре ставшим легендарным именем Дарт Вейдер. Это событие стало роковым для всех жителей Галактики и оставшихся в живых джедаев. В тот же день Палпатин преобразовал Старую Республику, просуществовавшую до того 25000 лет в Галактическую Империю. На протяжении почти двух десятков лет Палпатин единолично правил Галактикой, и за это время он окончательно уничтожив последние оплоты демократии, включая Сенат.

В период своего правления Палпатин создал одну из самых мощных вооружённых сил, которые когда-либо видела Галактика. При этом на его жизнь неоднократно покушались, и порой даже почти достигали цели, но он неизбежно выбирался из смертельных опасностей и выходил победителем, раз за разом карая и сокрушая своих врагов, нередко лично, но чаще всё же руками своих подчинённых, в том числе и самого Вейдера. Постепенно Сидиус стал снимать с себя маску просвещённого и демократического лидера и начал открыто насаждать единоличную диктатуру, собственный культ личности и править через террор. Особенно ярко это проявилось к 0 ДБЯ, с завершением работ над первой Звездой Смерти — супероружием невиданной ранее мощи, способным уничтожить целые планеты. Приблизительно в это же время, в 3 ДБЯ он обнаружил наличие у Вейдера тайного ученика, исключительно одарённого и могущественного адепта Силы Галена Марека, известного под позывным «Старкиллер», после чего он приказал Вейдеру в качестве демонстрации своей верности инсценировать казнь Старкиллера, а затем, позволив сохранить тому жизнь, решил использовать юношу для обнаружения и сбора в одном месте самых влиятельных предателей в Империи якобы для организации восстания, дабы их всех можно было бы опознать и уничтожить. Однако этот план Сидиуса полностью провалился после того, как Старкиллер отвернулся от Вейдера и Сидиуса, перешёл на сторону повстанцев, а затем лично спас пленных повстанцев, позволив им сбежать. Более того, Старкиллер пожертвовал собственной жизнью ради этого, что сделало его мучеником и вдохновило врагов Империи, немедленно поднявших восстание, организованное, по иронии судьбы, самим Сидиусом. И, хотя изначально Сидиус держался весьма неплохо, всё же в битве при Явине имперский флот потерпел одно из наиболее сокрушительных своих поражений за всю войну, потеряв, помимо всего прочего, ещё и саму Звезду Смерти. Четыре года спустя, во время Эндорской битвы, Сидиус потерпел новое тяжёлое поражение и в первый раз погиб на борту второй Звезды Смерти в возрасте 86 лет от руки своего ученика, Дарта Вейдера, который с помощью сына вернулся на Светлую сторону и восстановил равновесие в Силе. То, однако, так и не стало окончательной смертью ситха. Вскоре он сумел вернуться к жизни в новом теле собственного клона на Биссе и продолжить войну с повстанцами, но именно битва при Эндоре стала переломным моментом той войны — он стал постепенно терять контроль над Галактикой, пока, наконец, ещё семь лет спустя он, не без помощи джедая Эмпатоджейоса Бранда окончательно не был повержен и погиб на Ондероне. Тем не менее, его наследие просуществовало ещё многие десятилетия, определяя будущее не только Ордена ситхов, но и политическую и общественную жизнь Галактики.

Биография

Юность

«Он был уродлив даже ребёнком!»
Хан Соло, комментируя появление зародыша клона Палпатина (источник)
Lake country palmtree

Озёрный край, в котором прошло детство юного Палпатина

Палпатин родился в 82 ДБЯ на планете Набу, что находилась в Секторе Чоммелль в Среднем Кольце в крайне влиятельной и обеспеченной дворянской семье Палпатинов[24]. Сам Палпатин впоследствии утверждал, что родился в столице планеты Тиде — городе на реке Соллеу[25], однако нет никаких фактов, подтверждающих эти сведения. Его отцом был Косинга Палпатин, а вот имя матери история не сохранила. Известно также, что у Палпатина имелись, как минимум, два брата и две сестры. Так, к примеру, отпрыск одного из них стала внучатой племянницей Палпатина, Эдерлатх Паллопидес, которая родилась в 4 ДБЯ и даже после его смерти рассматривалась, как один из возможных претендентов на роль его наследницы по линии династии Палпатинов[26]. Более того, известно и о троюродном брате Палпатина, Волпау, который погиб на Убууге, а впоследствии и кремирован на Корусанте[27]. В будущем отчёты, имеющие отношение к его родословной и непосредственным членам семьи, загадочным образом исчезли по наступлению Нового порядка[28]. Предполагалось, что эти отчёты были уничтожены, чтобы скрыть настоящую личность ситха.

Он рос в родовом имении своей семьи в Озёрном крае. С раннего возраста Палпатин отличался от своих сверстников, братьев и сестёр. Он ощущал в себе большую власть и верил, что может многое изменить не только в своей семье, но и в Галактике. Отношения юноши с семьёй не заладились, и не только из-за собственного пренебрежительного отношения к родственникам. К примеру, отец юноши, Косинга, откровенно возненавидел своего сына, и притом ненависть эта зародилась с самого младенчества мальчика. Перед своей собственной смертью от руки сына Косинга признался, что считал сына слишком высокого мнения о себе, а также упоминал жестокий огонь в его глазах. Дошло даже до того, что Косинга провёл тест, который, однако, полностью подтвердил его отцовство, так что ему пришлось признать мальчика плоть от плоти своей. Но понять или принять его Косинга так до собственной смерти и не сумел[1].

Будучи умным и весьма амбициозным, Палпатин желал, чтобы его семья занимала более активную позицию в политике Набу, и, таким образом, не только увеличивала своё богатство и власть на родной планете, но ещё помогала бы Набу сталь полноправным членом современной цивилизованной Галактики. Однако вскоре юноша разочаровался, узнав, что он был одинок в этом честолюбии. Особенно Палпатина разочаровывала и раздражала неспособность отца упрочить и возвысить положение своей семьи, хотя Косинга — которому по мнению его сына не хватало смелости и решительности — полагал, будто обладает всей властью, которую можно было бы получить в его положении. Политические амбиции Косинги никогда не выходили за пределы провинциального Набу — отец и сын присутствовали на двух коронациях в столице Тиде, и Палпатин на долгие годы запомнил зависть Косинги к могуществу короля. Палпатин считал, что отец, как и вся остальная семья, его попросту не понимала. Испытывая отвращение к некомпетентности и трусости родителя, и взбешённый готовностью матери мириться с таким унизительным положением семьи, Палпатин с детства возжелал избавиться от отца и долгие годы скрывал это под маской простого реакционного непокорства. Так, к примеру, в определённый момент мальчик попросту отказался от собственного имени, дарованного ему Косингой при рождении, и с тех пор он стал требовать, чтобы к нему обращались исключительно по имени его аристократического рода, Палпатина. Таким образом, его настоящее имя было навечно предано забвению, а в историю Галактики он вошёл под совсем другими именами[1].

Примечательно, что уже в детстве Палпатин проявлял личную заинтересованность в запретных знаниях ситхов. Воспользовавшись внушительным состоянием своей семьи, юноша посещал чёрный рынок, скупая там как можно больше непостижимых рун и древних текстов, связанных с Тёмной стороной и великими ситхскими владыками. Восхищённый тайнами, раскрываемыми с каждым томом, Палпатин сразу же осознал ключ к реализации своих истинных амбиций: обретение абсолютной власти. Всё, что отныне было ему необходимо, так это возможность применять все полученные им знания на практике. И эту возможность ему вскоре и предоставил его будущий учитель, Дарт Плэгас[17].

Образование

Хего Дамаск: «Очень бодрит.»
Палпатин: «Может быть, я стану профессиональным гонщиком.»
Хего Дамаск: «Думаю, Набу ждёт большего от старшего сына дома Палпатинов.»
Палпатин: «Меня не волнует, чего ждут другие.»

— Хего Дамаск и юный Палпатин на Набу (источник)

В свои юные годы Палпатин успел проучиться в нескольких наиболее престижных и эксклюзивных академий в Галактике, но ему никогда не удавалось продержаться там надолго, поскольку его достаточно быстро исключали за разные мелкие проступки. Список правонарушений Палпатина, хотя обычно незначительных, был достаточно обширен для того, чтобы — не будь он из дворянской семьи — он был заключён в исправительном учреждении. Конечно же, каким бы ни были преступление его сына, Косинга оказывал постоянную поддержку, защищая своего сына и добиваясь того, чтобы любые скандалы с его участием заминались, не скупясь на это своё влияние и богатство. Это также оказало влияние на формирование мировоззрения юноши. В результате он рос с твёрдым убеждением, что деньги могут решить всё. Как итог, Палпатин быстро отказался от традиционных представлений о морали, вместо этого выработав для себя уникальный этический кодекс — пьедестал, на который он поставил себя, чтобы возвыситься над всеми остальными[1].

Хотя он презирал своего отца больше, чем кого бы там ни было ещё, тем не менее, у них было много общего. Помимо унаследованной склонности к насилию, отец и сын разделяли ненасытную страсть к гонкам на спидерах. Палпатин однажды с любовью вспомнил случай из своей юности, когда его отец купил ему ультрасовременный прототип спидера, скорее в качестве взятки, призванной хоть немного утихомирить характер мальчика и сделать его более покорным, чем в подарок, но, тем не менее, Палпатин принял его. Однако это длилось недолго, так как Палпатин вскоре разбил отцовский подарок, трагически убив при этом двух пешеходов. Как всегда, Косинга позволил своему сыну избежать наказания, а сам Палпатин ни разу не выказал ни малейшего раскаяния по поводу случившегося. Совсем даже наоборот — отсутствие законного наказания лишь укрепило веру мальчика в собственную неуязвимость, безнаказанность и избранность, и Палпатин бестактно выбрал именно этот момент, чтобы объявить о своём желании стать профессиональным гонщиком. Как итог, Косинга запретил своему сыну снова кататься на спидерах, но продолжилось это недолго. После многих истерик и долгого противостояния Палпатин настолько утомил своего отца, что тот, в конце концов, уступил, и Палпатин продолжил участвовать в гонках, причём довольно успешно. Но даже несмотря на этот успех, амбиции Палпатина едва ли были удовлетворены, и жаждал гораздо большего[1].

Дарт Плэгас и Дарт Сидиус

«Расскажи мне о сильных сторонах своих, и я буду знать, как их обезвредить; расскажи о своем величайшем страхе, и я заставлю тебя встретиться с ним лицом к лицу; расскажи, что ты больше всего ценишь, и я пойму, чего тебя можно лишить; расскажи, чего ты страстно желаешь, и я откажу тебе в этом…»
Дарт Плэгас (источник)

В те времена ситхи всё ещё существовали в виде тайного ордена, и в 67 ДБЯ лорд ситхов по имени Дарт Тенебрус был убит своим учеником Плэгасом на планете Бал'демник. Ввиду козней наставника Плэгас лишился способностей к предвидению, в то время как умиравший учитель получил видение, в котором Плэгас был убит в будущем собственным учеником прежде, чем тот успел завершить дело своей жизни, которое, по мнению Тенебруса, заключалось в создании Избранного. Таинственный ученик в видении Тенебруса был невидим для его чувства Силы, и тот воспринял его лишь как тень[29]. Когда же немного позже судьба завела Плэгаса по делам «Капиталов Дамаска» на Набу, там же он и познакомился с юным Палпатином,[17] и такой поворот событий стал первым шагом к целой цепочке событий, которые 35 лет спустя привели к реализации видения Тенебруса о бесславной гибели своего ученика[1][29].

Первая встреча

Хего Дамаск: «Молодой человек. Удели мне минутку своего времени. Палпатин».
Палпатин: «Откуда вы знаете моё имя?»
Хего Дамаск: «Мне известно о тебе гораздо больше, чем просто имя».
Палпатин: «Обычно я не очень-то жалую тех, кто заявляет, что ему обо мне что-то известно, но поскольку я и сам знаю кое-что о вас, я воздержусь».

— Хего Дамаск и юный Палпатин на Набу (источник)

Университет Тида

Университет Тида, в котором учился юный Палпатин

Подростком Палпатин учился в Университете Тида, а также записался в Молодёжную программу для будущих законодателей в соответствии с обязательными учебными планами государственной службы Набу. Социальный статус его семьи позволил ему выйти на контакты с высшими чиновничьими, аристократическими и даже и даже правительственными кругами планеты. Одним из таких знакомых был Видар Ким, который в то время был помощником сенатора Республики от Набу. Хотя Палпатин и считал Кима политическим наставником, он тайно приветствовал определённые политические взгляды, противоречащие позиции Кима. Собственный отец Палпатина, однако, как раз наоборот, был сторонником Видара Кима, разделял его консервативные убеждения и лоббировал правительство Набу, чтобы оно придерживалось изоляционистской политики, чтобы защитить свой родной мир от межпланетных корпораций, которые хотели воспользоваться Набу. Бон Тапало, кандидат на трон Набу на выборах монарха в 65 ДБЯ, стремившийся открыть Набу для внешних торговых и экономических отношений, был главным противником консерваторов-изоляционистов на политической арене, и, следовательно, выражал позицию, полностью соответствовавшую политическому мировоззрению семнадцатилетнего Палпатина[1].

Это сподвигло его — движимого гордыней и желанием увидеть, как его родной мир станет составной частью экономики Галактики, а также вольётся в её политику в качестве отдельного весомого участника, — незаметно подорвать политическую кампанию консерваторов, среди которых был и его отец, во время выборов монарха в 65 ДБЯ. Палпатин обнародовал конфиденциальную информацию о секретной роли некоторых королевских домов (включая, предположительно, и его собственный) в мрачной истории конфликта с наёмниками во время локальной войны с гунганами, что нанесло серьёзный удар по репутации консерваторов и привело к грандиозному скандалу, который практически уничтожил все их шансы на победу на выборах. Косинга, отец Палпатина, с самого начала заподозрил его в организации этого скандала, но доказать это ему так и не удалось. Несмотря на это, после этого происшествия отношения с сыном ещё больше осложнились. Сам Палпатин прекрасно понимал, что если он попадётся, его, скорее всего, просто исключат из списка наследников. Именно благодаря этой помощи Бону Тапало Плэгас, известный для широкой публики, как Хего Дамаск, муун-банкир и магистр «Капиталов Дамаска», а также один из самых могущественных и влиятельных финансистов и политических лоббистов Галактики, но на самом деле являвшийся текущим тёмным лордом ситхов династии Дарта Бэйна, и вышел на Палпатина[1].

У самого Плэгаса к тому времени уже имелся свой экономический интерес на Набу — госсамы из компании «Подтекст» рассказали Дамаску о колоссальных запасах плазмы, которые были ими недавно обнаружены прямо под Тидом. После этого Плэгас поручил своему деловому партнёру и подчинённому, Ларшу Хиллу, разобраться в ситуации. Хилл связался с Боном Тапало и предложил тому поддержать его претензии на трон в обмен на исключительные права на транспортировку и реализацию плазмы Набу на внешнем галактическом рынке. Тогда-то Плэгас и узнал о роли Палпатина в грандиозном скандале, изрядно навредившем репутации консерваторов. После этого заинтригованный Плэгас решил лично встретиться и пообщаться с этим молодым дворянином, который оказал ему столь неожиданную, и при этом ценную помощь. В публичном обличье Хего Дамаска Плэгас разыскал Палпатина в Университете Тида, возле штаб-квартиры Молодёжной программы в университетском городке[1].

Надменный Палпатин же, хоть и наслышанный о репутации Хего Дамаска, поначалу мало интересовался мууном и изначально не выказал никакого желания с ним общаться. Однако, не без некоторых усилий самого Хего Дамаска, Палпатин всё же неохотно согласился провести для него экскурсию по Тиду. В ходе этой прогулки Хего смог многое узнать о молодом аристократе при их первой встрече; Палпатин интересовался политикой, но стеснялся в этом признаться; ему нравилось искусство, но его скромные вкусы лишали его интереса к грандиозному архитектурному стилю Набу. Кроме того, и без того непростые отношения с отцом ещё больше усугублялись их разными политическими взглядами. Помимо искусства и политики, Палпатин увлекался ещё и дорогими лендспидерами, а также любил принимать участие на гонках, причём довольно-таки успешно. При этом Плэгас не смог прощупать мысли юноши Силой, что стало для него большим сюрпризом — ведь это означало, что юноша сам возводил внутри себя прочную стену Силой, причём скорее всего даже не осознавая этого, что отгораживало его от влияния и внушения со стороны, и это сильно заинтриговало ситха, поскольку свидетельствовало о незаурядном потенциале Палпатина в Силе. Муун даже удивился, что столь яркий потенциал оказался незамеченным джедаями. В конце дня Хего Дамаск откровенно и напрямую предложил завербовать Палпатина в качестве шпиона, чтобы продвигать интересы «Капиталов Дамаска» и обеспечить избрание Бона Тапало королём Набу. Палпатин признался, что попытайся муун юлить, тот бы немедленно отмёл предложение, но прямой и откровенный разговор заставил его передумать. Он принял предложение, но только при условии, что будет подчиняться и отчитываться лично одному лишь Дамаску[1].

Посвящение

Плэгас: «Сейчас есть только один ситх. Если, конечно, ты не захочешь присоединиться ко мне».
Палпатин: «Я хочу».
Плэгас: «Тогда преклони колено и поклянись, что навеки и по собственной воле связываешь судьбу с Орденом ситхских владык».
Палпатин: «Навеки и по собственной воле я связываю свою судьбу с Орденом ситхских владык».
Плэгас: «Дело сделано. С этой минуты и до скончания времён ты будешь зваться… Сидиус. В должное время ты поймёшь, что стал един с Тёмной стороной Силы и могущество твоё безгранично. Но сейчас, покуда я не сказал иного, абсолютное повиновение – твой единственный путь к выживанию».

— Палпатин становится учеником Дарта Плэгаса (источник)

PlagueisCover

Дарт Плэгас и его ученик, Дарт Сидиус

Косинга Палпатин, в конце концов, всё же узнал о дружбе своего старшего сына с Хего Дамаском. Из-за его отчуждения с собственным сыном, а также из-за поддержки муунами претензий Бона Тапало на трон, Косинга немедленно попытался помешать любым дальнейшим контактам между своим сыном и главой «Капиталов Дамаска». Для этих целей Косинга даже организовал «встречу» с Хего Дамаском, которая больше походила на похищение, и завуалированными угрозами попытался отпугнуть его, тем самым сводя на нет дальнейшие встречи с сыном, но так своих целей и не добился. После этого происшествия муун связался с Палпатином, который в это время находился на Чандриле. Узнав о произошедшем, Палпатин был в ярости и отчаянно молил Хего Дамаска о совете. Признавая потенциал, который исходил от его молодого протеже, муун воспользовался страхом и ненавистью Палпатина к собственной семье и, таким образом, намекнул, что он должен сделать всё возможное, чтобы освободиться от отцовского контроля[1].

В конце концов, Косинга приказал своей охране насильно усадить сына на семейную яхту, и этот случай стал катализатором дальнейших событий. И так взбешённый случаем с мууном на Набу, а теперь ещё и его собственная вынужденная посадка на семейной яхте быстро заставили и без этого находящегося в нестабильном эмоциональном состоянии юношу пойти на открытый и острый конфликт с отцом, который, как оказалось, решил на время выборов отправить сына на Малый Чоммель, где тот бы находился вдалеке как от Набу, так и от Хего Дамаска, и где он остался бы на попечении семьи Гриджатус, и где он завершил бы свою Молодёжную программу вместе с Джанусом Гриджатусом. Едва их семейная яхта вылетела из космопорта Ханна-Сити, между ними завязалась давно назревавшая, а оттого непримиримая и ожесточённая ссора, окончательно вскрывшая всю глубину их взаимной ненависти. В ходе этой ссоры подначиваемый юношей Косинга набросился было на него, но юный Палпатин сам инстинктивно обратился к мощи Тёмной стороны, после чего он устроил на борту яхты кровавую резню и одной только силой мысли уничтожил всю свою семью и охрану. После этого, придя в себя и будучи подавленным от сотворённого, он связался с Хего Дамаском, и его наставник заверил его, что никто и никогда не узнает правды о резне дома Палпатинов. При содействии Дамаска были уничтожены все улики преступления, в том числе и сама яхта, а Палпатин благополучно вернулся на Чандрилу. Кроме того, позже он продал родовое имение и переехал в скромную квартиру в Тиде. Неделю спустя Палпатин, наконец, встретился с Хего Дамаском в роскошной каюте на борту «Квантового колосса»[1].

Решив, что молодой Палпатин достоин присоединиться к ситхам после того, как он собственноручно уничтожил свою семью, Хего Дамаск, раскрывший ему свою истинную личность тёмного лорда ситхов Дарта Плэгаса, официально принял его в качестве собственного ученика и даровал ему имя «Сидиус»[1]. После Дарта Бэйна имена ситхов обычно начинались с добавочного «Дарт» — титула, который являлся как бы заголовком имени[30]. Много факторов оказывали влияние на вторую часть имени. Один из них, основанный на известных церемониях, показывал, что лорды ситхов общались с самой Тёмной стороной Силы и, спрашивая её, находили своего рода вдохновение — ответ в виде имени[31]. В Палпатине же Плэгас видел существо, полностью лишённое сочувствия, амбициозное, высокомерное и коварное. Палпатин преклонил колени перед своим учителем, поклялся в вечной верности Ордену ситхов, и тёмный лорд ситхов провозгласил его своим новым учеником под именем Дарт Сидиус[1].

Ученичество

«Мой наставник передал мне много знаний. Даже о природе Тёмной стороны Силы...»
— Палпатин — Энакину Скайуокеру (источник)
Palpatineyouth

Юный Палпатин тренируется под присмотром Дарта Плэгаса

Период ученичества Палпатина продолжался три десятилетия, с 65 ДБЯ по 32 ДБЯ[32]. Обучение Дарта Сидиуса было сосредоточено на оттачивании его способностей Силы и боевых навыков, а также его природных талантов, как политика. Начало обучения молодого набуанца путям Силы и Тёмной стороны было чрезвычайно тяжёлым и жестоким — Плэгас подвергал его издевательствам, истязаниям, постоянно насмехался, но делал он всё это с явным умыслом, добиваясь того, чтобы у Палпатина был постоянный тонус и подпитка в виде сильных эмоций, позволявших ему легче использовать Силу. Так, к примеру, в первое десятилетие своего пребывания в качестве ученика Плэгас привёл своего молодого ученика на Майгито, планету, в которой прошло детство самого Плэгаса. Здесь Палпатин подвергся сильному холоду и едва не замёрз, но то было лишь частью его обучения. Дарт Плэгас, не затронутый морозом планеты, заставлял Сидиуса раз за разом подробно пересказывать о резне своей семьи дабы окончательно вытравить из него любые способные остаться внутри личные связи и чувство привязанности. Кроме того, Плэгас также намеренно подвёрг своего ученика воздействию сотворённого самим же мууном обмана разума, когда, после очередной издёвки Плэгаса потерявший над собой контроль Палпатин набросился на него, но обнаружил на его месте ничего — то была лишь иллюзия-двойник. Кроме того, Плэгас часто подвергал Палпатина голоду и жажде, а также лишал его сна. Конечная же цель лорда ситхов состояла в том, чтобы использовать ненависть, гнев и отчаяние своего ученика для выживания в качестве инструмента, чтобы вытравить из Палпатина любые остатки молодого дворянина с Набу, чтобы на его на его месте взошёл бы истинный владыка-ситх Дарт Сидиус. Если бы Палпатин сдался, он оказался бы недостойным мантии, вследствие чего был бы убит и предан забвению. Молодой человек терпел лишения, и лишь единожды, во время тренировочного боя на световых мечах, прямо спросил, когда же испытания закончатся, на что Плэгас дал честный ответ — «через десятилетие, и ни днём ранее»[1].

Что касается истории ситхов, Плэгас прекрасно понимал, что со временем желание Сидиуса его убить будет лишь возрастать, ведь это было в самой природе ситхов, да и Правило Двух, установленное почти за тысячу лет до того самим Дартом Бэйном прямо это предписывало. Только истинный лорд ситхов желал завладеть мантией тёмного лорда ситхов, а для этого было необходимо убить своего собственного наставника. Однако в этой традиции был существенный изъян, который не устраивал многих лордов ситхов и самого Плэгаса в том числе — обязанность и необходимость обучать всему того, кто неизбежно будет обязан убить самого же учителя. Плэгас не намеревался погибнуть ни от рук ученика, ни, раз уж на то пошло, от кого бы там ни было вообще. Он стал одержим секретом вечной жизни, и с определённых пор он стал активно искать способы разорвать этот порочный цикл, заложенный Бэйном и Занной тысячелетие назад. Для этого Плэгас решил выстраивать свои отношения с учеником таким образом, чтобы между Сидиусом и им самим не существовало никаких секретов, чувства ревности или недоверия. В долгосрочной перспективе Великого плана ситхов, Плэгас представлял себя «силой, стоящей за троном», в то время как Сидиус — в публичном обличии Палпатина — сам сидел на этом троне и открыто правил Галактикой и представлял интересы ситхов в политической сфере[1].

Сидиус, всегда стремившийся к теоретическим знаниям и истории, жаждал узнать больше о знаниях и прошлых свершениях ситхов, однако его учитель тщательно скрывал большую часть информации от своего ученика и намеревался делиться своими полными знаниями лишь постепенно, в зависимости от того, насколько Сидиус продвинулся в своём обучении. Однако среди предоставленных Плэгасом артефактов имелись голокроны, содержавшие многое из того, что Сидиус хотел узнать[1]. Джедаи ошибочно полагали, что эти голокроны хранились в архиве в их храме, однако там на самом деле размещались хитроумные подделки, созданные ситхами для введения врагов в заблуждение. Как, кем и когда истинные голокроны были подменены ложными, до сих пор неизвестно[33].

Начало политической карьеры

«Интересы Республики — мои интересы, Верховный канцлер».
— Сенатор Палпатин, обращаясь к канцлеру Валоруму (источник)
Palpy30

Палпатин вскоре после избрания сенатором от Набу

Палпатин начал свою политическую карьеру в молодости, тщательно скрывая свою истинную сущность — Дарта Сидиуса. Благодаря совместным манипуляциям Плэгаса и Сидиуса, Бон Тапало всё же стал королём Набу и, как он и обещал до выборов, заключил сделку по экспорту плазмы планеты через Торговую Федерацию[1]. На Набу гражданская служба была обязательной для всех людей в возрасте от двенадцати до двадцати лет, и именно в этой сфере он начал свою карьеру приблизительно в период 70 ДБЯ-62 ДБЯ. В отличие от большинства населения Набу Палпатин решил остаться в политике и после положенного возраста, и в период 62 ДБЯ-52 ДБЯ занялся местной политикой Набу, постепенно продвигаясь вверх по службе[21]. Но Палпатин постоянно проигрывал на выборах, упуская при этом целую вереницу политических должностей[28]. Более того, тщательно поразмыслив о своём положении, Палпатин всё же решил вести себя сдержанно, чтобы не подрывать авторитет своего учителя-ситха, а также на время и вовсе исчезнуть из виду, сосредоточившись на своих ситхских тренировках в таких мирах, как Майгито, Хайпори, Бушуй и Проклет. Поскольку все эти миры были достаточно отдалены, Сидиус мог там тренироваться с Плэгасом без риска быть обнаруженным кем-либо из политиков или чиновников[1].

После пятилетнего пребывания в программе «Ученик законодателя» он был включён в свиту переизбранного сенатора Видара Кима, представителя Набу в Галактическом Сенате и бывшего преподавателя Палпатина в университете Тида. Ким был ярым критиком политики Тапало по отношению к Торговой федерации, указывая на то, что она продавала плазму Набу в десять или даже двадцать раз дороже, чем заплатила за неё, что сделало Видара опасным и ярым политическим соперником для многих в Сенате, в частности, для Торговой федерации и её планет-сателлитов. Палпатин же, благодаря своей хитрости, коварства и не без поддержки Плэгаса умудрялся активно копать под Кима, и при этом оставаться на хорошем счету у многих своих коллег, обладая репутацией тихого, честного и порядочного сенатора[1].

Обучение Дарта Мола

«Ты чувствуешь ненависть? Она — источник твоей силы. Ты всё ещё ненавидишь меня. Несмотря ни на что. Сегодня ты вручил себя в мои руки. Я имею власть над твоей жизнью и смертью, Мол. Когда-нибудь ты будешь иметь такую же власть над другим. Это — честь ситхов. Ты посвятишь себя идее доминирования».
— Дарт Сидиус (источник)
SidiousMarked

Палпатин предлагает Дарту Молу стать своим учеником

Во время своего ученичества у Плэгаса Сидиус втайне посещал насыщенные Тёмной стороной планеты. На одной из них — Датомире — ситх получил младенца-забрака[34] из рук Сестры ночи[1]. Стоит отметить явную неслучайность того, что Сидиус выбрал именно забрака, ведь в давние времена ситхи высоко ценили забраков за воинское мастерство и активно вели дела на их родине Иридонии, выплачивая непомерно большие суммы, чтобы нанять иридонских забраков. Много позже культура ситхов начала вымирать, однако влияние ситхов стало частью культуры забраков[35].

Возвышение сенатора Палпатина

Смерть Видара Кима

Палпатин: «Почему вы не предупредили её о Ронаре?»
Сейт: «Предупредил. Наверное, захотела добавить ещё одного мёртвого джедая в свой послужной список».
Палпатин: «Ещё одного?».
Сейт: «Я же говорил, маладианцы знают толк в своём деле».

— Палпатин и Сейт Пестаж обсуждают убийство Видара Кима (источник)

Примерно в 52 ДБЯ, когда приближалось критическое голосование по размещению нескольких «миров-клиентов» Торговой федерации, Дарт Плэгас и Дарт Сидиус во время собрания на Тайнике решили, что Галактика созрела для более прямых и грубых вмешательств и манипуляций. Стадия упадка, необходимая для реализации Великого плана, была достигнута — как граждане Республики, так и жители Внешнего Кольца, недовольные политической коррупцией, жаждали сильного центрального руководства и были готовы даже поддержать тиранию. Итак, чтобы открыть Палпатину путь в Галактический Сенат, Плэгас приказал своему ученику организовать убийство сенатора Видара Кима. Для выполнения этого поручения Палпатин воспользовался услугами профессионального убийцы по имени Сейт Пестаж, который позже станет одним из его самых доверенных агентов. Единственным условием Палпатина относительно убийства Кима было то, что это должно быть открытым и совершено на публике, при большом количестве свидетелей. Когда же Сейт спросил его о том, кого именно нанять на это дело, выбор Палпатина был очевиден — маладианцы, прекрасно обученные наёмники, известные за свой высокий профессионализм. Палпатин не остался внакладе, прибегнув к их помощи[1][1].

Как итог, всё в том же году Видар Ким был убит неизвестной наёмницей из движущегося аэроспидера. Однако убийство едва не обернулось катастрофой из-за присутствия на месте нападения сына Видара, рыцаря-джедая Ронара Кима. Маладианка по неизвестным причинам пыталась убить обеих Кимов, и, хотя ей и удалось убить Видара, Ронар сумел одолеть и схватить её. К счастью для Палпатина, убийца покончила жизнь самоубийством ещё до того, как рыцарь-джедай успел её допросить, и роль Палпатина в этом деле так и не была раскрыта. Разумеется, что этот случай привёл Палпатина в ярость, и лишь суицид маладианки спас Сейта Пестажа от жестокой расправы со стороны ситха. Как итог, тридцатилетний Палпатин выдвинул свою кандидатуру на вакантную должность, и жители Набу выбрали его сенатором от своего сектора: Палпатин должен был представлять не только Набу, но и ещё тридцать пять миров сектора Чоммелль[1][36].

После своего избрания сенатором Палпатин придал внутреннему убранству своих апартаментов на Корусанте алый цвет. Он также использовал свой семейный статус в качестве удобного предлога для использования этого цвета в качестве предпочтительного (поскольку его семья широко использовала алый цвет для своей печати, да и вообще этот цвет считался цветом дома Палпатинов)[1].

Статуя Систроса

Когда Палпатин впервые прибыл на Корусант, чтобы приступить к исполнению обязанностей в Сенате, он взял с собой много личных вещей, представив соответствующую декларацию чиновникам Республики. Это было частью стандартной процедуры проверки безопасности, которая была обязательна для всего оборудования и мебели; только по её окончанию вещи можно было внести в здание Сената.[31] В число личных вещей Палпатина входила абстрактная скульптура философа-законодателя Систроса, жившего, наряду и с другими мудрецами Двартии Файя, Янджоном, и Браата в ранние годы Республики.[25]

В декларации Палпатина ясно значилось, что скульптура была цельной и состояла из сплава нейраниума с бронзиумом. В действительности внутри скульптуры имелась небольшая полость цилиндрической формы, в которой Сидиус хранил один из своих световых мечей. Стандартная процедура безопасности не смогла раскрыть тайну статуи: неураниум был настолько плотным металлом, что слой больше миллиметра по толщине был полностью непроницаем для сканеров. Поскольку при досмотре не было найдено ничего необычного, никто более не сомневался в цельности скульптуры Ситроса. Передовой гравиметрический детектор показал бы, что в одном месте масса скульптуры несколько меньше, чем должна быть по грузовой декларации, но никто тогда не додумался применить его. Скульптура получила разрешение на ввоз, и Палпатин поместил её в одном из кабинетов Сената (пол для этого специально укрепили, чтобы он не провалился под весом статуи), а когда Палпатин был избран канцлером, её переместили в приёмную его личных апартаментов в помещении руководителя администрации. Только спустя тридцать три года Палпатин извлёк свой меч из статуи[31].

Первая «дружба» сенатора

«Через меня Вы могли бы принимать участие в формировании Республики. Через вас я лучше буду понимать джедаев и их пути».
— Палпатин, обращаясь к Ронару Киму (источник)
Bloodlines Palpatine

Ронар Ким и Палпатин

Новый представитель сектора Чоммелль не стал тратить впустую время и начал активно налаживать отношения с теми, кто мог бы помочь ему в будущем. Первым «другом» Палпатина по иронии судьбы стал Ронар Ким — сын Видара Кима, человека, смерть которого способствовала избранию Палпатина на должность сенатора. Ронар Ким был джедаем, отказавшимся от своих семейных связей, но он оказался свидетелем смерти отца. Как раз в тот момент, когда Ронар стоял перед телом Видара Кима, Палпатин подошёл к младшему Киму и завёл с ним беседу. Притворившись, что разделяет его горе и всецело разделяет скорбь из-за смерти его отца, Сидиус тщательно и осторожно изучил Кима[1][36]. Говорил он немного, используя взамен своё искусство управления людьми, которое и после этого хорошо служило ему и давало доступ к власти; Палпатин обладал способностью узнавать различными способами интересные подробности, чтобы затем становиться чьим-либо доверенным лицом[37].

Во время их беседы быстро стало ясно, что вместо того, чтобы желать найти убийцу отца, Ким был больше заинтересован собой и своим собственным жизненным путём. Видар Ким, имевший свои недостатки, как и в любой другой семье, хотел, чтобы его сын чтил дела предков и, видимо, последовал за ним в политику. В ответ Палпатин заявил, что для джедая карьера политического деятеля — пустая трата времени. Вместо этого он предложил другой, лучший по его мнению путь — союз между джедаем и политическим деятелем[1][36].

Ким согласился, дав начало «дружбе», которая продлилась приблизительно три десятилетия. Ронар Ким стал первым из союзников Палпатина среди джедаев, и именно этот специфический союз впоследствии сыграл большую роль в жизни будущего императора. В конечном счёте Палпатин использовал Кима как начальную точку в цепной реакции, которая привела к созданию внушающей страх Алой гвардии в 32 ДБЯ. Помимо этого, предполагаемая смерть Кима в сражении на Мерсоне (21 ДБЯ) стала использоваться в пропаганде дальнейших военных целей Палпатина. По этим же причинам существенная часть боевых машин, которые уничтожали джедаев, были созданы при непреднамеренной помощи Ронара Кима.[1][36]

Палпатин в Сенате

«Палпатин — политик. И он очень ловко играет на чувствах и предубеждениях сенаторов».
Оби-Ван КенобиЭнакину Скайуокеру (источник)

К 52 ДБЯ, когда Палпатин впервые вошёл в здание Сената, он уже знал, что видные властные делегаты в Сенате презрительно смотрели на провинциалов, не ожидая от них почти ничего важного. А ещё он знал, что представлял собой «нездешнего» наряду с другими претендентами от миров Внешнего Кольца, которые, никогда прежде не рискуя уезжать далеко от родных миров, сразу терялись под давлением беспощадного политического мира Корусанта[21].

Вместо того, чтобы как-нибудь доказать, что «элита» не права, Палпатин стал поощрять мышление в этом русле. И снова он был не в состоянии использовать в своих интересах открывшиеся возможности, которые могли бы привести его на ответственные консультативные должности и включить в состав важных комитетов, и, если на него не давили, то он никогда не признавался в своих взглядах коллегам[38]; очевидно, он преднамеренно стремился сделать своё продвижение в Сенате медленным, зная, что, чем тише и слабее он будет казаться, тем безопасней он будет в глазах своих потенциальных конкурентов. Это, очевидно, срабатывало: влиятельные сенаторы, занятые своей собственной мелкой борьбой за власть, просто смеялись над мелким, тихим и провинциальным Палпатином и считали его несамостоятельным и неспособным подняться выше[39].

Но вскоре Палпатин удивил каждого из них, становясь всё более и более популярным. Он активно публиковался, его статьи о власти приобрели популярность среди студентов военных и политических институтов, а его теории даже преподавали в ведущих университетах галактики. Несмотря на растущее влияние, Палпатин продолжал держаться скромно и проводил много часов один в своей квартире. Люди отмечали, что он предпочитал замкнутый образ жизни, посвящая всё своё время работе и не отвлекаясь на развлечения. На самом же деле он проводил большую часть своего времени, обучая Дарта Мола и преследуя свои личные цели[21], в то время, как его помощники в Сенате и дроиды типа TC-4[40] делали большую часть ежедневной работы, а также создавали и поддерживали образ кроткого представителя Набу.[21]

Спустя немногим более двух стандартных месяцев на Корусанте Сенат собрался, чтобы проголосовать за включение в состав Сената Фелуции, Мерканы и полдюжины других планет. Голосование вызвало большие споры, поскольку многие считали рассматриваемые планеты мирами-клиентами Торговой федерации, а потому их включение в Сенат воспринималось ими, как попытку Торговой федерации резко усилить своё влияние в Сенате. Подойдя к зданию Сената в день голосования, Палпатин коротко переговорил с сенатором Паксом Тимом от Протектората гранов, который с нетерпением ожидал, что Торговая федерация проиграет голосование, и ожидал, что Палпатин проголосует против предложения. Вскоре после этого Палпатин встретил Плэгаса в его публичном обличии Хего Дамаска, и Ронара Кима, которые представили его мастерам-джедаям Дуку и Сайфо-Диасу. Пока они разговаривали, их заметил Тим, который понял, что Палпатин и Плэгас работают вместе: Тим ненавидел Плэгаса почти десять лет после того, как лорд ситхов поддержал план Гардуллы Хатта по организации новых гонок на подах на Татуине и профинансировал эксплуатацию набуанских источников плазмы, ведь оба этих фактора больно ударяли по экономической монополии и финансовому благополучию Маластера.[1]

Во время дебатов Палпатин следовал инструкциям как короля Бона Тапало, так и Дарта Плэгаса: Тапало хотел успокоить внутренних критиков соглашений Набу с Торговой федерацией, которые многие считали коррумпированными и эксплуататорскими. Тем временем Плэгас хотел, чтобы новые миры-члены оказались между Республикой, которая облагала их высокими налогами, и Торговой федерацией, которая их эксплуатировала, чтобы разжечь недовольство и подготовить почву для будущего кризиса отделения, что привело бы к ослаблению, и, в конечном итоге, к уничтожению Республики. Речь Палпатина касалась проблемы слишком большого влияния Торговой федерации в Сенате и критики соглашений Набу с Федерацией. Затем он намекнул, что Торговая федерация могла быть ответственна за смерть сенатора Кима, громко критиковавшего торговое соглашение Набу, и в заключение заявил, что в знак протеста против того, как проводилось расследование смерти Кима, король Тапало проинструктировал его воздержаться от голосования, что вызвало массовый шум и беспорядки в зале заседания Сената — очень уж многих сенаторов столь резкий и неожиданный поворот во внешней политике Набу застал врасплох.[1]

Покушение на убийство

Пакс Тим: «Возможно, вы и не приложили руку к смерти Кима, сенатор, но вполне могли быть соучастником. Та маленькая речь, которую вы толкнули в Сенате… Я так понимаю, своего вы добились – привлекли внимание верховного канцлера. Совершенно очевидно, что у вас есть все задатки для блестящей политической карьеры. К несчастью, мы намерены её преждевременно оборвать».
Палпатин: «Подпортить мне репутацию своими липовыми обвинениями? Валяйте. Сегодня будет пища для кулуарных сплетен, а завтра о них уже забудут».
Пакс Тим: «Вы меня не поняли, Палпатин. Нам ни к чему портить вам репутацию или держать вас здесь, ожидая выкупа. Мы просто-напросто хотим вас убрать».

— Пакс Тим и Палпатин (источник)

Sidious Plagueis the Essential Legends

Сидиус и его учитель

Речь Палпатина и то, что Набу воздержался от голосования привели к победе Торговой федерации, и клиентские миры впоследствии были приняты в Сенат. Вследствие этого влияние Торговой федерации действительно возросло. Эта речь была расценена многими, как карьеризм: Верховный канцлер Торис Дарус даже заявил, что поручил Судебному комитету использовать свои широкие полномочия для расследования убийства Видара Кима.[1]

Но враги Торговой федерации, а также те сенаторы, что голосовали против неё по тем или иным причинам, были в ярости и обвиняли посла Набу в предательстве и продажности. Среди них был и Пакс Тим, который договорился с компанией «Безопасность Санте» и группой недовольных дворян из Набу организовать похищение и казнь Палпатина. В результате при помощи некоего лоббиста из «Сильвестри Трассэнерго» его заманили в ресторан «Мерцающий шёлк», что в Окраинах Ускру. Уже там Палпатин осознал, что угодил в ловушку, но, имея возможности Силой сокрушить своих похитителей и перебить их всех, он всё же решил не подавать виду и потакать им, дабы выйти на заказчика. В результате, его сопроводили в заброшенное здание «ЛайМердж Энерго», что в Заводском районе планеты. Наконец, там, на месте предполагаемой казни Палпатина, с ним по голосвязи связался сам Пакс Тим, заявив, что ему известно о роли Палпатина в избрании Бона Тапало, смерти Видара Кима и его отношениях с Хего Дамаском, а также насмехался над набуанином, предполагая, что тот уязвим и обречён. Однако, прежде чем его головорезы успели убить Палпатина, на здание нагрянул отряд Плэгаса, солнечная гвардия эчани. Как оказалось, Плэгас узнал о плане от Арса Веруны и использовал своих агентов, чтобы спровоцировать похищение своего ученика, дабы сам Плэгас смог найти местоположение самого Пакса Тима и организовать его убийство. По итогу эчани выяснили, что Пакс Тим выходил по голосвязи из орбитального комплекса «Кольчуга», куда Плэгас и направил на штурм свою солнечную гвардию, полагая, что с гранами отныне покончено. Помимо всего прочего, вся эта история стала очередным импровизированным испытанием для Сидиуса, который тот с честью прошёл.[1]

Однако Плэгас был настолько сосредоточен на предотвращении убийства своего ученика, что пренебрёг собственной безопасностью: во время посвящения Ларша Хилла в ложе ордена Склонённого круга, что в округе Фобоси церемония была атакована маладианскими убийцами. Внезапность и убийственная эффективность нападения сбила с толку даже лорда ситхов Дарта Плэгаса, и он был серьёзно и тяжело ранен в ходе нападения, но всё же отчаянно сопротивлялся, яростно обрушивая на маладианцев всю мощь Тёмной стороны. Вероятно, он бы всё равно погиб, однако Сейт Пестаж узнал об этом заказе от командира группы, убившей Видара Кима, который был смущён осложнениями в ходе выполнения заказа на Видара Кима, и таким образом решил загладить свою вину. Сейт поначалу решил, что целью является сам Палпатин, и бросился к нему. Когда же тот с ним переговорил, он ощутил боль и гнев Плэгаса в Силе, после чего они оба немедленно бросились в округ Фобоси, на помощь Плэгасу. В результате, Плэгас хоть и был тяжело ранен, он всё же сумел пережить это нападение, в то время, как все остальные мууны, включая и самого Ларша Хилла, погибли.[1]

После этого происшествия оба ситха решили преследовать до конца и жестоко покарать своих врагов, дабы другим более неповадно было. Палпатин разузнал у Сейта Пестажа о настоящем местоположении Пакса Тима, который не придумал ничего умнее, кроме как скрываться в самом посольстве Протектората гранов тут же, на Корусанте, да не просто скрываться, но ещё и открыто праздновать и пировать предполагаемую смерть лордов ситхов. Скрываться более смысла не было — Палпатин ворвался туда и начал настоящую резню. Он кромсал всех там присутствующих направо и налево, не щадя никого, оставив самого Пакса Тима напоследок: используя Силу, он поджёг занавески в комнате и обрушил их на гранского сенатора, сжигая, тем самым, его заживо.[1]

После этого случая Дарт Плэгас оказался серьёзно ранен и ослаблен, и, кроме того, он решил окончательно покинуть публичную, светскую жизнь, уйдя в тень, в уединение к себе на Тайник, где он мог бы предаваться своим экспериментам и исследованиям, предоставив, тем самым, Палпатину полную свободу действия без какого-либо контроля со своей стороны. Отныне Палпатин стал единолично осуществлять Великий план.[1]

Друзья и союзники

Взойдя на политическом небосклоне Корусанта новой звездой, сенатор Палпатин, не теряя времени, начал устанавливать отношения с уважаемыми общественными деятелями, занимающими ключевые посты в правительстве. По мере того как список друзей рос, росло и их разнообразие. Уже через некоторое время в и их число входили сенаторы — как слабые, так и влиятельные, военные офицеры и деятели, члены крупных коммерческих организаций и даже члены Ордена джедаев. Многие из тех, с кем он сдружился, получили, в конечном счёте, видные посты в правительстве Империи, а вместе с ними власть, престиж и состояния. В иной раз наиболее приближённым могли подарить целые суперразрушители и космические станции колоссальной мощи и размеров.[41] Но судьбы других оказались иным.

Джорус К'баот

Палпатин находился в части рабочей группы Республики, посланной контролировать процесс демилитаризации Андо, где две родственные расы возобновили давнюю вражду за право контролировать добычу местных полезных ископаемых. Именно тогда же он познакомился с джедаем Джорусом К'баотом, который также был участником этой группы. Палпатин не упустил случая, и новое знакомство впоследствии переросло в крепкую дружбу. После возвращения на Корусант они часто встречались, чтобы обсудить политику, философию и государственное устройство Республики. В конечном счёте, по запросу Палпатина Совет джедаев назначил Джоруса личным советником Палпатина. В течение всего времени, проведённого вместе, Палпатин и Джорус неустанно обсуждали одну и ту же вещь: они говорили про Внегалактическое общество, маленькую, обособившуюся от всех группу учёных, изучающих возможность существования жизни вне галактики и рассматривающих идею полёта за пределы галактического диска. Эти беседы, в конце концов, послужили одним из факторов, которые привели к злополучному проекту под названием «Сверхдальний перелёт».[42]

Джанус Гриджатус

Джанус Гриджатус, в то время занимавшийся политикой на планете Малый Чоммель, создал себе репутацию изоляциониста: фактически, за его изощренными политическими речами скрывалось опасное предубеждение против всех инородцев, которое сопутствовало ему с самых ранних лет — это предубеждение было распространено в его родном мире. По неизвестным причинам Гриджатус привлёк внимание сенатора Палпатина. Поначалу Палпатин не стал открыто разделять убеждения Джануса, понимая, что они только причинят вред его собственным долгосрочным планам, но он действительно нашёл, как можно использовать Джануса, и взял его под своё крыло.[1] Собственные чувства Палпатина остались тайной, но Джануса работал под впечатлением, что между ними существовала прочная дружба. Между тем, эта дружба, если таковая и была на самом деле, продержалась более, чем три десятилетия[43].

Терринальд Скрид

Коммандера Терринальда Скрида, в то время молодого чиновника в Судебном департаменте Республики, Палпатин нашёл сам, и во время их общения он заметил, что их идеи в точности совпадали.[21] С наступлением Нового порядка, Скрид, ставший адмиралом, возвысился до статуса одного из самых высокопоставленных офицеров в новом Имперском флоте[44].

Уилхафф Таркин

С Уилхаффом Таркином, правительственным чиновником на Эриаду, потомком безжалостного и честолюбивого рода, связывался Дарт Сидиус, убедивший Таркина, что они на самом деле разделяют те же самые чувства и мысли о государственном устройстве. Неизвестно, узнал ли Таркин впоследствии, что Палпатин и Сидиус были одним и тем же человеком, но неоспоримо, что он служил ему искренне и долго.[21] Как раз когда Палпатин установил Новый порядок, Таркину было поручено строительство самых секретных военных и оружейных проектов Империи.

Круя Вандрон

Лорд Круя Вандрон, глава благородного дома из сектора Сенекс, также тайно примкнул к Палпатину.[37] После создания Империи Вандрон стал советником и главой КОМПОНП.[38]

Помощники

Палпатин: «В любом случае, дело сделано».
Сейт: «И у полиции с джедаями – ни единой зацепки. Вы полностью вне подозрений».
Палпатин: «Вы неплохо справились, Сейт – хотя были на волосок от неудачи. Для вас найдётся место среди моих приближённых – если вы в этом заинтересованы, разумеется».
Сейт: «В таком случае, полагаю, увидимся на Корусанте, сенатор Палпатин».

— Палпатин добавляет Сейта Пестажа в число своих сторонников (источник)

Kinman

Кинман Дориана — один из самых преданных помощников Палпатина

Сенатор Палпатин также пользовался услугами своих собственных верных помощников с Набу и из других мест, зачастую возвышением и становлением которых они ему и были обязаны. Взамен этого они служили ему верой и правдой на законных политических и юридических основаниях, но также выполняли его грязную работу и прочие тайные поручения, не подлежащие широкой огласке. Разумеется, что они при этом чрезвычайно щедро им одаривались, хотя, разумеется, и не столь же щедро, как его ситхские союзники, которых вознаграждали уже при Новом порядке.

Сейт Пестаж

Сейт Пестаж служил Палпатину как помощник с тех пор, когда тот был всего лишь незначительным функционером на Набу. Со временем он стал одним из наиболее приближенных и полезных, даром что, вероятно, наиболее давних союзников лорда ситхов. Изначально Сидиус нанимал его в качестве персонального палача и убийцы, и, судя по всему, Сейт действительно был весьма одарённым наёмным убийцей, однако после устранения Видара Кима Палпатин пересмотрел его роль и сделал его своим приближенным и доверенным советником, коим тот оставался вплоть до самого конца правления императора. Сейт выполнял обязанности помощника сенатора, но он также полностью знал о секретной личности Палпатина — Дарте Сидиусе — и охотно служил Сидиусу в качестве тайного агента. При Новом порядке Сейт получил звание великого визиря и право определять, кого допускать к императору[21].

Кинман Дориана

Палпатин также использовал и коллегу Сейта Пестажа, Кинмана Дориану, схожим образом. Кинман имел своего рода невысказанное желание быть шпионом, и Сидиус способствовал его исполнению, поручив Дориане выполнить тайную работу, но в отличие от Сейта Пестажа, Кинман не знал о связи Сидиуса с Палпатином,[1] и, более того, он даже не подозревал, что это одно и то же лицо. Кинман просто считал их разными людьми, которым он служил по отдельности, выполняя поручения для «них обоих», не догадываясь об истине. Его служение было настолько ценным, что ещё спустя годы после его смерти говорили, что из всей Империи лишь трое оказали Палпатину больше услуг: Дарт Вейдер, Траун, и Мара Джейд.

Эрс Дэнгор

Безжалостный Эрс Дэнгор также был помощником сенатора Палпатина в это время, хотя информация о его действиях намного более скудная, чем в случаях с другими его сторонниками и агентами. Эрс в конечном счёте получил главное место среди имперских советников, и Палпатин лично консультировался с ним насчёт проблем галактической безопасности, особенно когда дело касалось восстания. Он занимался большей частью ежедневных дел Империи, и поскольку Эрс, как и его повелитель, был одарённым и харизматичным оратором, он также отвечал за выступления на публике и связи с общественностью.

Посещение Храма джедаев

Когда Дарт Мол был молод — настолько молод, что впоследствии у него почти не осталось воспоминаний об этом событии — Дарт Сидиус между 54 и 52 ДБЯ водил его в Храм джедаев на Корусанте, при этом они оба замаскировались под туристов. Мощь Тёмной стороны предохраняла Сидиуса и Мола от обнаружения их джедаями — до того момента, пока они не пришли непосредственно в Храм. Поскольку здание всё-таки не было доступно для туристов, существовал небольшой риск, что их раскроют. Подгадав момент, в нужное время дня они остановились в Храме, где Сидиус стал указывать Молу на лица различных джедаев, тихо говоря на ухо своему ученику про окончательное уничтожение Ордена джедаев. Мол потом долго помнил острые ощущения, которые он испытывал, глядя на лица своих противников, которые были так близко и не знали о судьбе, которая в конечном счёте ждала их[45].

Посвящение Дарта Мола

«Я отправляю тебя на планету во Внешнем Кольце. Она состоит из трёх типов местности: пустыня, болото и горы. Я послал флот дроидов-убийц для нападения на тебя. Каждый запрограммирован на различную стратегию. Некоторые будут работать вместе, некоторые — поодиночке. Они все запрограммированы убить… Это правда. Я готов потерять то, что ценю больше всего. Так ты должен стать ситхом. Ты должен быть готов потерять собственную жизнь для победы».
— Дарт Сидиус
Maultraining

Юный Мол тренируется на Мустафаре под надзором Сидиуса

Забраки, как известно, отлично переносили самую сильную физическую боль, но ничто не могло подготовить молодого Мола к зверствам обучения Палпатина. Несмотря на резкость Палпатина, Мол очень уважал его и был до фанатизма предан своему учителю[45].

Вскоре пришло время для заключительного теста Мола. В 37 ДБЯ Палпатин отослал его на отдалённый изолированный мир Хайпори, где на него в течение месяца охотились дроиды-убийцы. Мол боролся так, как мог. Дроиды не давали ему прохода, они гонялись за ним через болота, в горах, поперёк пустынь. Он потерял свой рацион в одном из нападений и был вынужден убивать для хлеба насущного. Наконец, истощение и голод взяли своё. Один из дроидов ранил ситха в бедро и вынудил скрыться его в пещере. Наконец, в конце месяца ослабевший, неспособный даже стоять или идти, раненный, голодающий несколько дней и истощённый Мол увидел на выходе из пещеры Сидиуса, вызывающего его на заключительную схватку… с самим же собой.

В поединке уставший Мол быстро проиграл. Палпатин встал над обессиленным забраком и сказал ему, что тот слаб и недостоин того, чтобы быть ситхом. Также Сидиус объявил, что подготовил другого ученика, поскольку Мол потерпел неудачу. В ярости, Мол налетел на Палпатина с явным намерением его убить. Он почти победил его, но Палпатин сумел разоружить своего ученика. Лишившись оружия, забрак всё равно продолжал нападать и даже дошёл до того, что укусил Палпатина за руку, прежде чем был окончательно повержен. Улыбнувшись, Сидиус объявил, что обучение Мола закончено и что теперь он стал лордом ситхов.[46]

Испытание Мола бросило вызов всей мудрости и хитрости Сидиуса, поскольку ему надо было признать Мола ситхом в соответствии с заповедями ситхов: ученик должен убить кого-либо из близких, чтобы быть принятым. Учитывая, что забрак вырос в почти полной изоляции, кто был ближе для Мола, чем Сидиус? Теперь же он был готов, и Сидиус признал его ситхом:

Сидиус взял Мола на секретный завод на Корусанте, дал ему средства и детальные схемы, использованные Молом для создания собственного звездолёта, дроидов и оружия. Дарт Мол стал больше, чем учеником, он стал его Рукой, орудием его воли. Но всегда, глубоко в мыслях Сидиуса скрывалась возможность того, что Мол мог быть превзойдён другим, ещё более могучим учеником, если эксперимент Плэгаса будет успешен. Только время могло показать это. До тех пор Мол подходил для своей роли блестяще.

Дестабилизация

«Можно было дать тебе умереть в Фобоси, но я не мог допустить, чтобы это случилось, когда я еще не знал стольких тайн. Когда еще столько навыков и умений были мне недоступны. И я поступил мудро, когда спас тебя. В ином случае как бы я мог стоять здесь и смотреть, как ты умираешь? Сказать по правде, я думал, что ты погибнешь в Тайнике. Так бы и случилось, если бы хатт загодя не предупредил тебя о замыслах Веруны.»
— Палпатин, обращаясь к Плэгасу во время его убийства (источник)

В 33 ДБЯ тайный союзник Сидиуса, вице-губернатор Уилхафф Таркин, помог Палпатину организовать убийство Директората Торговой федерации, который пребывал на родном мире Таркина Эриаду во время торгового саммита. Пираты «Невидимого фронта» совершили набег на Торговую федерацию, которая и потребовала организации встречи — это было организовано Палпатином, как и приход к власти Нута Ганрея в качестве вице-короля.[37]

Maul kneels before Sidious

Сидиус даёт ученику новое задание

Вскоре Палпатин тайно перечислил несколько миллионов кредитов (которые, как полагают, были украдены «Невидимым фронтом» из Банка Ааргау) на счёт Дома Валорум. Помощник Палпатина, Сейт Пестаж, представил всё таким образом, что перевод денег было обнаружен политическим врагом действующего на тот момент Верховного канцлера Финиса Валорума, сенатором Орном Фри Таа, который, решив, что здесь пахнет воровством, сообщил об этом комитету собственной безопасности, тем самым нанеся роковой удар канцлеру Валоруму, который и так уже с трудом удерживал власть.[37]

В это время Сидиус также совершил первое покушение на жизнь своего хозяина. Сидиус, как Палпатин, связался с королём Набу Арсом Веруной и манипулировал им, чтобы тот вступил в союз с «Чёрным солнцем» и террористическим культом Бандо Гора, что, в конечном итоге, привело к тому, что эти группы уничтожили личную резиденцию Дамаска на Тайнике с помощью ядерного оружия. Однако Сидиус не ожидал, что у Плэгаса будет союзник в лице гангстера хаттов Джаббы Десилиджика Тиуре, который предупредил его о планах заговорщиков, что спасло тому жизнь. Палпатину удалось скрыть свою причастность к покушения на Плэгаса, и он раскрыл своему учителю свою роль в этом заговоре лишь год спустя, пока лично убивал его. Готовя расправу над причастными к покушению на Плэгаса, Сидиус приказал Молу уничтожить руководство «Чёрного солнца», однако не стал изводить преступный синдикат под корень, предвидя, что в будущем тот ещё сослужит ситхам службу[1].

Примерно в то же время, что и проводился обречённый на провал торговый саммит, Палпатин и Плэгас договорились, чтобы Веруна отрёкся от престола Набу, чтобы гарантировать, что и без того разъяренные неймодианцы ещё больше впадут в ярость, а также в качестве мести за его участие в заговоре против Плэгаса. Палпатин изначально намеревался послать Мола убить его, но вместо этого Плэгас решил самолично свершить эту месть. Из-за такого поворота событий Палпатину также пришлось взять на себя организацию коронации юной Падме Наберри-Амидалы в качестве новой королевы Набу.[1]

В 32 ДБЯ Сидиус убедил неймодианских лидеров Торговой федерации блокировать планету Набу в знак протеста против решения Сената БР-0371,[47] которое обложило высоким налогом главные маршруты торговли. Следует отметить, что именно Палпатин убедил канцлера Валорума в необходимости введения налогообложения свободных торговых зон, представив это как компенсацию разрешения на увеличения армии Торговой Федерации. Неймодианцы не знали, что Сидиус и Палпатин— одно и то же лицо; между тем, он ясно дал им понять, что является лордом ситхов и контролирует часть Сената.[37]

Заключительные приготовления

DarthSidious-IWtbaJ

Дарт Сидиус

Обладание учеником вроде Мола — и обещание ученика ещё более величественного, чем он — было недостаточно для Сидиуса. Прежде, чем начать исполнять свой грандиозный план по уничтожению джедаев, нужно было обратить внимание на осколки более ранних ситхских культов, использующие Тёмную сторону Силы. В большинстве своём, эти культы были безопасны, дезорганизованы, как юность, неосмотрительно восстающая против уравновешенного мира их родителей. Многие из них не имели никаких знаний идеологии ситхов, или даже могущества Силы. Но в некоторых случаях они представляли опасность для Сидиуса. Для гарантии успеха своим планам, они должны были быть подчинены его воле или исчезнуть.

Одним из них был наёмная банда ситхских культистов — Солнечная гвардия. Они не были чувствительны к Силе, но их мастерство боя было феноменальным. Они были одеты с ног до головы в чёрную броню, а их шлемы имели некоторое подобие с синей Охраной Сената (было ли это преднамеренным или совпадением, неизвестно). Сидиус объединил этих наёмников ситхов в системе Тирсус, и направил их туда, где они могли быть наиболее полезны. Некоторые из них охраняли его цитадель на Корусанте, другие исполняли куда более отвратительные задачи.[48]

Ещё один культ — адепты Танда, был фактически почти полностью устранён последним членом, Рокаром Джепта. Палпатина заинтриговали тайны членов этого культа, и впоследствии он дал Рокару титул Скривинира Центрированности.

Также существовали последователи религии Тёмной Силы (известные как пророки Тёмной стороны), основанные Дартом Милленниалом почти за тысячу лет до того. Включавшие как способных владельцев Силы, так и наивных энтузиастов ситхов, руководимых бывшим мастером-джедаем Каданном[48], они не были строго ситхами, но после их обнаружения Сидиус смог увидеть, что они имели потенциал. Путь, по которому этот секретный орден развил учение Милленниала, заинтересовал его. В нужное время Сидиус прибыл в их цитадель на Дромунд-Каас, мир, некогда входивший в состав древней Империи ситхов и даже бывший в своё время столицей Возрождённой Империи ситхов. Они обитали в самой высокой башне храма ситхов, построенного по границе поля битвы, относящейся к Войне Света и Тьмы. Там он нанёс Каданну визит, утверждая, что заинтригован этим пророком и его уникальным видением Силы. После множества долгих бесед и совещаний, Сидиус, наконец, раскрыл Каданну свои истинные цели, потребовал от того полного подчинения и покорности.

Каданн принял свою судьбу. По воле Сидиуса он собрал небольшую группу приверженцев Тёмной стороны Силы, обладающих особыми талантами в поиске предзнаменований в Силе. Они стали пророками Тёмной стороны с Каданном в роли Высшего пророка. Ко времени появления Нового порядка Каданн стал одним из наиболее доверенных и секретных советников нового Императора[48].

Набуанский кризис

«Наконец мы покажемся джедаям. Наконец мы им отомстим».
— Дарт Мол говорит со своим наставником (источник)

За предыдущий год Палпатин подготовил все основные этапы своего грандиозного плана. Торговая федерация была возмущена, вела себя угрожающе, и во главе неё стояли слабые личности, которыми управлял он, Сидиус. Канцлером Валорумом Палпатин также мог с лёгкостью управлять, что было огромным преимуществом. И, наконец, король Набу Арс Веруна был заменён новым, столь же покорным, как и остальные. Палпатин теперь имел полный контроль над каждой враждующей стороной. Настало время для следующего раунда игры. Это был кризис на Набу, точка, где интриги Палпатина пересекались и становились первым критическим ударом по Республике.

Блокада Набу

Торговая федерация быстро нарастила военную группировку в системе Набу, собрав множество линейных кораблей, чтобы гарантировать плотную блокаду. По команде Сидиуса они заблокировали планету, нанеся удар по прежде процветающему торговому бизнесу. Никакие суда поставки не могли прибыть или улететь с планеты. Затем она перекрыла внешний вход в систему, разместив линейный корабль на станции TFP-9, своей собственной заставе на внешнем краю системы, не пуская в систему любопытных и предлагая недовольным рассказать об этом всем, кто захочет послушать. Последний свободный вход был закрыт, а всем прибывающим судам сообщали, что Торговая федерация действует, протестуя против незаконных налогов, которыми её обложила Республика. Блокада Набу стала свершившимся фактом.[14]

Palpatine Naboo

Сенатор Палпатин в период Набуанского конфликта

В течение следующего месяца[49] Сенат отчаянно вёл дебаты, но не смог сделать ничего, что могло бы помочь Набу. Представитель Торговой федерации, Лотт Дод, успешно защищался, утверждая, что никакие законы Республики не были нарушены: ни на какие суда не совершалось нападений, не было прямой агрессии против Набу. А если никакого прямого преступления не было совершено, судебный отдел не мог действовать.[14] Отсутствие прогресса в решении проблемы всё сильнее ослабляла правительство Валорума; ситуация была сама по себе разрушительна для него, но чем дольше это продолжалось, тем более проявлялось бессилие Валорума. Частично для того, чтобы позволить слабости канцлера проявиться в большей мере, Палпатин удержал свою королеву, Падме Амидалу, от нарушения его планов, убеждая её быть терпеливой и ждать, пока Сенат не вынесет решение.[49]

Однако королева оказалась более твердой, чем ожидал Палпатин: её терпение иссякло, она связалась с Валорумом и сообщила ему, что считает его лично ответственным за страдание её родного мира.[49] Потрясённый, загнанный в угол своей собственной совестью и отчаявшийся найти поддержку в своём окружении, Валорум решил действовать. Он намеревался созвать специальную сессию Сената, чтобы обсудить блокаду, но, чтобы получить возможность заключить сделку, нужно было убрать линейные корабли от Набу. Канцлер решил направить на Набу джедаев в качестве послов, надеясь, что они смогут поколебать уверенность неймодианцев и докажут им, что у него серьёзные намерения.[14]

Вторжение на Набу

Блокада Набу не произвела на Сенат того эффекта, которого желали лорды ситхов. Они надеялись использовать блокаду, чтобы увеличить шансы Палпатина на получение поста канцлера, вызвав рост симпатии к и без того популярному сенатору, ведь он теперь был не просто податливым и скромным политиком, которым можно было якобы легко манипулировать, так он ещё теперь становился и вызывающей сострадание и симпатию жертвой, чью родину, Набу, огромная и могущественная галактическая корпорация подвергала немыслимым страданиям. Однако, поскольку Торговая федерация формально всё ещё действовала в рамках закона, большинство сенаторов восприняло её решение начать блокаду, как не более, чем безобидное бряцание оружием. Тогда Палпатин и Плэгас решили немного форсировать события, срежиссировав прямое военное вторжение Торговой федерации на планету. Это должно было оказать на Сенат и Республику в целом должный эффект, который обеспечил бы, наконец, набуанцу необходимую поддержку для победы на следующих выборах.[1]

Однако новый план, едва будучи сформирован и введён в действие, уже оказался под угрозой срыва. Палпатин, возможно, не был до конца осведомлён о планах Валорума, так как канцлер обратился с просьбой непосредственно в Совет джедаев, не сообщая об этом Сенату, как требовал того закон. В конечном счёте Палпатин всё-таки сумел разузнать о послах, но не о том, что они были джедаями. Присутствие мастера-джедая, Квай-Гона Джинна, и его падавана, Оби-Вана Кеноби, стало для него неожиданностью. Когда неймодианцы в панике сообщили ему об этом, Палпатину было трудно одновременно бороться со своим собственным гневом и заставить неймодианцев сосредоточиться на следующей задаче. Джедаи оказались втянутыми в события раньше, чем он того хотел, и Сидиус приказал, чтобы неймодианцы начали высаживать свои войска. Когда же неймодианцы выразили сомнения относительно явно незаконного решения, ситх гневно ответил, что юридическая сторона вопроса не их забота. Относительно же джедаев у него имелись другие планы: он приказал их убить. Неймодианцы покорно выполнили приказ, уничтожив крейсер, который доставил джедаев к Набу, и заблокировав все двери станции. В зал заседаний, в котором находились джедаи, был пущен ядовитый газ — диоксис. Однако неймодианцы по собственной глупости отпугнули джедаев раньше времени, поскольку они додумались взорвать джедайский крейсер ещё до того, как незаметно пустить газ в комнату с ничего не подозревающими и ожидающими переговоров джедаями, и убить их незаметно. В результате взрыва джедаи переполошились, вовремя заметили пущенный в комнату газ, и, задержав дыхание, смогли выбраться из комнаты невредимыми, после чего им удалось сбежать с корабля Торговой федерации на планету. Ганрей, опасаясь гнева Палпатина, умолчал ему об этом, но Палпатин, тем не менее, и сам вскоре обнаружил это. Сразу после того, как Палпатин закончил разговор с Ганреем, Амидала связалась с ним по поводу отрицания Торговой федерацией того, что канцлер отправил послов, чтобы поговорить с ними, как и было обещано. Палпатин притворился обеспокоенным этим якобы откровением, но был прерван на полуслове из-за отключения связи Торговой федерацией, прелюдией к её вторжению.[11]

Sidious with his servants

Сидиус и его новые союзники

Вторжение осуществлялось блестяще. Уже в течение первого же дня вторжения большинство главных городов, включая столицу Тид, оказалось в руках войск Торговой федерации. Падме Амидалу схватили вместе со всей её свитой. Неймодианцы предложили ей соглашение, которое придало бы вторжению вид законного действия, но встретили её упорное сопротивление. Тем временем джедаи, справившиеся со всеми сложностями, высадились на планету, и, скрываясь от боевых дроидов Торговой федерации, при помощи местного аборигена в качестве проводника прошли через подводный город гунганов, рядом с водяным ядром планеты. Это помогло им найти кратчайший путь в Тид и найти королеву. Они спасли Амидалу и её свиту, затем захватили корабль, намереваясь лететь на Корусант, успешно преодолели заслон из тяжеловооружённых линейных кораблей и скрылись.[11]

Когда вскоре после этого Ганрей сообщил Сидиусу об этом неудачном повороте событий, явно разъяренный лорд ситхов представил их перехват и поимку королевы своему ученику, Дарту Молу. Но, несмотря на недовольство Сидиуса своими союзниками-неймодианцами, побег Амидалы не помешал, да и не мог помешать его планам. Вторжение на Набу было не чем иным, как средством для достижения цели, и никаких эмоций по поводу оккупации собственной родины и страдания своих же собственных земляков ситх абсолютно не испытывал. К успеху фактической оккупации Торговой федерацией он был абсолютно безразличен. Несмотря на это, будучи сенатором Набу и, считаясь близким советником Амидалы, он знал, что Амидала, вероятнее всего, свяжется с ним при первой же возможности.[11]

В поисках королевы Амидалы

После того как корабль Амидалы был повреждён во время спасения с планеты, джедаи высказались за временную остановку на Татуине, суровом пустынном мире в секторе Арканис, чтобы отремонтировать корабль для продолжения полёта на Корусант, что и было сделано. После посадки королева, как и ожидал того Палпатин, связалась с ним и ввела его в курс дела касательно собственной ситуации, в том числе, и об их местонахождения, но довольно расплывчато, поскольку она опасалась того, что сигнал перехватит преследовавшая её Торговая федерация. Падме Амидала сообщила, что они вылетят на Корусант сразу после ремонта.[50] Но Палпатин смог отследить сигнал и узнать её приблизительные координаты, которые затем он и передал Молу, приведя, таким образом, добычу прямо к нему в руки. За очень короткое время при помощи поисковых дроидов-шпионов Мола круг поисков сузился до Татуина.

Кроме того, Мол дополнительно помог себе тем, что сфабриковал сообщение с просьбой о помощи якобы от Сио Биббла, которое он отослал на корабль королевы. Зная о том, что на засушливом мире Татуина было немногочисленное население, Мол предположил, что поиск не должен был занять много времени. Сидиус приказал ему сначала убить джедаев, а затем захватить королеву.

Мол улетел на Татуин, но потерпел там неудачу. Он скрестил свой меч с Квай-Гон Джинном, но не сумел его убить. Мало того, он так и не смог схватить королеву. Однако это всё равно не имело значения, ведь чуть позже королева сама прибыла на Корусант с намерением побудить Сенат разрешить проблемы её планеты. Один из доверенных агентов Сидиуса, Кинман Дориана, который присутствовал при этих событиях, знал — или, по крайней мере, полагал, — что исходный план состоял в том, чтобы извлечь долговременную выгоду из блокады Набу, которая, как ожидалось, будет длиться в течение многих месяцев или даже лет, создаст неразбериху в Сенате и вызовет паралич власти, которые Сидиус и его агенты, возможно, используют для получения ещё более разрушительного эффекта.[30] Возможная главная цель Палпатина — должность канцлера — при этом была бы достигнута, но не так быстро. Однако Сидиус так же владел искусством импровизации, как и умением осторожного последовательного планирования. Он придумал новый план, который оказался даже намного лучше первоначального.

Сидиус и Плэгас уже давно обдумывали отстранение Валорума от должности до официального окончания его срока, постепенно, медленно и методично сводя на нет власть, авторитет и политический престиж канцлера такими действиями, как восстание йинчорри, недавние события в Дорвалле, Асмеру и Эриаду, а также непрекращающийся коррупционный скандал с участием компании его семьи . Из-за махинаций ситхов незадачливый канцлер выглядел коррумпированным и неэффективным, а в Сенате практически не осталось ни друзей, ни союзников. В сложившейся ситуации Палпатин знал, что Сенат воспользуется любой возможностью покончить с Валорумом, а прибытие Амидалы на Корусант стало прекрасной возможностью для него и его учителя добиться того, чего они желали.[1] Таким образом, он прибыл на посадочную палубу, куда должен был прибыть нубийский крейсер Амидалы задолго до остальной части делегации.[11]

Сенатор управляет королевой

Амидала Сенат

Палпатин и Падме Амидала на заседании Галактического Сената

Следуя своему новому плану, Палпатин попросил аудиенции у королевы Падме Амидалы и предложил встретиться в своих апартаментах в доме 500 по Республиканской улице, дабы обсудить с ней стратегию на предстоящем выступлении в Сенате. Предыдущие шесть месяцев он провёл, добиваясь доверия королевы, рассчитывая, что его мнение Амидала будет ценить больше, чем мнение бывшего короля, Арса Веруны. Кульминацией его приготовлений стал момент, когда во время кризиса Падме Амидала решила положиться на него. Она приехала, полагая, что Сенат поможет ей, но Палпатин разочаровал её, с ложным отвращением объявив, что Сенат давно перестал заботиться об общественной пользе. Хуже того, скандалы и коррупция ослабили положение канцлера Финиса Валорума больше, чем она думала. Утратив последний луч надежды, она убедила себя, что ни Сенат, ни Валорум не могут ей помочь. Оставался лишь один верный союзник — Палпатин.[11]

Палпатин поставил Амидалу перед выбором: либо она выдвинет вотум недоверия канцлеру Валоруму и будет стремиться к выборам более эффективного лидера, либо она предоставит этот конфликт на рассмотрение суда. Поставив её перед этим выбором, Палпатин ничем не рисковал. Падме надеялась на относительно быстрое разрешение проблемы. Но чем дольше продолжалась блокада, тем больше людей умирало от голода. Решение нужно было принять немедленно, а, с точки зрения королевы, суды занимались бы этой проблемой ещё дольше, чем это делал бы Сенат. Таким образом, Палпатин весьма искусно манипулировал ею, прекрасно понимая, что её сострадание к родной планете никогда не позволят ей принять вариант любой иной, кроме того, который был ему выгоден, а королева, будучи в твёрдой уверенности в том, что Палпатин является её искренним союзником, даже и не догадывалась о том, что является лишь марионеткой в его руках и уже безнадёжно увязла в его интригах.[11]

Таким образом, Палпатин поставил королеву перед выбором, где альтернатив заведомо не было. Падме Амидала должна была выбирать между отправкой дела в суд в то время как число убитых и погибших на Набу дошло бы до невообразимых размеров, или действовать согласно советам сенатора, которому она всецело доверяла. Можно сказать, что она должна была выбрать между Валорумом и её родным миром. Как и ожидалось, она выбрала Набу. Несмотря на то, что королеве было только четырнадцать лет и ей остро не хватало опыта в решении таких вопросов, она имела все качества сильного лидера, которым она, в конечном счёте, и станет. Палпатин, который знал Сенат и настроения в нём гораздо лучше, чем Амидала, подтолкнул её к мысли, что Финис Валорум, несмотря на то, что он всегда был союзником и поддерживал прекрасные отношения с Набу, стал препятствием — и для неё этого оказалось достаточно.[11]

Обнаружение Энакина Скайуокера

Дуку: «Квай-Гон привёз с Татуина мальчишку – бывшего раба. Если верить матери мальчика, отца у него не было».
Палпатин: «То есть он клон?»
Дуку: «Не клон. Возможно, его зачала сама Сила. Так считает Квай-Гон.»
Палпатин: «Вы же не сидите в Совете. Откуда вам все это известно?»
Дуку: «Я знаю окольные пути».
Палпатин: « И это как-то связано с тем пророчеством, о котором вы говорили?»
Дуку: «Связано напрямую. Квай-Гон считает, что мальчик – его зовут Энакин – является средоточием Силы и что именно Сила свела их вместе. Мальчишке сделали анализ крови – и его концентрация мидихлориан просто зашкаливает».
Палпатин: «И вы думаете, он и есть – тот самый Напророченный?»
Дуку: «Избранный. Нет. Но Квай-Гон считает иначе, и Совет готов подвергнуть мальчика проверке».

— Дуку и Палпатин обсуждают юного Энакина Скайуокера (источник)

Вскоре после этого Палпатин пригласил мастера-джедая Дуку в закусочную в Заводском районе, чтобы обсудить личные дела за едой. Эти двое были в своё время познакомлены друг с другом Ронаром Кимом вскоре после того, как Палпатин стал сенатором, и восхищения Дуку политикой Палпатина привело к крепкой дружбе между ними. Дуку казалось, что Палпатин защищает ущемлённые интересы миров Внешнего Кольца, и он в самом деле считал, что Палпатин в значительной степени ответственен за то, что миры Внешнего Кольца вообще получают какое-либо представительство в Сенате. Ранее договорившись с Палпатином о том, что Республика должна быть в её нынешнем виде уничтожена, прежде чем можно будет спасти галактику, и немедленно признав политический капитал, который Набуанский кризис предоставил Палпатину, Дуку высказал подозрение, что Палпатин был замешан во вторжении в его собственный родной мир. Но, при всём при этом, Дуку выразил своё одобрение того, что Палпатин использует все политические преимущества ситуации, независимо от того, как она сложилась. Когда Палпатин затронул тему предстоящего ухода Дуку из Ордена джедаев, Дуку поведал своему другу, что теперь он более полон решимости уйти, чем когда-либо, но не по тем причинам, о которых он рассказывал Палпатину ранее. Ибо, хотя он не возражал против решения Совета джедаев вмешаться в кризис Набу, он сообщил Палпатину, что некий мальчик-раб, Энакин Скайуокер, был обнаружен на Татуине Квай-Гон Джинном и доставлен им на Корусант, и что есть подозрения в том, что он — избранный, в чём, впрочем, сам Дуку не верил. Палпатин же был совершенно потрясён этим открытием; он лично встретил мальчика в свите королевы Набу и даже предоставил ему свободную спальню, чтобы он мог спать, пока сама Падме оставалась в его сенаторских апартаментах. Тем не менее, несмотря на единственный в своём роде потенциал Энакина в Силе, Палпатин не почувствовал в нём ничего особенного.[1]

Однако в то время, как интерес Палпатина к Энакину в то время был довольно условным и, скорее, академическим, Плэгас чуть не запаниковал, когда Палпатин сообщил ему о существовании Энакина. Много лет назад Плэгас пытался заставить Силу с помощью мидихлорианов спонтанно создать жизнь, но, в конечном итоге ему это не удалось. Более того, Плэгас считал, что не только он потерпел неудачу, но и что его действия заставили Силу отреагировать таким образом, чтобы противостоять вмешательству ситхов в неё. Если мальчик, родившийся примерно в то же время, что и неудачный эксперимент Плэгаса, действительно был Избранным, он мог быть воплощением оппозиции Силы ситхам. Таким образом, в то время, как Палпатин не особенно заботился о том, что Энакин привлёк внимание джедаев, Плэгас был категорически против того, чтобы джедаи тренировали и обучали его Силе. Он немедленно приказал Палпатину поручить Молу во что бы то ни стало убить Квай-Гон Джинна, поскольку тот, по сути, был единственным сторонником приёма Энакина в Орден джедаев. Без Квай-Гона, поддерживавшего мальчика, Плэгас надеялся, что Совет джедаев просто отправит его обратно на Татуин, а значит, он перестанет представлять ситхам опасность в будущем. Дошло даже до того, что Плэгас решился лично встретить мальчика, дабы прочувствовать его в Силе, а возможно, и убить, и посетил для этого апартаменты, в которых располагалась королевская свита. К счастью для мальчика, Плэгас разминулся с ним, когда его отправили к джедаям для испытаний незадолго до прибытия лорда ситхов.[1]

Смещение канцлера Валорума

«Вот они, бюрократы. Истинные правители Республики. И подкупленные Торговой Федерацией, смею добавить. Перед ними канцлер Валорум совершенно беспомощен».
— Палпатин — королеве Амидале (источник)
SidTPM

Голограмма Дарта Сидиуса во время кризиса

Долгожданная специальная сессия Сената — последняя под руководством Валорума — имела только два пункта на повестке дня: слушание делегации с Набу и дебаты по продолжающемуся протесту Торговой федерации против постановления BR-0371. Немногие ожидали, что это будет чем-то большим, нежели обычной сенатской рутиной. Один Палпатин знал то, что произойдёт. Он знал, что представитель Торговой федерации, Лотт Дод, будет цепляться к каждому процедурному вопросу, затягивая рассмотрение дела по существу. Он также знал, что вице-канцлер Мас Амедда будет удерживать Финиса Валорума, сковывая его действия под любым формальным предлогом. И ещё он знал, что перед угрозой затягивания принятия решения, у Падме Амидалы не останется иного выбора, кроме как действовать по его совету.

В течение конгресса Дод и его союзники подбрасывали всё новые и новые возражения; Амидала, неспособная даже закончить свою просьбу, становилась всё более разочарованной. Наконец, Лотт Дод предложил послать на Набу комиссию Сената, чтобы определить, были ли её «обвинения» действительны и процитировал сенаторские процедуры, разобраться в которых Амидала не имела никакой надежды. Тогда Мас Амедда отвёл Финиса Валорума в сторону, ловко вынудив его признать, что Лотт Дод действовал в пределах своих прав. Когда Валорум попросил Амидалу отсрочить на время её запрос, чтобы позволить комитету сделать свою работу, это стало последней каплей. Она увидела собственными глазами, что Палпатин был прав насчёт Валорума, который оказался на самом деле неэффективным — и она решила никуда не уходить. Но Палпатин скрыл своё удовлетворение, когда рядом с ним королева произнесла слова, решившие судьбу Финиса Валорума.

Финис Валорум был ошеломлён, но к тому времени, когда он смог оправиться и спасти своё положение, дело было уже сделано. Сенатор Эдсел Бар Гейн от Руны поддержал Падме Амидалу и предложил провести голосование. Сенат ждал этого в течение многих месяцев (возможно, лет), и столь непопулярным был Финис, что они с огромной энергией выкрикивали требования о голосовании. Всё, что мог сделать канцлер, — вынести решение отложить голосование до следующего дня. Палпатин уже знал, что это голосование закончится для команды Валорума плачевно. Теперь осталось только гарантировать, что именно он займёт место Валорума.[11]

Схватка за канцлерство

«Я уверен, что ситуация с нашей родной планетой добавит симпатии и создаст сильное подспорье для нас в голосовании. Я стану канцлером».
— Палпатин (источник)

Образовавшийся вакуум власти открывал перспективы для двух главных фракций в Сенате. Верные своему делу сенаторы видели опасность в непостоянстве правительства и стремились выбрать сильного лидера, чтобы действительно уничтожить коррупцию в Сенате. Коррумпированные сенаторы также хотели стабильности, но только если они смогут продолжить разграблять государство — и потому искали формальную кандидатуру, которая обеспечит видимость стабильности, а с коррупцией будет бороться только на словах, в то время как они будут продолжать грести богатства под себя. Бейл Антиллес, представитель Альдераана, был выбором лояльных сенаторов, в то время как Эйнли Тим, представитель Маластера, был выбором коррупционеров. Эти два лидера среди кандидатов никого не удивили: оба проводили кампанию в течение многих месяцев, даже во время коррупционного скандала.

Большая часть закулисных интриг, которые привели к избранию Палпатина, осталась неизвестной. Известно, однако, что он работал в течение многих месяцев, чтобы привлечь внимание влиятельных существ в Сенате во главе с сенатором Орном Фри Таа от Рилота.[1][37] Таа не был доволен ни кандидатурой Тима, ни кандидатурой Антиллеса. До этого, преодолев коррупционный скандал, Палпатин засветился как потенциальный кандидат и послужил своего рода компромиссом.[37] С точки зрения Таа, это имело смысл: Палпатин имел немного врагов в Сенате, но много друзей, тем самым, это гарантировало, что все фракции могли плодотворно с ним работать. Таким образом, можно предположить, что или Таа, или один из сенаторов его круга выбрали Палпатина. Кроме того, Дарт Плэгас, выступая в качестве Хего Демаска, начал призывать всех галактических влиятельных посредников к нему, чтобы помочь обеспечить избрание Палпатина.[1]

Палпатин вернулся в дом 500 по Республиканской улице, уверенный, что основная масса сенаторов за него. Он объявлял Амидале, что станет следующим канцлером, как предполагал. Фактически, он уже удостоверился в этом. Даже во время приготовлений к кризису Набу Сидиус активно использовал свои связи с тирсусскими Стражами солнца. Прежде, чем Валорум созвал всех прибыть на голосование, Сидиус использовал этих ситхских наёмников, чтобы аккуратно устранить тех сенаторов, голоса которых, возможно, подвергли бы опасности его план. Какие именно сенаторы были убиты, точно не известно, но они, весьма вероятно, были теми, кто склонили бы чашу весов не в его в пользу, проголосовав против Палпатина на выборах нового канцлера.[48]

Избрание Палпатина

«Талант быть одновременно искренним и суровым — вот что позволило ему стать главой Республики».
Бейл Престор Органа (источник)
Supreme Chancellor Palpatine

Портрет нового канцлера

Когда Сенат собрался на следующий день, чтобы голосовать о вынесении вотума недоверия, результатом стало неизбежное его принятие. Валорум имел в запасе мало друзей, и Сенат настолько хотел его отстранения, что действовал без колебаний. Финис Валорум был стремительно низвержен. Его политическая карьера превратилась в руины, впоследствии он провёл годы в уединении, дожидаясь, когда отвращение публики к нему останется в прошлом. Когда уже в дальнейшем Валорум, наконец, осознал, какую роль его отстранение сыграло в великом плане Палпатина, он предпринял последнюю, скромную, но храбрую попытку сдержать напор нового канцлера, но к тому времени это уже не имело значения. Однако будущие поколения приняли во внимание этот шаг и стали более благожелательны к нему.

В отсутствие прежнего канцлера Сенат стал голосовать за преемника. Вероятно, ни Антиллес, ни Тим не смогли набрать достаточно голосов, чтобы получить необходимое преимущество, особенно когда недавнее убийство определённых делегатов обеспечило отсутствие некоторых решающих голосов[48]. Не желая оказаться в тупиковой ситуации, Сенат поспешно обратился к третьему варианту. Сторонники Антиллеса могли быть спокойны, так как Палпатин, по-видимому, держался в стороне от коррумпированных сенаторов в течение всего его срока полномочий сенатора. Сторонники Тима были воодушевлены очевидным послушанием Палпатина. Почти каждая фракция в Сенате была убеждена в том, что, оставаясь неподкупным, он будет работать, тем не менее, на их собственные интересы.

Но решающим фактором, как и предвидел Палпатин, оказалась поднявшаяся волна симпатии к представителю осаждённой планеты Набу. Палпатин мог справедливо утверждать, что Валорум обещал сделать всё, что он может, для Набу во время кризиса, но не сдержал слова. Возможно, было бы правильным, как считали многие авторитетные сенаторы, самому Палпатину дать шанс восстановить справедливость. С такой поддержкой Палпатин вполне ожидаемо получил абсолютное большинство голосов.[51] Он стал Верховным канцлером, последним существом, когда-либо получавшим эту должность, при поддержке подавляющего большинства сенаторов. Он обещал вернуть надежду разочаровавшимся и восстановить былое величие Республики.[52] Никто, возможно, так и не подумал, что они избрали того, который посвятил всю свою жизнь уничтожению Республики и демократии, а также установлению господства ситхов над всей галактикой.

Освобождение Набу

Перед выборами Амидала сообщила Палпатину о намерении избавить Набу от Торговой Федерации. Он отлично изобразил беспокойство и без энтузиазма попробовал воспрепятствовать ей улетать на родную планету. Так или иначе, она всё-таки отбыла, а вместе с ней для защиты полетели Джинн и Кеноби. Таким образом, Амидала увезла с собой всех врагов Палпатина, увлекая их в смертельную западню. Сидиус и Дарт Мол связались с неймодианцами на Набу, проинструктировав их убить Амидалу и уведомив, что Мол вскоре присоединится к ним, чтобы лично встретиться с джедаями. Лорд ситхов отослал своего ученика, приказав тому удостовериться, что неймодианцы убили королеву, а джедаи нашли смерть от руки ситха.

Даже в то время, когда Сидиус управлял выборами на Корусанте, он нашёл время, чтобы пробежаться по докладам о достигнутых результатах на Набу, которые Мол часто посылал ему. Оказавшись у планеты, Амидала стала путать все карты: мало того, что она вновь сумела скрыться от Ганрея, так ещё и создала союз с гунганами и собрала армию возле болота Лианорм, возможно, подготовившись к удару против оккупационных сил Торговой федерации. Королева действовала намного более настойчиво и агрессивно, чем можно было ожидать от неё в данной ситуации, однако Сидиус сомневался, что она сможет продержаться даже пять минут в пылу битвы. Он одобрил план Ганрея встретить гунганов в открытом бою.

По правде говоря, результат того, что впоследствии получило название Сражения на Травянистых Равнинах, не имел для него большого значения. Он приказал Ганрею уничтожить армию гунганов только для того, чтобы поддержать впечатление, что заинтересован в исходе событий на Набу, и не дать неймодианцам задуматься о его истинных мотивах. Независимо от того, кто выиграл сражение, Палпатин извлекал свою выгоду: если бы Амидала и её защитники потерпели поражение, она стала бы мучеником, которого он мог бы использовать, чтобы оправдать дальнейшие, более решительные действия против Торговой федерации, а если бы проиграли торговцы, то он мог бы использовать победу Амидалы как символ обновления Республики под его руководством. В любом случае, он был бы воспринят как решительный лидер и подтвердил бы правильность выбора сенаторов.

Убийство Дарта Плэгаса

«Ты проиграл эту игру ещё в тот день, когда решил обучать меня, чтобы я правил Галактикой у тебя под боком – или, сказать точнее, под пятой. Ты был мне учителем – да, за это я тебе вовек благодарен, но хозяином ты мне не станешь никогда
— Дарт Сидиус, обращаясь к Дарту Плэгасу во время убийства последнего (источник)

Плэгас был поглощён идеей бессмертия. Он копался в запрещённых учениях и обладал (или стремился обладать) знанием, которое могло спасти умирающих или даже возвратить к жизни умерших[34]. И джедаи, и ситхи искали способ жить в течение тысячелетий, но подавляющее большинство попыток не увенчалось успехом. Самые сильные лорды ситхов, в особенности Дарт Сион и Дарт Андедду, возможно, знали тайну бессмертия, но она была утеряна или спрятана в неизвестном месте.[33] Плэгас начал своё исследование «от противного»: он стал создавать новую жизнь из ничего. В конечном счёте, Плэгас рассказал Сидиусу про свой эксперимент с мидихлорианами, на которые ему удалось повлиять и сотворить жизнь непосредственно с помощью Силы. Ребёнок, который появился в результате этого эксперимента, потенциально должен был обладать поразительной чувствительностью к Силе, Плэгас был в этом убеждён.[21]

Сидиус сразу начал подозревать, что реальное намерение Плэгаса состояло в том, чтобы «создать» себе нового ученика, заменив таким образом его. Когда же избрание Палпатина на пост Верховного канцлера было обеспечено, Палпатину оставалось решить только одно незавершенное дело. Поскольку, как только Палпатин был избран канцлером, Дарт Плэгас намеревался действовать как де-факто со-канцлер, гарантируя, что Палпатин будет принимать только те законы, которые он одобряет. Однако на самом деле сам Палпатин годами тонко манипулировал Плэгасом, обманывая его, заставляя думать, что идеи по реализации Великого плана были его собственными, в то время как Палпатин закладывал основу для его восхождения к посту канцлера и собственному становлению в качестве тёмного лорда ситхов. Палпатин никогда не собирался ни с кем делить власть, и он знал, что назначение соканцлера вызовет подозрения и нанесёт ему политический ущерб. Теперь, когда полезность Плэгаса исчерпана, Сидиус решил его устранить.[1]

В ночь перед выборами Дамаск впервые за много лет появился на публике, посетив премьеру экспериментальной пьесы мон-каламари в Галактическом оперном театре с Палпатином. После выступления и позднего ужина в ресторане «Манараи» лорды ситхов уединились в пентхаусе Хего Дамаска в здании «Шпили Кальдани» , чтобы отпраздновать неизбежный триумф Палпатина. Там Палпатин напоил Плэгаса вином, после чего попросил того оценить свою речь по случаю собственного избрания на канцлерство, которая должна была быть произнесена на следующий день в Сенате. Плэгас, до того годами не спавший, а теперь, к тому же ещё и порядком уставший и опьянённый алкоголем, вскоре погрузился в сон, и Палпатин увидел в этом свой шанс. Полностью ослабив бдительность своего хозяина, Палпатин предал Плэгаса, взорвав его транспираторную маску молнией Силы, закоротив её и пробудив мууна. Однако, будучи пьяным и полусонным, тот так ничего и не мог сделать, чтобы остановить своего ученика. Палпатин воспользовался этой возможностью, чтобы высмеять и унизить Плэгаса, сказав ему, что на протяжении всех их отношений ученик манипулировал собственным учителем, играя с ним как с пешкой. Одновременно с этим Сидиус продолжал атаковывать престарелого мууна Молнией Силы, причиняя мууну огромную боль, пока тот он медленно задыхался. Сидиус раскритиковал Плэгаса за его роль в провокации некогда юноши на уничтожение собственной семьи, с ненавистью обвинив его в том, что муун манипулировал «сбитым с толку мальчиком», и это привело к трагическим последствиям для всего дома Палпатинов. Тем не менее, Сидиус признался, что Плэгас сыграл в его жизни грандиозную положительную роль в его собственном становлении и даже выразил свою благодарность, но на судьбу Плэгаса это всё равно не повлияло — Сидиус хладнокровно расправился с ним.[1]

TheEndOfDarthPlageusTheWise-SWGs6

Дарт Сидиус вскоре после убийства учителя

В тот момент, когда поражённый муун, наконец, умер окончательно, Сидиус, только что провозгласивший себя воплощением давно предсказанного ситх'ари, почувствовал монументальный сдвиг в Силе, который он интерпретировал как тёмную сторону, только что помазавшую его и благословившую на владычество.

Ликующий лорд ситхов, однако, затем почувствовал ещё одно возмущение или «смутное осознание» силы, «большей, чем он сам», которая «затмила его чувство триумфа». Он подозревал, что это, возможно, Плэгас потянулся к нему из смерти, чтобы досадить, или то были просто последствия его собственного становления. Сидиус решил для себя, что это не так, хотя он лишь позже узнал, что именно было предчувствием.[1]

Хотя Палпатин, как и Плэгас, ни разу не был сторонником идеологии Дарта Бэйна,[17] он, тем не менее, включил её элементы в свою собственную доктрину, которую он разработал, дабы заменить ею Правило двух. Его новая доктрина признавала необходимость в учениках только в качестве полезных инструментов, поскольку сам Сидиус планировал достичь бессмертия и вечно править над галактикой. В соответствии с этой доктриной впоследствии он внимательно следил за своими учениками в будущем, раскрывая им лишь самый минимум информации о Плэгасе, чтобы избежать гибели своего учителя.[53] Большую часть своей дальнейшей жизни он пребывал настороже, поклявшись себе никогда не совершать ошибку, впадая в сон или любую форму бессознательного состояния, как это было с Плэгасом, даже в редкий момент слабости.[33]

Последствия кризиса на Набу

Sidious CVD

Дарт Сидиус

Вскоре после предательства и убийства Плэгаса Палпатину сообщили, что королева Падме Амидала в союзе с гунганами одержала победу на Набу над Торговой федерацией. Несмотря на все сложности, она вернула себе трон и взяла Нута Ганрея и Руна Хаако в плен. Он не ожидал, что из всех возможных вариантов в действительность воплотится именно этот, но, в конце концов, это не имело значения. Оккупация планеты уже послужила его целям. И государственный визит на Набу после сражения сделал его соучастником победы. Однако потеря его первого ученика Дарта Мола всё же оценивалась им, как возможный провал, хотя при этом Мол, согласно приказу, всё же сумел убить Квай-Гон Джинна, хоть и ценой своей жизни.[1]

Позже он по-разному оценивал этот день. Поначалу в приложении к дневнику Мола он указывал на своё недовольство результатом — «побеждён мальчиком, наивной девушкой и падаваном. Это был плохой день». Там же он указал, что до того Энакин Скайуокер не попадал в его поле зрения.[46] Однако вторая запись, сделанная им много лет спустя в телосском голокроне, была совершенно иной. Там он утверждал, что видел, будто юный Скайуокер, который привлёк к себе внимание Совета джедаев всего за несколько дней до этого, в конечном итоге станет его учеником, и ради этого принёс в жертву Мола. Мол был всего лишь инструментом, целью которого было поколебать давнее самодовольное отношение джедаев к ситхам и послужить катализатором для относительно неопытного Оби-Вана Кеноби взять себе на обучение Энакина по просьбе умирающего учителя, которому Оби-Ван отказать при всём желании не мог.[54]

Всё это было тщательно спланировано и исполнено Палпатином, хотя он полагал использовать Мола для устранения джедаев в качестве главной угрозы Ордену.[30] Сидиус, вероятно, должен был полностью изменить свой план, приняв во внимание судьбу Мола, после того как предвидел смерть ученика. Он действительно выразил некоторое сожаление после потери столь ценного инструмента, но не более; Мол всегда был неистово предан учителю, но Палпатин никогда не отвечал ему тем же.

Однако эти взгляды можно несколько примирить с размышлениями Сидиуса после битвы. Хотя, в частном порядке, он считал битву «проигранной», а также испытал чувство одинокой «потери» в Силе после убийства Плэгаса, его не особенно беспокоила судьба Мола. На самом деле он был в некоторой растерянности относительно того, что он собирался делать с Молом после смерти Плэгаса; Забрака никогда не обучали с намерением сделать из него настоящего лорда ситхов, и Сидиус понял, что попытаться облегчить его роль в менее скрытой роли было бы очень сложно. Хотя он был несколько удивлён поражением Мола, он давно знал, что его ученик слишком самоуверен, и без труда мог представить, как гордыня и самоуверенность Мола могли привести к его падению. В конечном счёте, однако, исход кризиса на Набу и предполагаемая смерть Мола не помешали его долгосрочным целям.[1]

В любом случае, он извлёк из произошедшего намного больше пользы, чем вреда. Он также узнал, какую роль Энакин Скайуокер, бывший мальчик-раб с Татуина, сыграл в освобождении Набу. Едва выросший, чтобы дотянуться до элементов управления истребителем, Энакин, тем не менее (не без помощи R2-D2), влетел на своём звездолёте прямо в корабль управления дроидами Федерации и взорвал его, успев выбраться наружу и таким образом спас гунганов на равнинах Набу от полного уничтожения дроидами Федерации. Десятилетний юнец попался на глаза Совету джедаев; росло подозрение, что он мог даже быть Избранным из древнего пророчества джедаев, и после долгих споров мастера решили, что он станет падаваном Оби-Вана Кеноби (учителем Энакина мог бы стать Квай-Гон Джинн, веривший в особое предназначение мальчика. Если бы Джинн не погиб от руки Мола на Набу и стал учителем Энакина, кто знает, возможно судьба будущего Дарта Вейдера сложилась бы иначе). Однако Сидиус предпочёл бы, чтобы мальчик остался на Татуине, живя там тихой жизнью, свободной от влияния джедаев, но, в конечном счёте, он мог всё ещё сделать из него «своего» мальчика. Он дал обещание Энакину во время празднования, сказав ему, что за его успехами будут наблюдать с «большим интересом».[11] Впоследствии он сдержит это обещание.

Палпатин присутствовал на похоронах Квай-Гон Джинна, убитого Молом во время битвы.[11] Именно во время этого визита в Тид он также пришёл к выводу, что тревожное «чувство потери и глубокого одиночества», которое он испытал в момент смерти Плэгаса, было частично связано с поражением и смертью его ученика, Мола, от рук джедаев.[1]

Вернувшись на Корусант после празднования победы, Палпатин имел много поводов для своего собственного праздника. Правда, джедаи теперь знали о возвращении ситхов и их причастности к кризису, и знали о правиле, что ситхов не могло быть ни больше, ни меньше, чем двое.[48] Они могли бы начать поиски того «второго ситха», но это ни к чему бы не привело. Джедаи получили его ученика, но он уже положил глаз на харизматичного графа Дуку[54], которому предстояло послужить ему отличной заменой Молу, пока молодой Скайуокер был слишком юн и проходил обучение Силе до того момента, пока он не стал бы готовым к превращению в ситха. Джедаи теперь опасались за Республику, и это его радовало. Дело было сделано: Республика, которую джедаи так стремились защитить, оказалась в руках ситха.[1]

Обрывая ниточки

«Это судно изобилует Тёмной стороной, мастер Йода. Я чувствовал, как оно цепляется за мои одежды. И хуже, оно всё ещё соблазняет меня, призывая вернуться обратно с обещаниями фантастических поездок к далёким пределам галактики».
Сэси Тийн (источник)
ChancellorPalpatine-SWCTP

Канцлер Палпатин

Когда галактика отошла от зрелища кризиса на Набу, Палпатин быстро избавился от изобличающих его материалов, имевших отношение к этому кризису. Следователи Республики захватили и личный корабль Мола, «Ятаган», и его дроида C-3PX на Набу. И в том, и в другом содержались сведения, которые могли серьёзно навредить Палпатину и его планам. Но «Ятаган» не позволил добраться до скрытых в нём тайн; первые техники Республики, которые попытались осмотреть судно, были расстреляны дроидами обеспечения безопасности, и их неумелая попытка заставила полётные, оружейные и навигационные системы самоликвидироваться, оставив от корабля немногим больше, чем искорёженный остов.[53] Когда на помощь был вызван мастер-джедай Сэси Тийн, он обнаружил, что информация в бортовых компьютерах полностью стёрта. В корабле не удалось найти никаких намёков на «второго ситха». Сидиус пожертвовал судном и всем оборудованием: системой наблюдения Мола, его взрывчатыми веществами, его ядами и пыточными устройствами, и его спидером, «Блудфином». Но дело того стоило, хотя бы из-за чувства страха, которое завладело Сэси Тийном после, как он покинул ситхский корабль.

Мастер-джедай посоветовал передать останки судна на попечение Совета джедаев, но представитель Сената от Куата добился, чтобы Компания «Верфи Куата» получили возможность изучить его конструкцию. Неизвестно, попали ли останки на Куат, но после этого они исчезли, что было установлено официально. Мало кто знал, что корпус был возвращён назад на Набу и спрятан в тайном ангаре в Тиде[53] — республиканские органы власти настолько разрослись, что её левая рука не знала то, что делала правая, особенно тогда, когда обеими руками управлял Палпатин. Что касается дроида, Палпатин проследил, чтобы у C-3PX стёрли память, возможно, содержавшую изобличающую его информацию, а затем отдал их на хранение Райту Сиенару. У Сиенара и последующих владельцев дроидам давали новую работу, и никогда при их последующей эксплуатации, будь то корпоративный шпионаж или заказное убийство, не возникало никакого подозрения относительно связи дроидов с прежним учеником Сидиуса.[55]

Республика при Палпатине (32-24 ДБЯ)

«Канцлер любит власть. Если у него и есть другая страсть, я её не вижу».
Мейс ВиндуОби-Вану Кеноби (источник)

Новый канцлер был погружён в работу все восемь лет своего законного правления. Большую часть этого времени он посвятил интригам, приведшим, в конце концов, к кровавым событиям Войн клонов. Были и другие, скромные, но важные проекты, дополнительно ослаблявшие джедаев и Республику, которой они служили. Многие (например, проект «Сверхдальний перелёт»), были специально спланированы, чтобы уничтожить кого-то из джедаев, чтобы понемногу ослабить Орден и сделать проще его окончательное истребление, когда наступит время. И каждый раз, когда очередная провокация удавалась, истинного виновника установить было невозможно. Такой стала Республика при Палпатине.

Палпатин и Скайуокер

«Канцлер — хороший человек».
Энакин СкайуокерОби-Вану Кеноби (источник)

После битвы за Набу Палпатин начал общаться с Энакином Скайуокером, и они вскоре подружились (по крайней мере, сам Энакин называл Верховного канцлера другом). Палпатин также давал юному падавану уроки власти, хотя тому они казались скучными[31]. У Энакина не было секретов от Палпатина; ситх пристально следил за будущим учеником.

Палпатин и Мас Амедда

Одним из первых решений Палпатина в должности канцлера стало назначение Маса Амедды своим заместителем и спикером Сената. Пришлось проделать большой путь, чтобы склонить на свою сторону сенатора Таа и его приспешников и выдвинуть кандидатуру Амедды[37], а также добиться правильного поведения от Амедды. Амедда был другом Валорума, верил в идеалы Республики и республиканские законы. Приверженность Валорума законным процедурам сыграло против него, как и ожидал Палпатин, и в Амедде канцлер видел пользу в более далёкой перспективе. Амедда, как многие другие, посчитал спокойный характер Палпатина признаком уступчивости и считал, что ему представилась уникальная возможность манипулировать канцлером и изменить Республику так, как он считал верным. Палпатин подыгрывал этому наивному заблуждению: в первые годы на посту канцлера он был открыт советам и даже провёл несколько законов по предложению Амедды.

Но, надевая маску податливости в присутствии Амедды, Палпатин параллельно собирал сведения на чагрианина, чтобы использовать их против него. Вскоре после уничтожения Сверхдальнего перелёта (27 ДБЯ), проекта, который активно поддерживал Амедда, Палпатин рассказал ему, что приказал уничтожить экспедицию, и даже более того — открыл свою сущность лорда ситхов, Дарта Сидиуса, извечного врага Республики и Ордена джедаев. Амедда уже не мог ничего рассказать: у Палпатина скопилось достаточно компрометирующего чагрианина материала, чтобы заставить того молчать всю оставшуюся жизнь. Палпатин объяснил, что знал о попытке Амедды и остальных манипулировать им, но на самом деле это он ими управлял, натравливая друг на друга. Не имея выбора, Амедда стал добровольным участником заговора[56]. Приближался Новый порядок, и Амедда продолжал служить Палпатину, храня тайну и не особо задумываясь, что его осведомлённость становится больше тягостью, чем преимуществом[35].

Палпатин и Джанус Гриджатус

Выдвижения Палпатина на должность канцлера создавало одну небольшую проблему: кто-то должен был занять пост представителя сектора Чоммелль. Палпатин использовал своё влияние, чтобы эту позицию занял один из его союзников, Джанус Гриджатус c Малого Чоммелля. Гриджатус страстно желал сделать карьеру, демонстрируя политическую проницательность, и, хотя канцлер не выказывал бурного одобрения, отрицательное отношение Гриджатуса к нелюдям должна была сыграть Палпатину на руку. Однако пост Гриджатус занимал недолго. Его отношение к иным расам было встречено в штыки политиками Набу, проповедовавшими мультикультурное общество, и громкие возражения посыпались почти сразу. В конце концов, Гриджатуса сменил (ок. 30 ДБЯ) Хорас Вансил с планеты Набу, но Гриджатус остался подле Палпатина, став одним из его советников[43].

Резиденции нового канцлера

Palpatine rots

Верховный канцлер Палпатин и его коллекция произведений искусства, скрывавшая реликвии Тёмной стороны

Палпатин использовал в качестве основной резиденции свою квартиру в доме 500 по Республиканской улице, но по традиции также занимал Кабинет канцлера в Здании Администрации Республики. Используя традиционное право украшать кабинет по своему вкусу, Палпатин избавился от всех следов присутствия бывшего канцлера, Финиса Валорума, и практически воссоздал в нём обстановку своей квартиры. Всего через несколько недель никто, бывавший у Валорума во время его правления, не смог бы узнать его прежние покои. В интерьере явно проявилась сущность ситха: красный цвет доминировал, и повсюду появились бесценные предметы искусства, относящиеся к наследию ситхов, хотя распознать их происхождение было трудно[25].

Но среди них было две крайне важные вещи. Первая — чёрное кресло, похожее на трон, усиленное лантанидовым сплавом. Это кресло после некоторых изменений более чем на сорок лет стало троном Императора, и его копии появились на всех кораблях и базах, на которые мог прилетать Палпатин. Вторая, но даже более важная вещь, — нейраниумная скульптура Систроса, внутри которой ещё при отливке был помещён ситхский световой меч. Скульптура располагалась в приёмной. Запасные мечи, тёмные одежды и накидка до своего часа были спрятаны в других произведениях искусства или в скрытых нишах кабинета.

Появление Красной стражи

Ронар и убийца

Ронар Ким срывает фальшивое покушение на канцлера Палпатина

Именно в это время впервые появляется личная охрана канцлера в малиновых одеждах, или просто «Алая гвардия». Предоставить канцлеру охрану изначально требовал капитан Прид Шан из Службы Охраны Сената. Когда потенциальная угроза жизни канцлера возросла, Шан стал требовать выделения дополнительных средств на обеспечение безопасности, чтобы обновить снаряжение, провести переподготовку охранников и поручить им исключительно охрану канцлера[57]. На публике Палпатин демонстрировал возмущение наличием личных телохранителей: на самом-то деле он «хотел» такую охрану, но не мог прямо её требовать. Личная охрана главы государства противоречила принципам пост-руусанской Республики, и в Сенате нашлись те, кто выступил против неё. Решением стала бы ситуация, которая «заставила» канцлера обзавестись охраной, и Палпатин нашёл способ показать, что требования Шана имеют под собой веские основания.

Палпатин сделал так, чтобы его «друг», джедай Ронар Ким, сын предыдущего представителя Набу и один из первых союзников Палпатина в Сенате, услышал предупреждения сенатора Виенто, что предлагаемые Палпатином реформы сделали его смертельным врагом некоторых лиц. В этот момент охрана Сената окружила Палпатина и направила на него оружие. Как и предполагал Палпатин, Ким быстро их обезвредил, но они убили себя быстродействующим ядом до того, как были допрошены. Охрана Сената не обеспечила безопасность в критический момент, и слова капитана Шана, поддержанные Виенто и другими сенаторами, стали более весомыми.

Алая гвардия — в будущем внушающая трепет Королевская стража Императора — была немедленно сформирована и перешла в непосредственное подчинение Палпатину. В последующие годы, как до, так и после введения Нового порядка, его редко видели без новых телохранителей. Как и во многих случаях, Палпатин считал, что они должны внушать страх. Характерный вид малиновых одежд и доспехов был позаимствован не только у охранников Сената, но и у таких легендарных группировок, как Дозор смерти из системы Мандалор и Стражи солнца Тирсуса, которых Палпатин давно подчинил себе (фактически, когда Палпатин стал Императором, несколько Стражей Солнца — те, что не были убиты, — стали его личными телохранителями из Алой гвардии)[48] Как и ожидалось, раздавались недовольные голоса, но новые законы, усиливающие безопасность, и угроза сепаратистов свели критику к минимуму.

Переизбрание Палпатина

Когда в 28 ДБЯ закончился срок пребывания Палпатина на посту канцлера, были проведены очередные выборы. Несмотря на то, что реформы пробуксовывали (Палпатин сделал для этого всё возможное), интриги и отсутствие реальной оппозиции обеспечили Палпатину переизбрание. Это были последние выборы канцлера в истории Республики: незадолго до следующих выборов в 24 ДБЯ усилиями Палпатина в Конституцию была внесена поправка, позволявшая ему оставаться на посту бессрочно. Последние выборы прошли без неожиданностей, и других при жизни Палпатина уже не было.

Проект «Сверхдальний перелёт»

Среди множества известных интриг Палпатина была организация и последующее уничтожение экспедиции «Сверхдальний перелёт», детища мастера Джоруса К'баота. Палпатин давно знал К'баота, и они часто обсуждали, существует ли жизнь за пределами Галактики. Эта мысль никогда не оставляла воображения К'баота, и, в конце концов, в 27 ДБЯ преобразовалась в новое предложение — проект «Сверхдальний перелёт», который К'баот и представил Палпатину. Шесть тяжёлых крейсеров соединялись с грузовым ядром и становились единым кораблём, а затем отправлялись за границы Республики, через Неизведанные Регионы в неизвестность, надеясь долететь до ближайшей галактики и вернуться назад.

Межгалактические путешествия долгое время были невозможны из-за нестабильности гиперпространства, вызванного гравитацией галактики. Возможно, Палпатин подозревал, что сообщения с планеты Зонама-Секот об угрозе извне имели основания. В любом случае, К'баот считал, что джедаи с помощью Силы преодолеют зону нестабильности, и испытания в Неизведанных Регионах убедили его в этом. Поэтому он предложил, чтобы в экспедиции приняли участие все джедаи, которые пожелают. Хотя были и другие причины принять проект — возможность изучения так называемых «далёких пришельцев» — гораздо большую ценность для Палпатина представляла возможность собрать вместе многих джедаев и уничтожить их одним ударом без риска быть разоблачённым. Так что внешне слабо веря в успех мероприятия, он позволил К'баоту продолжать работу и тайно помогал проекту состояться.

Но Сенат не решался выделить средства на столь дорогостоящую экспедицию. Сидиус прибег к помощи своего агента, Кинмана Дорианы, чтобы создать К'баоту хорошую репутацию и помочь убедить Сенат в необходимости дела. К'баот отправился посредником на переговоры Корпоративного Альянса и правительства Барлока о предоставлении прав на разработку полезных ископаемых. Дориана спровоцировал нападение шахтёров-брольфов, и, как и задумывалось, К'баот их остановил. После чего предложенная им сделка была вынужденно принята обеими сторонами. На волне успеха К'баот склонил Сенат на свою сторону, и по постановлению 4213,0410 «Сверхдальний перелёт» получил полное финансирование. Даже Орден джедаев не выдержал давления и неохотно согласился отрядить в экспедицию шесть мастеров-джедаев, включая К'баота, и одиннадцать рыцарей-джедаев. Это было даже больше, чем ожидал Сидиус, а для Ордена такая потеря стала бы весьма существенной[30].

Уничтожение «Сверхдальнего перелёта»

«Сверхдальний перелёт» стартовал в 27 ДБЯ. Все участвовавшие в экспедиции джедаи были обречены. Сидиус направил Дориану проследить за действиями кораблей, тщательно подобранных среди войск союзников, против которых даже шесть новых дредноутов не имели никаких шансов. Но Сидиус не мог предвидеть, что его специальный флот будет обнаружен молодым офицером-чиссом по имени Митт'рау'нуруодо. Дориана стремился к мирному решению: оставалась надежда, что чиссы станут союзниками, — но неймодианский коммандер Сив Кав безрассудно пошёл в атаку, не вступая в переговоры. За несколько минут все корабли были уничтожены, за исключением корабля Дорианы, и то лишь потому, что Трауну был нужен пленник для допроса.

Дориана страшился наказания, которое последует, когда Сидиус узнаёт о провале. Но он нашёл способ превратить тактическое поражение в стратегическую победу. Ловко использовав скудную информацию, полученную Таркином и Сиенаром на Зонама-Секот, он указал на угрозу вторжения «далёких пришельцев», уже обосновавшихся на границе Галактики и рассылающих разведчиков, ищущих пути для вторжения. Дориана утверждал, что, если «Сверхдальний перелёт» с ними встретится, резня начнётся раньше, чем Галактика будет к ней готова. Траун (который, как оказалось, знал о пришельцах на дальней границе Доминации чиссов) прислушался к словам Дорианы, особенно после того, как тот организовал прямую связь с Сидиусом.

Trawn and Sidious

Сидиус и Траун

Сидиус в это время был крайне занят. Он узнал, что К'баот, никого не поставив в известность, добавил в список команды Энакина Скайуокера. С будущим учеником ситха ничего не должно было случиться, и Палпатин отправился на Роксули, последнюю остановку «Сверхдальнего перелёта» в пределах Республики. Официально он должен был поддержать К'баота в переговорах между правительством Роксули и шахтёрскими колониями на астероидах, но на самом деле он вытаскивал Энакина Скайуокера из заготовленной ловушки. Это одновременно означало, что он будет вынужден спасти Оби-Вана Кеноби, поскольку учитель и падаван не расставались. Устроив так, чтобы Оби-Ван стал одним из переговорщиков, он вынудил остаться с ним и Скайуокера. «Сверхдальний перелёт» вошёл в Неизведанные Регионы без них.

Вскоре после этого Дориана сообщил, что Траун уничтожил «Сверхдальний перелёт», частично использовав третью силу — космических кочевников вагаари, вступивших в бой, приведший к гибели обе стороны. Хотя Траун знал о существовании Сидиуса и истинной роли Дорианы, Дориана решил его не убивать, мудро рассудив, что талантливый чисс может пригодиться ситхам. Так Палпатин приобрёл новую игрушку, хотя потерял старую: непредсказуемый К'баот погиб, хотя в будущем при необходимости его ещё можно было использовать. Перед стартом роковой экспедиции у К'баота был взят образец крови, и, когда Палпатину вновь понадобился К'баот, он его клонировал[30].

Поиски нового ученика

«Скоро у меня будет новый ученик, гораздо моложе и много сильнее».
— Дарт Сидиус (источник)
Jediquest9

Палпатин сближается с Энакином Скайуокером, чтобы склонить его на Тёмную сторону

После преждевременной смерти Дарта Мола перед Сидиусом возникла новая проблема. До того, как начать развал и покорение Республики, он должен был найти ученика, который бы провёл подготовительный этап, посеяв раздор среди республиканских миров. Мол определённо не подходил на эту политическую роль: среди присущих ему талантов хитрость и умение убеждать не значились.

Очевидно, что идеальным вариантом было найти нового чувствительного к силе ребёнка и воспитать его в соответствии со своими целями, но в данном случае это было невозможно. Будучи сенатором с провинциальной планеты, он мог позволить себе тратить время на воспитание Дарта Мола с раннего детства, но теперь дневной график канцлера был настолько плотным, что не оставлял времени ни на что подобное. Нельзя было рисковать политической карьерой ради задач ситха, но и нельзя было игнорировать задачи ситха ради политической карьеры.

Свою роль сыграла удача, предоставив Палпатину идеального кандидата — бывшего мастера-джедая по имени Дуку. Джедай прошёл тренировки Силе, был отличным фехтовальщиком, хотя и не использовал яркий стиль Мола. Также он был выдержан, умён и харизматичен. Все эти качества были необходимы при исполнении следующей фазы плана Сидиуса. Но, самое главное, в Дуку имелись и другие качества, которые Сидиус мог использовать, чтобы превратить его в ситха.

В это время Палпатин тренировал и других возможных кандидатов на роль ученика ситха. Одной из них была Верджер, которая, узнав о целях Палпатина, попыталась его убить, но потерпела неудачу и была вынуждена бежать за пределы Галактики, где попала к «далёким пришельцам» и осталась с ними.

Переманивание графа Дуку

Dooku learns Qui-Gon's death

Сидиус показывает Дуку, как погиб его бывший падаван

Дуку, вечный спорщик, просил у Высшего совета джедаев более серьёзно отнестись к угрозе со стороны ситхов. Если ситхов всегда двое, — говорил он, — и один погиб на Набу, то почему джедаи не бросили все силы на поиски второго? Недальновидность Совета вызвала протест Дуку, и он решил, что его принципы и мощь Совета не обязательно должны быть вместе. Дуку даже высокомерно полагал, что именно он, а не какой-то нетренированный малец по фамилии Скайуокер, может быть Избранным.

Дуку решил разыскать неизвестного ситха самостоятельно. Но Сидиус сам появился перед ним. Стало ясно, что Дуку восхищается ситхами или, по крайней мере, считает, что джедаи не смогут спасти Галактику. После долгих разговоров Сидиус постепенно убедил Дуку, что Республика разрушается под собственной массой и необходим новый порядок, чтобы улучшить её положение. Дуку согласился, что его видение ситуации с этим практически совпадает. Осталось совсем недолго до того момента, как он принял предложение ситха: в обмен на службу Сидиус обещал раскрыть Дуку тайны тёмной стороны и показать, как её можно использовать для достижения поставленных целей.

Дуку предпочёл считать, что они с Сидиусом заключили равноправное соглашение. Но было ясно, что с самого начало Сидиус главенствовал. Дуку был таким же инструментом, как и Мол. Сидиусу не был нужен партнёр, не был нужен кто-то равный ему. Это было не в традициях ситхов, это было не в традициях Сидиуса. Дуку оставался удобной заменой, пока Скайуокер не был готов к переходу на Тёмную сторону[53].

Армия клонов

Подробности, как была создана армия клонов, ставшая затем Великой армией Республики, а позднее частью имперского штурмового корпуса, до конца не ясны. Считается, что фундамент её создания заложил мастер-джедай Сайфо-Диас, бывший член Совета джедаев и близкий друг Дуку. Среди всех джедаев Дуку больше доверял Сайфо-Диасу. Но если в Дуку росло разочарование, у Сайфо-Диаса увеличивалось беспокойство. Он чувствовал наступление тёмных времён, а Совет джедаев не уделял этому внимания. От безнадёжности Сайфо-Диас поговорил с Палпатином, который убедил его, что если джедаи отказываются видеть приближающуюся тьму, он должен действовать сам. Но чтобы не возбуждать привыкшую к миру Галактику, действовать нужно было тайно. Даже Совет джедаев не должен был ни о чём знать. Палпатин направил Сайфо-Диаса к каминоанцам, специализировавшимся в генной инженерии, чтобы заказать создание огромной армии клонированных солдат, армии, которая сможет защитить Республику в будущем[58].

The Seduction of Dooku

Тёмный лорд обращается к новому ученику

Сидиус не мог рассчитывать, что Сайфо-Диас будет хранить молчание, поэтому послал Дуку убить джедая. Без колебаний Дуку убил того, кто был его близким другом. Таким образом он исполнил древнее правило, требовавшее, чтобы будущий ситх убил близкое ему существо. Видя, что Дуку пал в объятия Тёмной стороны, Сидиус наградил его именем Дарт Тиранус[53]. Но проект с клонами требовал продолжения, и Тиранус продолжил его с того момента, на котором остановился Сайфо-Диас. Первой задачей стало обеспечение полного неведения со стороны джедаев. Прежде чем замолчать навсегда, Сайфо-Диас не раскрыл секрет. Чтобы так было и дальше, Дуку стёр все упоминания о планете Камино из Архива джедаев, а также ещё о тридцати семи системах, включая Дагоба и Дромунд-Каас, которые могли быть полезны ситхам. Это был последний шаг Дуку, прежде чем он покинул Орден[59].

Второй задачей Тирануса стали поиски прототипа для армии клонов. Чтобы клоны могли успешно противостоять врагам, в них должны были быть заложены выдающиеся бойцовские качества, дополненные тренировкой и опытом. Сидиус приказал новому ученику найти кого-нибудь, обладающего соответствующими качествами. После долгих поисков и жестоких испытаний Тиранус решил, что Джанго Фетт, последний выживший из мандалорских шоковых солдат — идеальный кандидат. Тиранус предложил Фетту за значительную награду стать прототипом для каминоанских клонов. Фетт согласился, но в качестве платы потребовал, чтобы для него был создан неизменённый клон, который стал бы ему сыном и наследником. Тиранус согласился, и основа для легионов штурмовиков, силы, которая поможет возвести Империю Палпатина на развалинах Республики, была заложена.

Сепаратистский кризис (24-22 ДБЯ)

«Я не позволю Республике, просуществовавшей тысячу лет, распасться. Мои переговоры будут успешными».
«В ином случае Вы должны понимать, что джедаев слишком мало, чтобы защищать Республику. Мы — хранители мира, а не солдаты».
— Палпатин и Мейс Винду (источник)
Reassuring Smile

Обнадеживающая улыбка Палпатина вселяла уверенность в сердца граждан во время Войн клонов

Заканчивался второй срок Палпатина на посту Верховного канцлера, и его армия была почти готова. Ему необходимо было развязать полномасштабную войну, чтобы уничтожить Республику, истребить джедаев и возвратить Золотой век ситхов, давно не наступавший в Галактике. Войны клонов в точности соответствовали этому замыслу.

Зарождение сепаратизма

«Мастер Йода, вы думаете, действительно дойдет до войны?»
«Тёмная сторона всё скрывает. Видеть невозможно будущее».
— Палпатин и Йода (источник)

По приказу Палпатина граф Дуку объединил несколько коммерческих организаций, в том числе Торговую федерацию, послужившую Сидиусу ключом к посту канцлера, в Конфедерацию независимых систем, таким образом организовав в 24 ДБЯ движение против центральной республиканской власти. Сепаратисты предоставили в распоряжение Дуку огромные армии, служившие для защиты их деловых интересов, превратив Конфедерацию в силу, способную одолеть Республику, и ставшую, таким образом, реальной угрозой с точки зрения Сената.

Палпатин помог Дуку создать сепаратистское правительство как раз к истечению своего срока. По этой причине близорукий Сенат продлил на неограниченное время пребывание Палпатина на этом посту, чтобы тот смог справиться с сепаратистским кризисом. Выборы Верховного канцлера Республики в 24 ДБЯ были отменены. Однако противники набирали силу, несмотря на «попытки» Палпатина вести мирные переговоры и формирование «Комитета лоялистов» — группировки сенаторов, желавших сохранить целостность Республики и защитить её идеалы.

Фальшивая «Мирная инициатива»

Palpatine to Separatists — Let's Talk

Канцлер Палпатин выступает по Голонету с предложением графу Дуку вступить в переговоры

Кризис усиливался, и Палпатин предпринял новую популистскую акцию, в которой сыграл любимую им роль оскорблённой невинности и предложил руку дружбы с позиции силы. В 13:3:21 триллионы зрителей Голонета со всей Галактики лицезрели Палпатина, вклинившегося в обычные программы и во время двенадцатиминутной трансляции предложившего графу Дуку вступить в переговоры:

«Обе стороны спора многочисленны, и он может перерасти в войну. Нет нужды скатываться к такому бессмысленному исходу. Вместе, прислушавшись к голосу разума, мы найдем другое решение».
— Выступление Палпатина по Голонету, обращенное к сепаратистам (источник)

В своей речи канцлер постарался показать неверность проводимой политики, беря на себя роль высоконравственного человека, способного простить своих врагов. Палпатин сказал, что даже в сложившейся ситуации он призывает к дипломатическому решению. Эта тонкая игра будет полезна в будущем, когда разразится война: он сможет сказать, что сделал всё возможное, чтобы предотвратить открытый конфликт, поставив на кон свою репутацию канцлера.

«Я обращаюсь к Вашим чувствам истинного джедая. Я видел не только проявление Вашего дипломатического таланта во время Сервакосского спора три десятилетия назад, но и благородные усилия Вашего бывшего ученика, защищавшего мой родной мир. Эти случаи убедили меня, что Вы — сторонник мира... У нас много общего, сэр, и борьба с неэффективностью Республики — цель моего правления. Но решение — не в сопротивлении, а в реформах. Система способна работать, и вместе мы можем заставить её работать».
— Выступление Палпатина по ГолоНету (источник)

В конце обращения Палпатин предложил встретиться на нейтральной планете Ботавуи. «Из соображений безопасности» он не назвал точную дату встречи, но сказал, что все каналы связи его администрации открыты для Дуку. Смысла в этом не было: Сидиус и Тиранус заранее знали, что ответа не последует, и, таким образом, сепаратисты предстанут непримиримым и безрассудными противниками. После этого любое насилие с их стороны позволит сторонникам войны заявить, что вести переговоры с ними бесполезно, и требование создать армию станет ещё громче[60].

Сенат желает обороняться

Palpatine Sets Army Vote Date

Канцлер назначает на 13:5:16 голосование по Указу о воссоздании армии

Фальшивые мирные предложения дали желаемый эффект: требования создать армию для обороны Республики усилились. Но недостаточно было склонить большинство сенаторов в пользу Указа о создании армии. Когда придет время голосовать, должен быть решен вопрос не только об указе, но и о передаче Палпатину права единолично издавать законы, и голосование должно быть искренним. Для этого надо было немногое: несколько убийств сенаторов, в которых можно обвинить сепаратистов, чтобы оставшиеся сплотили ряды и заняли круговую оборону.

Вскоре погибло несколько сенаторов, включая Акса Мо от Маластара (22 ДБЯ). Ни одна террористическая организация не взяла на себя ответственность за убийства, но при существовавшей угрозе со стороны сепаратистов, как и ожидал Палпатин, именно они стали первыми подозреваемыми. Кроме того, также ожидаемая Палпатином и неожиданная для Сената неспособность джедаев сдержать волну насилия усилило общий эффект. Аинли Тим выступил в Сенате с критикой джедаев. Результат был очевиден: если джедаи и силы правопорядка неспособны защитить Республику, им в помощь нужно создать армию. Внешне пребывая в нерешительности, Палпатин наблюдал за развернувшимися дебатами с удовлетворением.

В ночь перед голосованием по Указу о создании армии Палпатин обратился к гражданам Республики. Он снова представил дело самым лживым образом, призывая к мирному решению и обещая вести переговоры, хотя даже невнимательные средства информации отмечали, что канцлер «неохотно» склонялся к положительному решению вопроса о создании армии.

Палпатин: Независимо от результата голосования по Указу о создании армии основной вариант для республиканской администрации — мирное обсуждение проблем. Если законодатели решат, что для обеспечения безопасности граждан необходима Великая армии Республики, мы создадим войска в помощь джедаям в сохранении мира, не для развязывания войны... Я уверяю семьи Республики, что силовой ответ последует только в случае нападения на планеты Республики или бесстыдной агрессии сепаратистов. Не мы хотим воевать...

Причина создания армии — избавить граждан от страха. Что бы ни случилось, Республика должна оставаться Республикой — этого изменить нельзя. По иронии, страх имел под собой основу, и виновен в этом был человек, который обещал от него избавить. В заключение Палпатин добавил:

Палпатин: В день выборов мы покажем силу демократии, когда тысячи делегатов заставят услышать в Сенате их голоса. Этот крик свободы мы должны защитить любой ценой. Будущие дни и месяцы требуют взвешенного решения. Только в крайнем случае оружие заменит слова в разрешении этого конфликта...

Покушение на сенатора Падме Амидалу

Преемник Палпатина на посту сенатора от Набу и бывшая королева планеты Падме Амидала по прибытии на Корусант для голосования по Указу о создании армии чуть не стала жертвой охотника за головами, клоудитки Зам Уэселл. Палпатин отложил голосование, а к Амидале приставили для охраны двух джедаев: Оби-Вана Кеноби и Энакина Скайуокера, её союзников в Битве за Набу десять лет назад. После второго покушения с использованием ядовитых червей куханов Энакин отправился вместе с сенатором на Набу. Молодые люди влюбились друг в друга, не устояв перед романтическим очарованием городка Варыкино. Энакин прямо нарушил Кодекс джедаев, и чувство вины ещё больше приблизило его к Тёмной стороне.

Тем временем, Кеноби, которого Совет отправил разыскать заказчика убийства, показал отравленную стрелу, которой была убита Уэселл за неудачу, старому другу в Коко-Тауне, Декстеру Джеттстеру. Тот дал ему наводку о планете Камино, которая была стёрта из Архивов джедаев. На Камино Оби-Ван обнаружил охотника за головами Джанго Фетта, ставшего прототипом для армии клонов. Следя за ним, джедай проник в укрепления сепаратистов на Джеонозисе и узнал, что лидеры сепаратистов готовы бросить в бой армию дроидов, ожидая новостей о смерти сенатора Амидалы. Кеноби связался с канцлером и Советом джедаев, но был захвачен в плен джеонозийцами.

Энакин и Падме тайно отправились на пустынную планету Татуин, после того как Энакину было видение о его матери, Шми. Энакин нашёл семью Ларсов, выкупившую Шми у Уотто, и узнал, что мать вышла замуж за Клигга Ларса. Отчим сказал, что Шми захватили и увели в своё поселение таскены. Энакин выследил племя и нашёл мать, которая скончалась у него на руках. В отместку юный джедай вырезал всё племя таскенов, вызвав сильное возмущение в Силе, которое почувствовали Йода и Палпатин, находившиеся на Корусанте. Канцлер был рад, что Энакин сделал ещё один шаг к Тёмной стороне, а Йода даже услышал крик Квай-Гона Джинна из потустороннего мира. Энакин вернулся к Ларсам, чтобы предать тело матери земле, а затем вместе с Падме и дроидом C-3PO отправился спасать Оби-Вана.

Чрезвычайные полномочия

Хотя Кеноби попал в плен на Джеонозисе, ему удалось (или ему позволили) передать Совету джедаев сообщение об обнаруженных фактах. Хотя трансляцию прервал дройдека, желавший доставить джедая к джеонозийцам, Кеноби успел сказать следующее:

«Я выследил охотника за головами Джанго Фетта до дроидных заводов в системе Джеонозис. Торговая федерация собирает здесь армию дроидов, и совершенно ясно, что за покушением на сенатора Амидалу стоит вице-король Нут Ганрей. Коммерческие гильдии и Корпоративный альянс предоставили свои армии графу Дуку и готовят... Подождите!.. Подождите!»
— Сообщение Оби-Вана Кеноби Совету джедаев непосредственно перед пленением (источник)
I Love Democracy...

Канцлер Палпатин «неохотно» соглашается получить чрезвычайные полномочия

Палпатин получил «доказательства», необходимые для нужного голосования: свидетельство уважаемого джедая о концентрации военных сил. Ему больше не нужно было никого убеждать касательно намерений сепаратистов. Он получил доказательство, что, независимо от решения Сената, граф Дуку был готов начать против них войну.

Во время напряжённых ночных переговоров в сенатском здании Палпатин и Мас Амедда убеждали Совет джедаев и Комитет лоялистов, что важно нанести упреждающий удар, чтобы предотвратить угрозу нападения сепаратистов. Стало ясно, что даже перед лицом непосредственной угрозы Сенат не согласится первым использовать армию клонов, пока сепаратисты не начали военных действий. После безрезультатного приведение аргументов «за» и «против» Амедда (без сомнения, по указке Палпатина) предложил Сенату наделить канцлера чрезвычайными полномочиями, чтобы тот смог немедленно использовать армию. Джа-Джа Бинкс, представлявший Набу в отсутствие Амидалы, вызвался внести предложение в Сенат.

Когда Бинкс высказал предложение на «ломаном» основном, Сенат замер. Никто не мог поверить, что Бинкс, которого все считали клоуном, вдруг обрёл мощь и ораторский талант, никогда прежде у него не отмеченные. Столь же радикальная перемена, сколь и предложение представителя Набу, сыграли немаловажную роль. Те, кто ещё колебался, теперь склонялся к высказанному Бинксом предложению, рассматривая его как высказанное от имени Амидалы, которую гунган заменял. Если Бинкс так говорил, значит, он действовал по указанию Амидалы.

«Панятна эта самае, что сепаратиста заключають пакт с Федерация торговли. Сабратья сенатора, дорогие делегата, когда бальшая кирдык угрожаеть Республика, моя предлагать немедленно наделять чрезвычайные полномочия для Верховный канцлера».
— Выступление полномочного представителя Бинкса перед Сенатом (источник)

Приветствия и выкрики имени канцлера продолжались не менее минуты, заглушая редкие голоса протеста. К тому времени, когда Палпатин поднял руку, призывая к тишине, благодаря ничего не подозревающему гунгану почти весь Сенат был на его стороне. Оставшиеся в меньшинстве — те, кто тихо говорил об угрозе демократии, — уже ничего не решали.

«С большим сожалением я принимаю ваше решение. Я люблю демократию. Я люблю Республику. От власти, которую вы мне даёте, я откажусь, когда кризис минует. И в качестве первого шага этой новой власти я объявляю о создании Великой армии Республики, чтобы противостоять усилившейся угрозе со стороны сепаратистов».
— Палпатин, принимая чрезвычайные полномочия (источник)

В конце своей «признательной речи» Палпатин попросил, когда кризис разрешится, позволить ему удалиться на Набу и прожить отпущенные ему годы в мире и спокойствии — ещё одна беспардонная ложь. Только один факт можно считать истинным: клоны существовали, и канцлер быстро их узаконил в качестве армии Республики. Он поставил Республику перед свершившимся фактом, но никто даже не понял, что Палпатин сам был организатором интриги. Сразу после указа о создании армии клоны и джедаи приняли участие в битве за Джеонозис, ознаменовавшей начало развязанного Сидиусом конфликта.

Войны клонов (22-19 ДБЯ)

Parade

Канцлер Палпатин вместе с несколькими сенаторами смотрит на армию клонов, марширующую перед ним

Сложившаяся ситуация — результат работы Сидиуса, длившейся более двух десятилетий, — стала первым полномасштабным конфликтом за долгий мирный промежуток времени, — конфликтом, ставшим одним из самых разрушительных в галактике, — конфликтом, начавшимся именно так, как и планировал ситх, — конфликтом, который стал последним в истории Старой Республики. Под его контролем были умные, мощные, хорошо обучаемые солдаты, подчинявшиеся в конечном счёте ему лично, и фактическая возможность изменять свои собственные полномочия, если это требовалось. Конституция Республики постоянно правилась. Используя все это, он развязал длинный и кровавый конфликт, вошедший в историю под названием Войн клонов. Де-юре это было противостояние Республики и сепаратистского движения; в действительности же это была контролируемая Сидиусом война против джедаев.

От демократии к диктатуре

«В эти времена мы вынуждены вносить поправки в Конституцию ради безопасности».
— Палпатин

В течение Войн клонов власть Палпатина постепенно усиливалась. Всё больше поправок вносилось в Конституцию «ради безопасности», и все они передавали большую и большую власть Палпатину, включая Статут 312b, который повышал вес голоса сенаторам от Центральных Миров и Внутреннего Кольца, — сенаторам, которые больше всех поддерживали канцлера. Палпатин продолжал использовать свои значительные навыки манипуляции и искусных отговорок, усугубляя конфликт Республики с Конфедерацией. Так, известно, что он как канцлер давал секретные приказы Ки-Ади-Мунди и Эйле Секуре, и как лорд ситхов — графу Дуку, чтобы с помощью всех них выполнить миссию на планете Хитака. Успех каждой миссии зависел от успеха другой; в итоге Секура и Ки-Ади-Мунди были достаточно долго заняты своей миссией, что и позволило Дуку выполнить свою[61].

«Защитная поправка»

Другая военная поправка к Конституции, которая в очередной раз усилила чрезвычайные полномочия канцлера, была Чрезвычайная поправка 121b, которую и сторонники, и критики прозвали «Защитной поправкой»: все они требовали внесения такой поправки в Конституцию, которая бы улучшила стойкость Республики к нападениям сепаратистов. Необходимость внесения данной поправки состояла в том, что 121b должна была убрать проблему местной юрисдикции там, где происходило удалённое от центра сражение, и, таким образом, эта правка вовлекла бы в сражения не только местные ресурсы, но и силы других систем. Как обычно, его сторонник, Аск Аак, бегая по всему Сенату, гремел о достоинствах этой поправки:

«Сепаратисты использовали в своих интересах нашу заторможенность слишком долго. Мы более не будем остановлены бюрократами, которых подпитывает Торговая Федерация и другие предатели».
Аск Аак

Главный эффект 121b состоял в том, что Палпатин и им лично отобранные чиновники стали иметь намного больший контроль над секторными и системными силами обороны, чем прежде. С его принятием чиновники, назначенные военным советом Палпатина, заменили прежний командный состав нескольких ключевых лоялистских сил. Оппозиция напрасно надеялась на постановление, которое бы учло равные права и сотрудничество между местными силами и армией республики. Они были просто не в состоянии понять, что не было, на самом деле, никакого сотрудничества. Поправка 121b стала решающим шагом к поглощению всех местных сил обороны Великой армией Республики в 20 ДБЯ, без которого, возможно, не было бы великолепных Имперских вооружённых сил.

Исчезновение Сети Ашгада

Поскольку Палпатин призывал к ещё более усиленным мерам безопасности, все больше сенаторов стало уклоняться от дела. Один из них — Сети Ашгад, прежде инженер по гипердвигателям, который спроектировал первый истребитель Z-95 и затем благодаря этому получивший место в Сенате. Ашгад, часто называемый «Золотым Искусителем», был харизматичен, очарователен, спокоен и имел немалую группу сенаторов, поддерживающих его. Если бы Палпатин остался в тени, не победил Валорума, не стал канцлером, то Ашгад, возможно, сделал бы это сам и занял бы эту должность[62]. По этой причине Палпатин не упускал Сети из виду; придворный гуляка Сарцев Квест, будучи доверенным лицом Палпатина, шпионил за Ашгадом[63]. И, когда Ашгад в 20 ДБЯ выступил против установки очередных дроидов видеонаблюдения в здании Сената, Палпатин стал действовать. Ашгад был похищен агентами Сидиуса и тайно отправлен на Нам-Чориос, где ранее располагалась исправительная колония.

«Сенатор Сети Ашгад исчез через некоторое время после протеста на установку новых дроидов видеонаблюдения в Сенате. Офис Палпатина говорит, что это просто совпадение».
— ГолоНет (источник)

[55]

Таким образом, общественности сообщили о неожиданном отъезде «Золотого Искусителя». Так или иначе, спор о дроидах едва ли был причиной его исчезновения. В конце концов, другие сенаторы, например, Бейл Престор Органа, также выступили против этой меры. Но Ашгад уже был убран. Органа, Фанг Зар или даже Мон Мотма не представляли такой опасности, как Ашгад; случай с последним потребовал более сильного «наказания», чем строгие политические меры, которые Палпатин принял против других сенаторов. «Золотой Искуситель» мог легко заставить других поддержать его. Возможно, получив время и пространство для манёвров, Ашгад мог бы даже перевести на свою сторону достаточно сенаторов, чтобы вынести вотум недоверия Палпатину. Очевидно, Сидиус, использовав свой дар видеть возможные варианты будущего, решил перечеркнуть возможно гибельный вариант развития своего плана. Таким образом, Ашгад остался гнить на пустынной планете под вечно сумрачным небом…[62]

Попытка убийства Бейла Органы

У Палпатина были также планы относительно судьбы Бейла Органы. Органа был менее опасным — как казалось — чем Ашгад, но он был символом старого порядка, который Палпатин разрушал. Как и в случае с Ашгадом, было лучше уничтожать такие потенциальные угрозы в зародыше. Оппозиция в те дни (21 ДБЯ) смогла заставить положить под сукно Постановление о расширенной безопасности и принуждении, законопроект, который бы сконцентрировал ещё большую власть в его руках. «Инцидент», который бы поставил под угрозу жизнь общественного деятеля, такого, как Органа, мог бы встряхнуть Сенат и заставить его пересмотреть, а там уже и воплотить в жизнь законопроект.

Органа со своим окружением летел назад в столицу после посещения своей родной планеты — Альдераана. Космические пираты по наущению Сидиуса напали на крейсер Органы, пока тот был в пути. Мародёры успешно проникли на судно и были всего лишь на расстоянии одного коридора от непосредственного местонахождения Органы, однако после неожиданного вмешательства пары эскадрилий джедайских истребителей пираты вынуждены были уйти. Многие из них, не успевшие удрать, были уничтожены, некоторых других схватили и допросили. После всего этого было достаточно лишь разрешить Палпатину повторно вынести на рассмотрение Постановление о безопасности и принуждении. И действительно, Сенат был столь оскорблён нападением, что настоял, чтобы это постановление было повторно рассмотрено.

Последняя песня Финиса Валорума

Именно в этот момент предшественник Палпатина, Финис Валорум, внезапно появился вновь. Валорум наблюдал за действиями Палпатина на общественном и частном фронте с безопасного расстояния, чтобы не исчезнуть, как противники канцлера, вроде Ашгада. Возможно, вынесение на рассмотрение Постановления о принуждении стало последней каплей, и Валорум начал действовать. Но у Палпатина повсюду имелись шпионы, ими были даже простые управляющие дроиды, работающие в резиденции Органы в Доме Кантам, поэтому не удивительно, что не прошло много времени с визита Валорума к Органе, когда тирады Финиса достигли стола канцлера:

«Сенат теряет основные права, на которых держится Республика! Неужели вы думаете, что тиран, которого вы сами же и создаете, вернет их вам после окончания войны? Палпатин ничего не отдаст! Никто, стремящийся к власти так, как он, добровольно с ней не расстанется! … Палпатин удостоверится в том, что любой человек или группа людей, которая выступает против него или пересечет ему дорогу, будут уничтожены! Вспомните, что случилось с королем Веруной! Вспомните, что случилось со мной! Я знаю, что во всем этом виноват Палпатин, он обманул меня. Ему во что бы то ни стало нужно было занять мое место, — я был вынужден уйти в отставку как канцлер, — и он сделал это! Я также уверен, что именно он стоял за покушением на вашу жизнь, когда те пираты напали на вас! … у меня больше нет фактов того, что он тайно руководил моим падением. Но если бы у меня были доказательства, то Палпатин в этот момент находился бы за решёткой».
— Финис Валорум

Такие слова придали смелости Органе, так что следующим утром он появился в приёмной канцлера, чтобы показать, что он ни в коем случае не будет поддерживать Закон о принуждении и даже выступит против Палпатина по этому вопросу. Канцлер на это ничего не сказал, но посчитал возможным сделать небольшое замечание, показавшее Органе зыбкость его положения:

«Могу я сделать вам маленькое предупреждение? Будет очень немудро с вашей стороны, если вы снова встретитесь с Финисом Валорумом. Грязь очень заразительна и может бросить тень на тех, кто раньше казался чистым».
— Палпатин

Лорд Сидиус вынес смертный приговор Валоруму; ранее тот был уже опозорен, но по прошествии десяти лет многое изменилось; видя, к чему в конечном счёте привели выборы Палпатина, некоторые сенаторы стали сочувствовать Валоруму, что было опасно для канцлера. Решение ситха заключалось в том, чтобы заставить Финиса сейчас же замолчать, ведь большинство всё ещё держало его за озлобленного старого политикана, которого никто не будет жалеть. Но его смерть, конечно, можно было использовать с пользой для дела…

Взрыв «Звезды Искина» и гибель Валорума

Обстоятельства взрыва в 21 ДБЯ, который разрушил грузовой корабль «Звезда Искина» и повлёк за собой смерть всех на борту, включая Финиса Валорума, стали известны только после того, как джедаи начали расследование, тем самым раскрыв детали. Фактически атака была произведена убийцей-анзати по имени Садже Таша, обосновавшейся на Корусанте; ей часто приходилось выполнять важные, серьёзные политические убийства. Дарт Сидиус — или лично, или через своего ученика Дарта Тирануса — проинструктировал Сору Балка, одного из помощников Тирануса, поработать с коррумпированным сенатором Виенто, чтобы нанять Ташу.

Как только Валорум сел на корабль, Таша отвела его в укромное место. Она была анзати — ей было недостаточно убить жертву, также нужно было выпить из неё «суп». Но раны, оставленные хоботами анзати, слишком заметны, и было бы плохо, если бы тело обнаружили с такими отметинами. Эта мысль могла прийти в голову к Таше, и, в конечном счете, к Сидиусу. Установка мощного заряда на судне решило проблему. Палпатин планировал этот инцидент; вероятно, Таше приказали разрушить судно: подобное происшествие было необходимо, чтобы воплотить в жизнь Закон о принуждении. И если пиратское нападение на крейсер Органы не привело к требуемому результату, то террористическая атака в самой столице сделала своё дело.

После того как «Звезда Искина» поднялась из доков в небо Корусанта, бомба Таши взорвалась — грузовик стал шататься в воздухе и снижаться. В конце концов, судно на большой скорости ударилось о тротуар на Площади Джейда, полностью разрушившись. Среди тысяч погибших был похоронен и нужный труп, столь обугленный, что на нём — если его вообще можно было бы извлечь из останков судна — при всем желании невозможно было бы найти следы хоботов анзати.

Голосование за Постановление о расширенной безопасности и принуждении

Эффект от вышеупомянутой трагедии оправдал все ожидания Палпатина. На следующий день после инцидента сенатор Аск Аак взял слово и стал убеждать собрание поддержать решение о резолюции. Аак говорил, что роль любого правительства состоит в том, чтобы защитить своих граждан, а правительству, неспособному к этому, нужно предоставить необходимые средства. Аак сорвал оглушительную овацию. Палпатину оставалось только призвать всех к тишине и, как всегда, скромно принять то, что они более чем желали ему дать.

«Мои друзья, я не хочу брать ещё большую ответственность на свои плечи. Вы уже передали мне слишком много полномочий и сейчас снова делаете это. Однако, если этого пожелает комитет, для безопасности нашей Республики я также приму и этот груз, я подчинюсь вашим желаниям. Есть какие-нибудь вопросы?»
— Палпатин

Бейл Органа хотел в этот момент подать свой голос. Палпатин ожидал этого и заранее решил просто позволить человеку высказаться. Победить соперника сейчас было бы крайне желательно. Так что, когда Мас Амедда попытался отложить выступление, утверждая, что Органа не был официально зарегистрирован и потому не имеет права голоса, Палпатин сдержал его, и стоял, не проявляя никакого беспокойства, пока Органа выкрикивал многочисленные обвинения в измене, отважно пытаясь помешать планам канцлера.

«Полномочия, которые это постановление стремится передать канцлеру, принадлежат Сенату. Мы ответственны за них перед теми, кто нам их доверил. Кроме того, некоторые из полномочий в этом постановлении никогда не предназначались центральному правительству. Мы не можем забирать права у граждан и требовать от них подчинения… Я часто слышал, что сейчас исключительные времена, которые требуют принятия исключительных мер, чтобы решить проблемы. Жертвы должны быть принесены. Я согласен с этим. Но мы не должны приносить в жертву наши принципы… Мы боремся за Республику. Но что такое Республика, как не принципы, на которые она опирается? Отказ от этих принципов сделает даже полную победу в этой войне бессмысленной… Сейчас ужасное время. Страсти сильно накаляются. Но мы не можем идти на поводу у гнева… Мы не можем уступить наши обязанности другим. Мы не можем позволить событиям — даже таким ужасным — сделать нас меньше, чем мы должны быть. Мы должны сказать «нет» этому постановлению».
— Бейл Престор Органа

Таким образом, Органа открыто объявил себя противником постановления. Сенат в подавляющем большинстве проголосовал за принятие резолюции, и Постановление о расширенной безопасности и принуждении стало республиканским законом. Но Палпатин всё ещё производил впечатление кроткого политического деятеля, который был великодушен к своим противникам, в победе или поражении. После голосования он подошел к Органе и Мон Мотме и благодушно поздравил. И не его вина в том, что красные охранники, окружавшие его, через маски уставились на Органу и придали его добрым словам легкий аромат угрозы.

Палпатин: Я хотел бы лично сказать: думаю, речь, которую вы произнесли в Сенате, была страстной!.. Приятно слышать, что в эти смутные времена лидеры всё ещё могут показать себя. Знаю: я не могу делать всю работу в одиночку. Мы ещё поговорим.

Палпатин вместе со своими охранниками оставил их. Он знал: за его спиной они будут обсуждать свои следующие действия против него; но он был беззаботен. После вызвавших сильный резонанс исчезновений Ашгада и Валорума было бы слишком странно, если бы Органа и Мотма также исчезли, но у него в распоряжении оставалось испытанное политическое оружие. И оно ему пригодится: Органа посвятил себя постоянным спорам с Палпатином. Эта борьба ещё не была военной: Органа использовал свое естественное оружие — политические и ораторские навыки. Хотя сенатор и перестал уважать Палпатина, но только через несколько лет он был вынужден задуматься о вооруженном сопротивлении.

Palpatine TCWGP

Палпатин во время переговоров с хаттами

Переговоры с хаттами

Спустя несколько месяцев после того как Энакин Скайуокер прошел Испытание джедаев, Палпатин помог спроектировать сепаратистский заговор, который бы настроил Джаббу Хатта против Республики с помощью похищения его сына Ротты, обвинив в этом некоего джедая. Падме прибыла к нему и узнала, что Энакин был подставлен хаттами, а затем (хотя Палпатин и отговаривал её от этого) уехала связаться с Зиро, дядей Джаббы. Падме узнала, что Зиро сговорился с Дуку, и объяснила ситуацию Джаббе. В результате план провалился, но его исход всё равно удовлетворил Сидиуса как канцлера, так как Джабба разрешил Республике перемещаться по хаттским гиперпространственным маршрутам[64].

Ловушка на Вджуне

В это время Сидиус и Тиранус устроили ловушку для гранд-мастера Йоды. Дуку отправил сообщение Йоде, заявив, что он зашёл слишком далеко и Йода должен приехать на встречу на Вджуне, чтобы обсудить перемирие. В действительности Дуку просто намеревался убить Йоду. Чтобы улучшить план, Палпатин также послал на Вьюн Скайуокера и Кеноби[65].

В штаб-квартире Дуку в замке Баст Йода попытался убедить Дуку отречься от Сидиуса. Дуку, казалось, рассматривал предложение, как вдруг ему сообщили, что прибыли Скайуокер и Кеноби; по резервному плану Палпатина Дуку должен был казаться колебавшимся. Обвинив Йоду в предательстве, Дуку убежал, оставшись верным Сидиусу[65].

Декрет об управлении сектором

На протяжении всей войны Палпатин назначал подотчетных ему губернаторов на каждой планете, освобожденной от сепаратистов. Несколько случаев отражают общую тенденцию. После того как восстание местного населения привело к освобождению Эсселеса, Палпатин назначил Гриффа Такела губернатором в 21 ДБЯ вместо того чтобы восстановить в должности Габриала Атанну. В тот же самый месяц он сделал то же самое на Брентаале IV, где с момента освобождения за год до того временная власть находилась в руках Джеррода Маклайна. Вместо того, чтобы вернуть власть сенатору Арселю Мосбри, Палпатин арестовал его за позволение сепаратистам захватить Брентааль, и Маклайн стал постоянным губернатором. Даже тогда оппоненты указывали, что канцлер сделает так всюду — это лишь вопрос времени. В заключительные дни войны (19 ДБЯ) Палпатин выпустил Декрет об управлении секторами, который передал власть губернаторам на всех мирах-участниках Республики.

Палпатин: Я уверяю вас, что губернаторы Республики нужны только для того, чтобы делать ваши системы более безопасными, координируя планетарные силы обороны, гарантируя, что соседние системы образуют сплоченные боевые подразделения, и ускоряя производство продукции для нужд войны. На этом всё. Губернаторы никоим образом не будут конкурировать с обязанностями и прерогативами — с властью — Сената.

Этот аргумент он приводил своим критикам и чувствовал, что подход выбран правильный. Улучшенная координация в системе и на уровне сектора оказывала заметное влияние на ход войны. Палпатин теперь непосредственно управлял всеми системами. С привычным одобрением находящегося в его руках сверхквалифицированного большинства сенаторов он не тратил впустую времени, отправляя лично подобранных губернаторов в соответствующие системы. Фактически, они прибыли прежде, чем высохли чернила на декрете. И, чтобы гарантировать, что планетарные поселения примут губернаторов без лишних жалоб, он придал каждому «силы безопасности» — по целому полку клонов. Палпатин утверждал, что этого будет более чем достаточно, чтобы держать местных жителей в покорности.

Поиски Дарта Сидиуса

Поскольку доверие к Палпатину продолжало снижаться, он продолжил управлять Конфедерацией через графа Дуку, который возглавил нападение на Камино, чтобы гарантировать, что галактика увязнет в конфликте на многие годы. Дуку также начал обучение своих Тёмных прислужников, чтобы получить поддержку в военных действиях и обеспечить возрождение ситхов.

Из-за скрытого для предсказаний послевоенного будущего Совет джедаев начал подозревать кого-то из Внутреннего круга, в частности, Сейта Пестажа, в том, что он и есть «Дарт Сидиус», существование которого граф Дуку открыл мастеру Кеноби на Джеонозисе. Подозрения джедаев возникли после первой битвы при Кейто-Неймодии в 19 ДБЯ, на третьем году войны. Силы Республики прод руководством капитана Яна Додонны захватили механо-кресло вице-короля Ганрея, который привёл их к укрытию Сидиуса, Зданию «ЛайМердж Энерго», в промышленном районе Корусанта, что, свою очередь, указало на апартаменты Палпатина и его советника в доме 500 по Республиканской улице. Эти факты трудно было переоценить.

Палпатин знал, что развязка близко, и поручил большей части флота обороны галактической столицы уничтожить то, что он постоянно называл Триадой зла. В то же самое время его альтер-эго отдаёт приказ генералу Гривусу напасть на Корусант, используя тайные гиперпространственные пути через Глубокое Ядро. Это была кульминация его многолетнего плана, включавшая отвод накопленных подозрений путём самопохищения.

«Похищенный»

«Все фигуры на своих местах. Пришло время сделать финальный ход. Долгие годы подготовки, наконец, должны принести плоды!»
— Дарт Сидиус (источник)
Palps-taken

Палпатин схвачен Гривусом

В хаосе сражения генерал Гривус тайно похитил Палпатина из его бункера; Верховный главнокомандующий Армией дроидов в ходе напряженного преследования в узких коридорах и на улицах города убил многих из телохранителей канцлера и четырёх защищавших его джедаев: Фоула Моудаму, Ророна Коробба, Б’инк Утрилу и Рот-Деля Масону. Однако в соответствии с его собственным планом Палпатин был «похищен». Оби-Ван Кеноби и Энакин Скайуокер получили приказ лететь на Корусант с разрушенного мира Тайт, где они выслеживали графа Дуку, чтобы спасти канцлера. Они, в конечном счете, нашли Палпатина привязанным к стулу в генеральской рубке флагмана Гривуса, «Незримой длани». Прежде чем они успели спасти канцлера, в рубке появился граф Дуку, и началась дуэль. В действительности, это сражение было просто проверкой уязвимости Энакина для тёмной стороны в конфронтации с графом Дуку.

Граф знал, что этот поединок был подстроен, чтобы привести Энакина к тёмной стороне, но он не знал, что должен будет погибнуть для достижения этой цели. Палпатин убедил его в том, что после того как Дуку сам незаметно позволит Энакину победить его (но не убить!), он и Палпатин вместе убедили бы Скайуокера перейти на тёмную сторону. Дуку в таком случае сдался бы, обвинив генерала Гривуса во всех злодеяниях сепаратистов, и затем стал бы почтенным лидером новой армии ситхов и правой рукой Палпатина.

Однако Дуку забыл о правиле Бэйна: ситхов могло быть только двое. В течение дуэли Палпатин тайно поддерживал Энакина. После того как Оби-Ван был оглушен, Скайуокер продолжал бороться. Когда Энакин отрубил обе руки Дуку и тот пал на колени, Палпатин впервые за время схватки заговорил и убедил Избранного убить Дуку. Тогда-то граф и понял, что был простой пешкой, инструментом в руках Сидиуса. Энакин сперва утверждал, что Дуку должен быть передан суду; однако после предупреждений Палпатина о том, что Дуку был «слишком опасен, чтобы оставлять его в живых», Энакин, наконец, отрубил голову Дуку, и его тело упало на пол. Это было ещё одной победой Палпатина. Однако был и минус: ситх не ожидал, что Дуку не сможет убить Кеноби и Энакин откажется оставить его без сознания в рубке.

Палпатин становится главнокомандующим

Всего через день после битвы на Корусанте Галактическим Сенатом был принят Поправка к Закону о безопасности. Он был написан лично Палпатином, но передан для внесения на рассмотрение лояльному сенатору, чтобы вновь создать видимость того, что Сенат даёт ему власть против его желания. Номинально этот закон передавал Высший совет джедаев из подчинения Сенату в непосредственное подчинение канцлеру, таким образом фактически наделяя его конституционной властью, позволяющей распустить Орден джедаев. Это также ослабило контроль джедаев и сенаторов над вооружёнными силами Республики, наделив канцлера властью давать прямые команды и превращая его в главнокомандующего вооруженными силами Республики.

Развязка (19 ДБЯ)

«Власть! А-б-с-о-л-ю-т-н-а-я ВЛА-А-АСТЬ!!!»
―Палпатин — (audio)Слушать (информация о файле)(источник)
Palp trustme

Палпатин открывает ситхскую сущность Энакину Скайуокеру, предрекая неизбежную смерть Падме

Со временем джедаи начали меньше доверять Палпатину, боясь последствий, которые может иметь для Республики его всё возрастающая власть. Со своей стороны, Сидиус сеял такие же зерна сомнения в душу Энакина Скайуокера. Юный Скайуокер видел во сне, что его жена, Падме Амидала, умирает при родах. Палпатин, вложивший подобное видение в разум Энакина, обещал молодому джедаю открыть тайну ситхского знания, как сохранять и создавать жизнь, что — как утверждал Палпатин — является единственным способом спасти Падме (о браке Энакина и Падме канцлер узнал от капитана Панаки, начальника Королевских сил безопасности Набу[источник?]). Палпатин незаметно для других подчинил себе Скайуокера и сделал своим представителем в Высшем совете джедаев. Совет неохотно согласился ввести Энакина в свой состав вместо мастера Эвена Пиелла, но ранг мастера ему не присвоил, что сильно разозлило Энакина. Конфликт разрастался, и, наконец, Энакин сообщил Мейсу Винду, что Палпатин на самом деле является Дартом Сидиусом, лордом ситхов, которого джедаи безуспешно искали тринадцать лет.

Palpatine

Дарт Сидиус открывает свою сущность Мейсу Винду

Винду приказал Скайуокеру оставаться в Храме джедаев, а сам вместе с мастерами Сэси Тийном, Агеном Коларом и Китом Фисто отправился арестовывать канцлера. Палпатин сердечно, будто бы ничего не изменилось, приветствовал джедаев, хотя знал, что развязка близка. Мейс уверенно активировал световой меч и объявил, что Палпатин арестован и его дальнейшую судьбу решит Сенат. «Это измена, магистр», — процедил Палпатин и вытащил из рукава световой меч из электрума. Вспыхнул красный клинок, и мастера-джедаи поняли, что все эти годы ими манипулировали. Издав ситхский клич, скорее животный, чем человеческий, Палпатин, вращаясь перепрыгнул со стула к входу. Встав в стойку, прямым ударом ввонзил меч в Агена Колара. Сэси Тийн был убит, не расчитав предположительно следующий удар. Магистр Фисто успел защититься от первых двух напористых атак канцлера, но третий удар канцлера небрежно рубанул по его телу (возможно, эта небрежность была неожиданностью для джедая). Оставшийся Мейс Винду продолжал сражаться с Сидиусом.

Coruscant Duel

Сидиус сражается с Мейсом Винду в кабинете канцлера

Через несколько минут, несмотря на великолепное владение Палпатина мечом, мастер-джедай сумел обезоружить лорда ситхов, ударив его ногой. Меч Палпатина вылетел в разбитое окно. В этот момент в кабинет вошёл Энакин Скайуокер. Возможно, Палпатин чувствовал приближение Скайуокера с помощью Силы и лишь притворился побеждённым, чтобы перетянуть его на свою сторону, зная, что единственный способ сделать Скайуокера своим учеником — это заставить выбирать между верностью Ордену и жаждой познать власть над жизнью и смертью.

Попытки Палпатина защититься с помощью молний Силы были тщетны. Винду клинком меча отразил разряды в Палпатина, лицо лорда ситхов оплавилось и деформировалось. Голос Палпатина стал низким и каркающим, когда он обратился к Энакину за помощью. Мейс считал, что лорд ситхов слишком опасен, чтобы оставлять его в живых, но Скайуокер уверил себя, что только Палпатин способен спасти его жену от смерти, предсказанной во сне. Молодой джедай должен был выбирать между джедаем, по-видимому, желавшим использовать свою силу во зло, и кажущимся слабым и беззащитным стариком. Энакин сделал выбор в пользу Сидиуса и отсёк Винду руку, сжимавшую меч. Сидиус тут же вскочил и выбросил Винду из окна мощным ударом молнии и толчком Силы.

Рождение Дарта Вейдера

«Я сделаю всё, что Вы скажете... Только помогите мне спасти Падме от смерти. Я не могу жить без неё».
Энакин Скайуокер (источник)
Смерть Мейса Винду

Палпатин убивает Мейса Винду на глазах у Энакина Скайуокера

Расправившись с Винду, Сидиус обратил внимание на Скайуокера. Наконец-то юный джедай превратился именно в того, кем его хотел видеть ситх. Оторванный от Ордена джедаев и не имевший возможности вернуться, он был соучастником убийства Винду. Надеясь спасти жизнь своей жене, Скайуокер принёс в жертву соратника, в точности последовав принципу ситхов, требовавшему убить кого-то из близких. Не найдя другого выхода, Скайуокер подчинился воле Сидиуса, прося лишь об одном: найти способ спасти Падме. Чтобы сгладить переход на Тёмную сторону, Сидиус успокоил страхи и сомнения Энакина:

«Только одному удалось обмануть смерть, но если мы будем работать вместе, я уверен, что найдем верное решение».
— Сидиус (источник)

Второй раз ситх прямо пообещал Энакину, что Падме может избежать смерти. Это была уловка, призванная навсегда отвернуть Энакина от Ордена джедаев[33]. И неизвестно, существовала ли такая возможность на самом деле. Энакин Скайуокер пал на колено и вверил себя ситху.

«Могучей силой владеешь ты... Великим ситхом ты станешь... Отныне ты будешь носить имя Дарт Вейдер».
— Сидиус (источник)

Гибель Храма джедаев

«Сначала ты отправишься в Храм джедаев. Мы застанем их врасплох… Сделай то, что должно быть сделано, лорд Вейдер. Без колебаний. Не щади никого».
— Сидиус (источник)

Как Дарт Мол и граф Дуку, Вейдер должен был доказать свою верность с помощью решительных действий. Сидиус уже убедил его, что джедаи сговорились захватить власть над Республикой, поэтому было легко привести его к правильному выводу, напомнив, что джедаи не остановятся, пока Сидиус не умрёт, — а кто тогда спасёт Падме? Ради неё все джедаи до последнего должны умереть. Сидиус передал под командование Вейдера 501-й легион, специальный отряд солдат-клонов, давно подготовленный именно для подобных задач, и направил к Храму джедаев, над которым вскоре запылало пламя пожара.

Убивая самых беззащитных членов Ордена, которому клялся служить, Вейдер всё глубже связывал себя с ситхами. Слабая надежда, что он ещё может вернуться к прежней жизни, превратилась в ничто. Но тем же самым он отсекал всё, что связывало его с женой. Амидала никогда бы не поняла и не простила его. Она даже потеряла желание жить и могла умереть, не пожелав бороться.

Insidious Smile

Дарт Сидиус смакует победу над джедаями

Новый ученик действовал отлично. К утру Вейдер и его солдаты утопили Храм в крови. Прежде чем отправиться в Административное здание Сената, Мейс Винду предупредил одну из членов Совета, Шаак Ти, о возможной контратаке, но её усилий не хватило, чтобы остановить целый легион отборных солдат Республики. Многие джедаи отсутствовали, и лишь малая их часть находилась в Храме. Почти без сопротивления Вейдер и клоны выкосили младших джедаев и их наставников, хотя самой Шаак Ти удалось сбежать. Потери джедаев были невосполнимы.

Когда Вейдер и 501-й легион (позднее ставший более известным как «Кулак Вейдера») закончили штурм, Храм джедаев, хранилище двадцатипятитысячелетней истории Ордена, превратился в дымящиеся развалины. Изначально планировалось уничтожить здание, но по какой-то причине Палпатин решил не разрушать его до основания. Ходили слухи, что император хотел превратить его в свою новую резиденцию, но впоследствии Императорский дворец, символ славы его владельца, был возведён в другом месте. Возможно, Палпатин просто хотел оставить руины Храма памятником самонадеянности Ордена джедаев и тому, как он пал жертвой хитрости ситха.

Приказ 66

«А что с другими джедаями, разбросанными по Галактике?»
«Действия этих предателей будут пресечены».
Дарт Вейдер и Дарт Сидиус (источник)

Пока Вейдер «вычищал» Храм, Сидиус занялся остальными джедаями. После тысячелетий подготовки настало время для мести. Инструментом стала, конечно же, Великая армия Республики. Командиров снабжали списком приказов, соответствующих различным чрезвычайным ситуациям. Одним из них был Приказ 66: если джедаи окажутся втянуты в мятеж против Республики, солдаты должны пресечь угрозу, расправившись с ними. Приказ 66 не был заложен каминоанцами в разум клонов, а лишь на генном уровне, и решение о введении его в действие принималось верховной властью. Джедаи не могли знать о том, что подобный приказ можно использовать против целого Ордена (они считали, что приказ расчитан на джедаев, перешедших на сторону Конфедерации, падших на Тёмную сторону, или два этих обстоятельства вместе), они тесно сплотились с клонами и забыли, что те подчиняются не им, а правительству Республики. Оно, а не Совет джедаев, отдавало приказы командованию Великой армии, и солдаты обязаны были им следовать беспрекословно, даже если от них требовали убить непосредственного командира.

Execute Order 66

Палпатин отдаёт Приказ 66 коммандеру Коди

Вернувшись в свой личный кабинет, Сидиус установил на голокомме специальную частоту и связался с несколькими клонами-командирами высшего ранга, чтобы передать лишь одно распоряжение: «выполнить Приказ 66». Каждый раз повторяя эти слова, он становился всё довольнее и довольнее. Палпатин чувствовал, как Тёмная сторона становится сильнее со смертью каждого джедая[66].

На тысячах фронтов, раскиданных по сотням планет, джедаи оказывались одни, лицом к лицу против собственных бойцов. Практически все солдаты выполнили приказ. Официальная оценка указывает, что из примерно десяти тысяч джедаев после первой атаки выжило менее сотни, то есть более 99 [ Ордена было уничтожено одним ударом[67]. Известен лишь один случай — на Мурхане — когда клоны отказались выполнить приказ и позволили своей жертве сбежать. Очевидно, служба плечом к плечу с джедаями что-то изменила в тех солдатах. Император примерно наказал «изменников», поручив это Вейдеру, чтобы больше никто из клонов не забывал, что измена будет сурово наказываться.

Помимо этого единичного случая, несколько десятков джедаев — как предполагал Палпатин — могли выжить в бойне, либо скрывшись от преследователей, либо победив их, но это не имело значения: их можно было найти и уничтожить позднее[33]. Однако следовало бы уделить этому больше внимания, поскольку благодаря усилиям двоих из выживших — Оби-Вана Кеноби и гранд-мастера Йоды — Палпатин, в конце концов, был повержен.

Сидиус был так обрадован долгожданной победой, что после Приказа 66 самолично отправился на руины Храма, чтобы увидеть плоды своего труда. Он не мог не пойти: такой долгой и упорной была проделанная работа. В зале тысячи фонтанов Палпатин нашёл Вейдера, разбиравшегося с небольшой группой младших джедаев и их учителем фехтования, Цином Драллигом. Вейдер приветствовал учителя, преклонив колено, а Сидиус оценил его действия: «Ты славно потрудился, мой новый ученик. Твои способности превосходят способности всех прежних ситхов. Теперь, лорд Вейдер, ступай и принеси мир Империи». Ситхи снова разделились; Вейдер отправился выполнять новое задание. Не всё ещё было окончено: в живых оставались лидеры сепаратистов.

Конец Конфедерации независимых систем

«После убийства всех джедаев в Храме отправляйся в систему Мустафар. Там уничтожь вице-короля Ганрея и других лидеров сепаратистов».
— Дарт Сидиус (источник)

После гибели генерала Гривуса и побега с Утапау лидеры сепаратистов и их помощники спрятались в удаленной и хорошо защищенной базе на Мустафаре, где ждали новых указаний Сидиуса. Чтобы успокоить их, Сидиус не пожалел тёплых слов и обещаний мирного договора. Но, как всегда, они запросили дополнительную защиту. Находясь в своем кабинете, Палпатин получил сообщение с Мустафара. Сначала он подумал, что что-то пошло не так: сигналов оттуда пока не ожидалось. Нажав кнопку ответа, Палпатин увидел фигуру Нута Ганрея и остальных членов Совета сепаратистов. Тогда он понял, что Вейдер ещё не прибыл.

Council7pd

Сидиус слушает последний доклад Нута Ганрея

Сидиус выдержал доклад Ганрея — последний, как он надеялся, — о том, как развивается ситуация, и почти автоматически поздравил вице-короля с успехом и пообещал, что его новый ученик обо всех позаботится. Двусмысленность этих слов понравилась Сидиусу[источник?]. Вейдер явно не собирался предстать перед сепаратистами с предложением мира, у него была заготовлена иная «награда». Сидиус хотел отключить связь с Мустафаром, но решил, что лучше оставить канал открытым, чтобы наблюдать за развязкой событий. Вейдер вскоре появился; зная коды системы безопасности, которые предоставил Сидиус, он приземлился, не вызвав подозрений защитных систем и охраны базы.

С Корусанта Сидиус с удовлетворением наблюдал, как Совет приветствовал Вейдера. Вейдер был вне зоны обзора, но по лицам сепаратистов, выражение которых сменилось с удивления на страх, всё стало понятно. На голограмме промелькнул синий клинок Вейдера и пролетели части Поггля Младшего. Остальные вышли из оцепенения и попытались убежать. Их отчаянные крики были слышны до тех пор, пока не оборвалась связь. Удовлетворению Сидиуса было объяснение: тринадцать лет назад Сидиус говорил Дарту Молу, каким замечательными будет день, когда он сможет избавиться от «неймойдианского отродья».

Сидиус передал новые инструкции Вейдеру: деактивировать армию дроидов. Тот выполнил приказ, и сигнал на отключение распространился по всей Галактике. Боевые дроиды остановились, сепаратистская армия дроидов перестала существовать. Войны клонов, самый разрушительный конфликт в Галактике за тысячи лет, завершились.

Рождение Галактической Империи

«Вот так свобода и умирает — под гром аплодисментов».
Падме АмидалаБейлу Органе (источник)
Declaration

Палпатин провозглашает Новый порядок

Палпатину оставалось сделать последний шаг: получить поддержку Сената, и он созвал чрезвычайную сессию, чтобы объявить о джедайском мятеже. Чтобы не пугать присутствующих, он скрыл повреждённое лицо под капюшоном. Он мог бы появиться в обычной мантии, но для такого дня требовалось особое, запоминающееся облачение. Палпатин выбрал тёмно-бордовую одежду, напоминавшую одежду древних ситхов. Она вполне подходила, чтобы стать коронационной мантией.

Сенат увидел шрамы, изуродовавшие лицо Палпатина, а вместо цепких, но дружелюбных голубых глаз обнаружил жёсткие жёлтые, сверлящие и какие угодно, но не дружелюбные. Всю оставшуюся жизнь это лицо можно будет видеть только в сумраке капюшона, а глаза станут самой приметной и запоминающейся его частью. Галактика, в конце концов, смирится с этим лицом: статуи и портреты не будут скрывать действительности. Как и ожидал Палпатин, эти увечья были восприняты как свидетельства жертвенности и преданности народу.

Палпатин

Дарт Сидиус во время провозглашения Империи

Сенаторы узнали, что джедаи не просто хотели убить Палпатина, но и готовились совершить переворот, взяв под контроль Сенат. В доказательство была заслушана запись из кабинета канцлера, на которой Мейс Винду называл Палпатина ситхом. И, хотя это подносилось как заговор против Республики, Палпатин прямо не опроверг слова мастера-джедая. Но он обвинил джедаев в том, что они три десятилетия манипулировали Галактикой. Их марионетки-сенаторы (естественно, оппозиция канцлеру) обвиняли правительство в коррупции, чтобы расшатать Республику. Через графа Дуку они создали сепаратистское движение и втянули Республику в войну. Через Сайфо-Диаса они заказали создание армии клонов. С помощью этого, как объяснил Палпатин, джедаи собирались ослабить Республику и прямо выступить против правительства.

Палпатин: Джедаи, а также кое-кто в Сенате сговорились создать призрак сепаратизма, используя одного из них как вражеского лидера… Джедаи надеялись использовать свою разрушительную силу против Республики, убив главу правительства и узурпировав контроль над армией. Но планы несостоявшихся тиранов были сорваны теми, кто не обладал уникальными, опасными силами. Наши верные солдаты усмирили мятеж в Храме джедаев и подавили восстания в тысячах миров… Оставшиеся джедаи будут нами найдены и разгромлены. Всех сочувствующих им постигнет та же судьба.

Палпатин использовал давно копившееся недоверие и негодование в отношении джедаев, которое он во многом подогревал собственными силами, чтобы подтвердить то, что для многих стало незыблемым: война— не более чем интрига джедаев. На фоне возмущения джедаями было просто объявить приказ 66 необходимой мерой.

Те, кто знал джедаев с лучшей стороны и мог их защитить, включая большую часть сенатской оппозиции, не могли сказать свое слово. Большинство было явно настроено против них. Кроме того, они видели телохранителей канцлера и шоковых солдат-клонов, расположившихся в зале якобы для защиты канцлера.

Палпатин: Это было трудное время, но мы прошли испытание. От покушения на мою жизнь у меня шрамы остались. Я обезображен! Но я вас заверяю, моя решимость как никогда сильна и велика. Война окончена. Сепаратисты побеждены, и восстание джедаев провалилось. Мы стоим на пороге нового мира.

Declaration2

Палпатин становится Галактическим императором

Все как один, представители оппозиции затаили дыхание. Объявив об окончании войны и разоблачении стоявших за ней «тайных сил», Палпатин должен был сдержать обещание и отказаться от чрезвычайных полномочий. Он должен был уйти с поста канцлера и отправиться в отставку. Но у Палпатина были другие планы.

Палпатин: В целях обеспечения безопасности и сохранения стабильности Республика будет реорганизована нами в Первую Галактическую Империю, общество спокойствия и безопасности, которое, будьте уверены, просуществует еще десять тысяч лет. Управлять Империей будет это величественное собрание и державный повелитель, избираемый пожизненно. Мы — Империя, управляемая большинством. Империя с новой Конституцией.

Подтвердились самые худшие опасения: изменение Конституции продолжится, если основной закон вообще не будет переписан. Ещё страшнее было то, что не Сенат станет управлять, а Сенатом будут управлять. Многим было всё равно: они знали, в чьих руках власть, и их лояльность в будущем могла быть вознаграждена. А те, кому всё равно не было, помнили о вооружённой охране. Палпатин продолжал, искусно вспоминая о славе былых империй и их роли в уставшей и разобщенной Галактике.

Палпатин: В Галактику снова придут единый закон, единый язык и единое просвещенное правление одной личности. Коррупция, поразившая Республику в последние годы, никогда не найдет в ней опоры. Региональные правители расправятся с бюрократией, позволившей движению сепаратистов бесконтрольно развиваться. Сильные и растущие войска обеспечат торжество закона… При Новом порядке наши самые сокровенные убеждения будут надежно защищены. Мы будем хранить наши идеалы силой оружия. Мы не уступим врагам ни пяди своей земли и вместе выступим против любых угроз, внешних и внутренних. Пусть слышат враги Империи: кто бросит вызов имперской решимости, будет раздавлен.

В последующие два десятилетия проводились жестокие подавления любых проявлений недовольства новым режимом: запугивания, аресты, казни, уничтожения городов и даже целых планет. Палпатин пошёл бы и дальше: стал бы уничтожать целые звёздные системы, если бы его власть продолжалась и дальше. Но через несколько лет о себе заявил Альянс повстанцев; а сейчас его основатели — Бейл Престор Органа, Падме Амидала и Мон Мотма — не имели другого выбора, кроме как поддержать императора: живыми они могли принести больше пользы, чем мёртвыми. Подкупленные обещаниями безопасности, справедливости и мира, а может, просто запуганные, сенаторы единогласно поддержали Палпатина. Так образовалась Галактическая Империя[68].

Последний бой Ордена джедаев

«Ах, как же долго я ждал этого момента, мой маленький зелёный дружок. Наконец-то джедаи исчезнут».
«Этого не допустить я постараюсь. Так-то!»
— Палпатин и Йода (источник)
YodaPalpsduel

Самопровозглашённый император Палпатин сражается с Йодой в зале Сената

Оби-Ван Кеноби и Йода, в конце концов, узнали о предательстве и обмане. Они выяснили, что Энакин Скайуокер, ставший Вейдером, и его солдаты убили практически всех в Храме джедаев: магистров, рыцарей и младших джедаев. Оби-Ван просил старого мастера не заставлять его сражаться с бывшим падаваном, но выбора не было: Йода знал, что Сидиус слишком силён для Оби-Вана. Оби-Ван отправился за Энакином на Мустафар, а Йода нашёл Сидиуса в здании правительства на Корусанте. Тёмный лорд ситхов и гранд-мастер Ордена джедаев сошлись в непримиримой схватке, в результате которой была разрушена значительная часть зала заседаний Сената. Оба стоили друг друга, показывая мощь и знание Силы и искусство боя на световых мечах. Сражение окончилось ничьей, когда мощный заряд молнии Силы вернулся к Палпатину и отбросил сражавшихся друг от друга. Сидиус смог взобраться на летающую платформу, а Йода упал вниз. Мастер-джедай осознал, что Палпатина нельзя победить в открытом противостоянии, и возобновление поединка приведёт лишь к ничьей, тем более, что солдаты-клоны были уже близко. Йода бежал. «В изгнание отправлюсь я, фиаско я потерпел», — заявил он Бейлу Органе, вывезшему его на своём спидере. Император Палпатин выждал, пока шоковые солдаты прочешут здание, а когда тело Йоды найдено не было, потребовал удвоить усилия, и разрешил, если понадобится, взорвать Сенат. Но других действий он не предпринял, и это стало ошибкой, впоследствии стоившей ему жизни. Однако обвинять в этом Палпатина не следует: у него появились другие, более важные проблемы.

Превращение Вейдера

«Встань, лорд Вейдер».
— Дарт Сидиус (источник)

Сражение Кеноби с Вейдером закончилось иначе. Мастер-джедай одолел бывшего падавана, нанеся ему страшные раны и оставив умирать. Со скоростью, доступной только императору, Палпатин поспешил на Мустафар и нашёл своего ученика, тяжелораненым, обгоревшим, но живым.

Recoveringvader

Сидиус находит тело Вейдера, обожжённое лавой на Мустафаре

Даже оказавшись рядом, разозлённый Сидиус колебался: одна его часть хотела позволить тому, что осталось от Вейдера, сгореть дотла, поскольку, даже выжив, он не сможет полностью восстановить былую мощь. Даже Тёмной стороне требовалась живая плоть, чтобы проявиться, а её у Вейдера оставалось слишком мало. Каков бы ни был исход, Вейдер перестал быть совершенным продолжателем дела ситхов и не мог исполнить пророчества. Но с другой стороны, даже искалеченный, Вейдер оставался силён, и по-прежнему мало было джедаев, способных ему противостоять. И Сидиус решил спасти своего ученика. Он подошёл к нему, положил руку на лоб и с помощью Тёмной стороны стал поддерживать жизнь Вейдера, пока солдаты готовили медицинскую капсулу для перевозки его на Корусант.[66]

«Живи, лорд Вейдер. Живи, мой мальчик. Живи».
— Мысли Палпатина во время спасения Вейдера (источник)

В задней каюте шаттла в капсуле находился Вейдер, рядом находилась Красная охрана.[59] Сидиус сидел перед Вейдером и поддерживал в нём жизнь, используя Силу и все доступные медицинские средства, и боролся с собственными мыслями. «Что, если Энакин умрёт?» — думал он. Хотя он чуть не оставил ученика на Мустафаре, Сидиус нашёл в себе малую толику привязанности, которой никогда не имел к Молу или графу Дуку. Возможно, дело было в уникальном потенциале Вейдера. Найти другое существо, хотя бы вполовину столь же сильное, как Скайуокер, и столь же перспективное, было невозможно. Было чудом, что Вейдер выжил[33].

Arrival at the MedCenter

Дарт Сидиус прибывает в медицинский центр с едва живым Дартом Вейдером.

Прибыв в столицу, в главный медицинский центр, Сидиус приказал снабдить Вейдера протезами. Этот долгий и мучительный процесс Вейдер должен был перенести, пребывая в сознании, чтобы через боль обрести новую мощь (подобное было около 4000 лет назад с Дартом Сионом). Когда тело было восстановлено, а жизнедеятельность стала поддерживать специальная система, Вейдер спросил о Падме. Неясно, что знал Палпатин, но, видимо, он считал, что Вейдер в ярости убил Падме. Это позволяло окончательно сломить Энакина Скайуокера, и Палпатин сообщил ему об этом. Превращение Вейдера завершилось. Впав от ужасной новости в ярость, он разбил хирургические инструменты, попавшие под руку, и даже попытался убить Сидиуса. Но из этого ничего не вышло: ранения сделали его вдвое слабее и не позволяли противостоять лорду ситхов. В конце концов Вейдер сдался, поняв, что только Палпатин согласится его принять. Сидиус был доволен: один из самых сильных ситхов всех времён родился в боли и страданиях, и этот ситх был его учеником.

Тем временем Йода и Оби-Ван удалились в изгнание. Детей Энакина также разделили: Лею увёз на Альдераан и удочерил Бейл Престор Органа, а Люка Скайуокера забрал Оби-Ван, чтобы оставить в семье сводного брата Энакина, Оуэна Ларса, на Татуине. Их существование оставалось тайной для Палпатина.

Правление Императора (19 ДБЯ-4 ПБЯ)

«Власть ситхов вновь воцарится над Галактикой… И тогда снова настанет мир».
— Палпатин (источник)

Империализация

Blue Glass Arrow Основная статья: Империализация
Darktimesbegin

Палпатин улыбается, видя гнев своего ученика

По мере усиления Империи все институты Старой Республики оказались либо распущены, либо изменены до неузнаваемости. Прокатилась волна переименований объектов в «Имперские», чтобы восславить Империю: за ночь сектор Корусант превратился в Имперский сектор, а сам Корусант стал Центром Империи. Галактический город переименовали в Имперский город. Галактический Сенат стал называться Имперским Сенатом. Республиканские солдаты-клоны уже именовались имперскими штурмовиками, которых объединили в штурмовые корпуса; оставшиеся наземные и космические силы Великой армии Республики превратились соответственно в Имперскую армию и Имперский флот. Четыре старых разведывательных агентства Республики объединились в Имперскую разведку, во главе которой встал бывший директор СБР Арманд Айсард. Старый Дворец Республики, или Президентский дворец, перестроили и расширили, превратив в Императорский дворец, затмившим по грандиозности все прочие здания Империал-Сити. Прежняя Комиссия по защите Республики (КОМПОЗР) была преобразована в Комиссию по охране Нового порядка (КОМПОНП). Через несколько дней о Республике напоминала лишь горстка названий.

Под началом советников Палпатина: Круи Вандрона и Ишин-Ил-Раца— КОМПОНП получила власть защищать Империю, и её щупальца проникли повсюду. Имперское бюро безопасности (ИББ) было организовано в виде филиала КОМПОНП, чтобы стать противовесом Имперской разведке и превратиться в вездесущую тайную полицию Императора. Коалиция за прогресс создала наблюдательные агентства, чтобы отслеживать все аспекты жизни общества. Вне выстроенной иерархии оказался флот, и трения между корусантским правительством и адмиралами сохранялось на протяжении всего переходного периода и потребовало создания ИББ, чтобы ввести в состав подразделений заместителей командиров по политической части.

Тёмные времена

«Он очень «проблемный» человек».
Ко Сай (источник)

Хотя тоталитарный режим в Империи оставался слабым, он постепенно усиливался до самого падения Империи в 4 ПБЯ. Среди примеров его глубокого проникновения в жизнь Галактики можно назвать поддержанная Империей эстетика военизированной простоты, контрастировавшая с прежними вычурными формами эпохи Галактической Республики. Нелюди и женщины во многом были ущемлены Новым порядком, жестокость в управлении на местах была обыденной. Первая чистка, проведенная Палпатином в Имперском флоте, состоялась уже через две недели после основания Империи[источник?].

В 18 ДБЯ Палпатин пригласил бывшего джедая Феруса Олина на Корусант[69], чтобы просить об одолжении: императору нужно было найти того, кто испортил компьютерную систему планеты Самария. Вначале Ферус отказался, но когда Палпатин упомянул об аресте двух его друзей, вынужден был согласиться. Как выяснил Олин, Палпатин использовал ситуацию, чтобы подчинить себе планету. Дарт Вейдер считал, что император собирается перетянуть Феруса на тёмную сторону. Палпатин использовал против Олина тот же прием, что и с Энакином: возможность создавать и сохранять жизнь[источник?].

Palpatine Pestage Amedda

Император слушает отчёты Сейта Пестажа и Маса Амедды.

Во время Великого истребления джедаев Палпатин распространил слух, что Вейдер в одиночку выследил и уничтожил группу из пятидесяти джедаев, сильно приукрасив действительность: на самом деле джедаев было восемь, и в последний момент Вейдеру пришли на помощь солдаты 501-го легиона. Ложные слухи помогали держать Галактику в страхе[70].

Вскоре Палпатин начал испытывать Вейдера, постепенно превращая его в настоящего ситха. Он нанял историка Фейна Петурри, чтобы тайно помочь Вейдеру в изучении наследия ситхов. Также он был в курсе желания Вейдера найти себе ученика, чтобы свергнуть существующий режим[71]. В рамках непрекращающегося истребления джедаев Палпатин отправил Вейдера на Кашиик, чтобы найти и уничтожить джедая по имени Кенто Марек, пережившего Приказ 66. Вейдер расправился с джедаем прежде, чем понял, что тот спрятал своего чувствительного к Силе сына, Галена. Вейдер взял сына Марека в ученики и в строжайшей тайне стал его тренировать, назвав именем Старкиллер. Он говорил мальчику, что готовит его для свержения Палпатина.

На Палпатине лежит ответственность за опустошение Каамаса. Император считал уважаемых каамаси угрозой Новому порядку. Группа диверсантов-ботанов отключила защитный экран планеты, позволив Имперскому военному флоту разбомбить её. Прекрасный до этого мир был уничтожен, превратившись в ядовитую пустыню. Мирные каамаси рассеялись по Галактике[72]. В 18 ДБЯ по заданию императора было создано огромное супероружие, названное «Око Палпатина». Оно предназначалось для уничтожения анклава джедаев на Белсависе. Однако два рыцаря-джедая привели супероружие в негодность, и джедаи успели убраться с Белсависа. О «Оке» забыли до 12 ПБЯ, когда его нашла Роганда Исмарен[73].

Вскоре после создания Галактической Империи Дарт Сидиус начал строительство в недрах опасного Ядра на планете Бисс, которой было суждено превратиться в тайную столицу нового императора. Для работ были привлечены тысячи существ с бесчисленных покорённых планет, включая Утапау, Кашиик, Джеонозис, Гаморр и Тойдарию. Бисс был источником тёмной стороны, способным давать своим жителям великую мощь Силы. Вместе с мощью Бисса Палпатин впитывал жизненную энергию собственных рабочих, удлиняя себе жизнь.

Он и Дарт Вейдер привезли на планету захваченных работников Сельскохозяйственного корпуса и других падаванов, чтобы превратить их в слуг тёмной стороны. Вейдеру было поручено отбирать способных учеников, пуская в расход остальных. Изначально он выбрал четырёх учеников, включая Антинниса Тремейна.

В некоторых случаях Палпатин посещал древние захоронения ситхов на Коррибане, чтобы получить совет от давно умерших Тёмных лордов. Он также открыл секреты Силы с помощью захваченных джедайских голокронов. Император написал «Краткое руководство по тёмной стороне», раскрывавшее природу тёмной стороны, и успел закончить две книги и начать третью, которая так и осталась недописанной.

Тайный ученик

Palpatine TFU

Палпатин на борту строящейся «Звезды Смерти»

В 3 ДБЯ обучение Галена Марека почти завершилось, и Дарт Вейдер дал ему ряд заданий, чтобы доказать его готовность: убить скрывающихся джедаев и одержать победы в дуэлях с имитациями ситхских духов Дарта Десолуса и Дарта Фобоса. Чтобы скрыть своё существование от императора, Гален Марек убивал всех, кто попадался ему на пути, как повстанцев, так и имперцев. Его последним заданием было найти и убить Шаак Ти — последнего члена Совета джедаев, не считая Оби-Вана Кеноби, Йоды и самого Дарта Вейдера. Марек справился с поставленной задачей, но по возвращении на строящийся «Палач» его и Вейдера окружил флот императора. Вейдер напал на своего ученика и, якобы по приказу Палпатина (на самом деле, это был ПРОКСИ, голодроид Старкиллера), с помощью Силы выбросил того в иллюминатор. Тем не менее, это было уловкой: дроид подобрал тело Старкиллера и забрал его на лечение.

Шесть месяцев спустя вылечившийся Гален получил новое задание от Вейдера: собрать армию врагов императора, чтобы противостоять Палпатину. В конце концов Вейдер захватил повстанцев и рассказал Галену, что всё это было подстроено Сидиусом, чтобы выявить предателей. Шокированный Гален бежал и присоединился к повстанцам и джедаям, на этот раз по своей воле. Через некоторое время Старкиллер сразился с лордами ситхов на борту практически достроенной «Звезды Смерти»; Сидиус был поражён тем, что ему удалось победить Вейдера.

Palpatine with captured Rebel leaders

Палпатин и пленные лидеры Восстания наблюдают за поединком Марека и Вейдера.

Дарт Сидиус, обычно использовавший своих союзников до тех пор, пока они не теряли своей ценности, был рад, что Гален вышел победителем в дуэли. После Мустафара император видел в Вейдере лишь тень его прошлого «я», Энакина Скайуокера. Годами Палпатин мучился тем фактом, что он потратил целую жизнь, чтобы найти ученика уровня Энакина Скайуокера, и как только преуспел, его приз стал «больше машиной, чем человеком», что разрушило все надежды Палпатина сделать из Вейдера самого сильного ситха за все историю.

В Галене Сидиус увидел возможность исполнить свою мечту. Победив своего учителя, Гален доказал, что может стать превосходным учеником, которого Сидиус искал. Почувствовав намерения тёмного лорда, присутствовавший тут же генерал-джедай Рам Кота с помощью телекинеза вырвал у него световой меч и попытался сразить его, но император выпустил молнию Силы в наступающего джедая. Он уже собирался убить генерала, когда подошёл Гален.

Используя Силу, Гален бросил осколки транспаристали и обломки в императора, которому пришлось прекратить свою атаку. Пара сошлась в мощной битве Силой; Гален, питавший свою силу гневом, пришёл к выводу, что Палпатин стоял за каждым шагом Вейдера, начиная с его обнаружения на Кашиике. Палпатин подтвердил это, сказав, что Вейдер никогда не действовал в одиночку. Хихикая, Палпатин упал на колени и призывал Марека добить его. С помощью уговоров Коты Гален сумел подавить соблазн вернуться на путь ситхов и пощадил императора. Как только Гален собрался уйти, Палпатин вскочил на ноги и выпустил молнию в Коту. Гален, чтобы спасти своего друга, встал перед ним и отразил сколько смог. Своим последним дыханием Гален создал взрыв в Силе, задержав Палпатина, что позволило захваченным лидерам повстанцев сбежать.

Palpatine galen duel

Марек отражает молнии Силы Палпатина

Палпатин не обрадовался смерти Галена Марека. Он представлял другое будущее для своего мальчика, как однажды для Энакина. Гален должен был собрать повстанцев, чтобы они были раскрыты и уничтожены, вместо этого его смерть вдохновила их на полномасштабную войну против Галактической Империи. Император потерял последователя Вейдера, который должен был стать его заменой. Потеря кого-то с потенциалом Галена и оставшийся ученик-киборг стали серьёзным ударом для Сидиуса. В конце концов смерть Галена и побег лидеров повстанцев привели Дарта Сидиуса к мудрому выводу, что если он не уничтожит каждого повстанца, они разрушат Империю и даже Орден лордов ситхов. После смерти Марека императору не осталось ничего другого, как искать нового ученика, а затем избавиться от Вейдера, как это было с Дартом Тиранусом. Однако инцидент с Мареком отдалил Вейдера от императора ещё сильнее, чем раньше. Как и Тирануса, Вейдера предали из-за нового молодого и сильного ученика. И это не последний раз, когда император попытается заменить полумеханического лорда ситхов на кого-то более стоящего: доказательством этому является грядущая схватка между тёмными владыками и Люком Скайуокером.

Адепты Тёмной стороны и мятеж Трашты

Betrayal Electric Death

Палпатин сражается с штурмовиками Трашты.

Во время своего правления Палпатин с помощью тёмной стороны связывался со шрифтутом далёкой Империи сси-руук. Император появлялся в снах шрифтута и утверждал, что является правителем Империи в центре Галактики. Палпатин предлагал шрифтуту предоставить объекты для высасывания энергии в обмен на боевых дроидов. В результате в 4 ПБЯ произошло вторжение сси-руук на Бакуру.

Император Палпатин также принял на службу большое число чувствительных к Силе агентов. Эти существа, адепты тёмной стороны, не входили в число официальных имперских организаций, но подчинялись напрямую Палпатину или, при необходимости, лорду Вейдеру. Палпатин собирался поставить адептов на ключевые должности, но их число было слишком мало. Как адепты вписывались в ситхское Правило двух, неясно. Фактически Палпатин и Вейдер оставались единственными, кто называл себя лордами ситхов, а адепты были незначительным исключением. Также возможно, что конец Республики и уничтожение джедаев (по крайней мере, предполагавшееся) могло дать Палпатину право отменить Правило двух. И поскольку адепты не изучали секретные знания, их нельзя было считать настоящими ситхами.

В 1 ДБЯ Палпатин и Вейдер стали целью заговора нескольких имперских офицеров, во главе которых стоял гранд-мофф Трашта. Трашта считал ситхов глупым пережитком и полагал, что Империей не может править религиозный орден из двух человек. Заговорщики собирались использовать изменённых штурмовиков, подчинявшихся только им, чтобы уничтожить лордов ситхов. Однако план провалился из-за внутренних разногласий.

Непосредственно перед Первой битвой за Татуин Палпатин лично прибыл на Ботавуи с отрядом элитных имперских стражей, чтобы наказать ботанов-предателей, которые передали моффу Калласту секретные сведения. Здесь император узнал, что «Тантив IV», на которой находится украденная информация, направляется к Татуину[74].

Новый порядок в действии (0 ДБЯ)

«Последние остатки Старой Республики уничтожены».
Уилхафф Таркин (источник)

Роспуск Сената

С самого начала Палпатин искал повод избавиться от Сената. Первая причина этому была чисто символическая: он не мог оставить даже след былой Республики. Вторая причина была политической: некоторые сенаторы продолжали противостоять Палпатину. Подавляющее большинство старалось держать их в рамках, и они понимали, что создают лишь видимость демократии. Палпатин устранял недовольных, но на их месте появлялись новые. Более того, как подозревал император, оппозиция помогала повстанцам деньгами, информацией и снабжением[75].

Палпатин выжидал, пока не настало нужное время, постоянно подтачивая власть политических противников. Наконец, в 0 ДБЯ, время пришло. Замена Сенату была подготовлена: губернаторы, моффы и гранд-моффы заняли свои места, а войска, как обычно, подчинялись императору без лишних вопросов.

Немедленно были выданы ордера на арест всех подозреваемых в связях с повстанцами. Штурмовики вломились в Сенат и захватили сотни существ. Некоторых, чьи связи с Восстанием были доказаны, больше никто никогда не видел[76]. На следующее утро оставшиеся на свободе сенаторы, не зная о произошедшем, пришли на рабочие места, но только для того, чтобы увидеть двери запертыми. Кто-то попытался обратиться напрямую к Палпатину, но им было сказано, что доступ во дворец ограничен на время чрезвычайного положения[77].

Многие участвовали в наделении императора полномочиями. Но и они были арестованы и брошены в тюрьмы. Многие, кто был выпущен, покинули Корусант и вернулись на родные планеты, чтобы в покое — и изоляции — прожить остаток жизни. Небольшое число бывших сенаторов, те, что наиболее рьяно поддерживали Палпатина, было щедро вознаграждено: им сохранили жизнь и предоставили новые должности. Многие надели богато украшенные одежды и влились в разрастающиеся ряды имперских советников.

Палпатин добил остатки Конституции. Новая пирамидальная структура заняла её место с императором, стоящим на вершине, гранд-моффами, идущими ниже и управляющими сверхсекторами, затем моффами — правителями секторов, и, наконец, губернаторами отдельных миров. Все они были обязаны карьерой императору и полностью его поддерживали. Но даже сейчас Палпатин предпочёл иметь больше гарантий. Он успокоился, лишь внедрив на всех уровнях КОМПОНП. Несмотря на всю власть гранд-моффов и моффов, за их спинами маячил КОМПОНП, обладавший ещё большей властью[38]. А за ними стояла «Звезда Смерти», утверждавшая волю императора посредством оружия.

Примерное наказание

Палпатин не менее тщательно разбирался с сенаторами, успевшими покинуть Корусант. Одним из них была Канна Омонда, сменившая Мон Мотму в качестве представителя от Чандрилы. Многие сенаторы надеялись, что Омонда вступится за них. Но Омонда не видела в этом смысла и не пыталась встретиться с Палпатином, а вместо этого стала одной из немногих сенаторов, покинувших Корусант до того, как петля затянулась. Но на прощание она нанесла удар, обратившись к прессе во время посадки на транспорт, отправлявшийся на Чандрилу.

«Я удовлетворена тем, что мои коллеги, хотя и с опозданием, осознали, что с Палпатином бесполезно разговаривать».
Канна Омонда о Палпатине (источник)

Омонда покинула столицу как раз вовремя: её коллег арестовали. Но Палпатин не мог позволить ей просто так уйти. Он направил к Чандриле «почётный эскорт» из трёх имперских звёздных разрушителей, чтобы вернуть сенатора на Корусант для короткого разговора с высшим инквизитором Холмером. Чандрильцы поняли намёк: если сенатор не вернётся, «эскорт» атакует планету. Омонда оказалась в Инквизиториуме. Вскоре она призналась в измене, раскрыв дознавателям имена тех, кому передавала секретные сведения. Ночь признаний после данных перед ужином замечаний позволила Палпатину вновь надеть перед прессой отлично подогнанную маску благожелательности.

«Я всегда ценил советы Омонды. В конце концов, нет такого лидера, кому бы помешала критика. К несчастью, хотя возвращение Омонды в лоно Империи радует меня, за измену существует только одно наказание. Как бы я того не желал, я не могу помиловать её и оставаться верным своим обещаниям уважать закон превыше всего. Империи будет её не хватать».
— Палпатин после казни Омонды (источник)

Публичная казнь Омонды должна была стать частью традиционной новогодней фестивальной недели в 1 ПБЯ, но была отменена из-за «соображений безопасности». Конкретную причину не называли, но, по-видимому, правительство боялось, что повстанцы или их сторонники могут испортить мероприятие. Даже без публичной демонстрации ужасающая сила Нового порядка проявилась в полную силу. Традиционный парад прошел мимо балкона дворца, где появился Палпатин, сопровождаемый Вейдером и множеством заместителей. Поскольку Палпатин не находился на балконе постоянно, возможно, он посетил Омонду перед смертью или наблюдал за казнью[78]. Также известно замечание Палпатина, что, если Чандрила благодарит его за доброту, подсылая одного за другим предателей, не будет ли лучше управлять ей более централизованно[79]. Чандрила в свое время действительно попала под прямое правление, потеряв собственное правительство и получив вместо него губернатора Грандона Холлека[80].

О том же другими словами

Послесловием к роспуску Сената можно считать объяснение, данное правительством. Когда-нибудь покорной прессе и гражданам Империи нужно было рассказать, что случилось с Сенатом. Обязанность донести новость до общественности пала на Эрса Дангора, одного из кадровых советников Палпатина. Обращаясь к народу, выдержавшему военные годы и последствия Войн клонов, Дангор описал повстанцев как новое подобие прежних сепаратистов.

«В условиях кризиса…»

Дангор распространил по всей галактике голографическое обращение к гражданам Галактической Империи. Обращаясь к народу, выдержавшему военные годы и последствия Войн клонов, Дангор, чтобы описать повстанцев, вспомнил испробованные и проверенные эпитеты, которые раньше использовались в отношении сепаратистов.

Верноподданные,

Настали опасные времена. Наша великая Империя соединенных звёздных систем стоит перед лицом угрозы, которая может нас уничтожить, если быстро не будут предприняты необходимые действия.

Как всегда, мы должны действовать быстро.

Восстание против честного и справедливого правления Императора разгорелось сильнее, чем мы ожидали. Оно угрожает превратиться в гражданскую войну, и в связи с этим мы вводим чрезвычайное положение.

Чтобы лучше защитить наших граждан и наши союзные миры, Император отменил и распустил Имперский Сенат на время чрезвычайного положения. Моффы и гранд-моффы получают прямое управление системами до времени устранения опасности.

Мы уверены, что вы сделаете всё возможное, чтобы помочь нам в нынешних условиях кризиса.[38]

«…в расчёт не принимать…»

Одновременно Дэнгор направил другое голографическое сообщение, предназначенное для губернаторов на местах. Это сообщение, не предназначенное для публики, но все-таки ставшее достоянием гласности благодаря сторонникам повстанцев[79], было очищено от цветастой риторики о законе и порядке, которой народы доверяли два десятилетия, и честно предлагало править силой и страхом.

Верноподданные,

Мы понимаем, что вас в последнее время беспокоит «набирающее силу» Восстание. Я даже слышал об опасениях, что повстанцы получают поддержку в Имперском Сенате.

Слушайте внимательно. Имперский Сенат можно в расчет не принимать. Император окончательно распустил этот заблудший орган. Последние остатки Старой Республики уничтожены.

Но следует понимать, что формально представительство не упразднено. Оно лишь отменено «на время чрезвычайного положения». Если такое положение сохранится навсегда — так тому и быть. Вы, представители Императора на местах, получаете полную власть на своей территории. Это означает, что имперское присутствие должно быть обеспечено, по меньшей мере, в колеблющихся мирах Империи.

Начиная с этого момента, страх будет удерживать местные правительства от предательства. Страх перед Имперским флотом и страх перед новой боевой станцией, «Звездой Смерти».

Я понятно выразился?[38]

Некоторые из губернаторов, например, гранд-мофф Уилхафф Таркин, были воодушевлены посланием. Без сомнения, Таркин услышал в словах Дангора многое из того, что он сам и его помощница Натаси Даала изложили в обращении к императору пять лет назад. Он был так восхищен, что когда сообщил о полученных сведениях старшим офицерам на борту боевой станции и Вейдеру, даже использовал особо яркие цитаты.

Таркин: Имперский Сенат можно в расчет не принимать. Я только что получил сообщение, что Император распустил Сенат навсегда. Последние остатки Старой Республики уничтожены… Местные правители получили прямое управление над территориями. Страх будет держать системы в повиновении. Страх перед этой боевой станцией.

Палпатин показал, что его и Таркина идеи были взаимосвязаны. Доктрина, получившая имя Таркина, стала распространяться повсеместно.

Восход «Звезды Смерти» (0 ДБЯ)

Palpy Betrayal

Император Палпатин во время заговора Трашты

«Эта станция — самое мощное оружие во вселенной. Предлагаю его использовать».
Конан Антонио Мотти (источник)

Творением и символом Нового порядка теперь были не штурмовики, или флот, или даже сам Палпатин. Им стала бронированная космическая станция, планы которой были созданы ещё во времена Войн клонов, и которую он и его заместители строили в течение двух десятилетий, наполненных кажущимися бесконечными исследованиями и проработками, несчастными случаями, актами саботажа, великими скачками вперёд и разочаровывающими откатами назад. Император не знал, а может, и знать не хотел, что в конце концов станция только сплотит повстанцев.

Уничтожение Альдераана

«Поскольку Вы отказались назвать месторасположение базы повстанцев, я выбрал для испытаний разрушительной мощи станции вашу родную планету Альдераан».
Уилхафф Таркинпринцессе Лее (источник)

В отсутствие Сената Палпатин создал положение, при котором даже его подчиненные могли проявлять ужасную жестокость в отношении разумных существ. Изначально «Звезда Смерти» должна была способна уничтожать целые планеты, но большинство имперских стратегов полагало, что одной угрозы будет достаточно, чтобы держать миры в повиновении. Таркин так не считал. Он видел, что Восстание расширяется, и только демонстративное применение боевой станции против планеты, симпатизирующей повстанцам, позволит получить передышку. Палпатин согласился с его доводами.

Таким образом, Палпатин санкционировал уничтожение планеты — то есть, массовое убийство целой популяции. Император знал, что станция будет использована против обитаемого мира. Но тогда ему не было известно, что это будет Альдераан. Цель выбрал Таркин единолично, не позволив даже Вейдеру себе помешать. Чтобы Палпатин об этом узнал, Вейдер должен был доложить ему после принятия решения, но до входа станции в систему Альдераан и применения оружия, в результате чего, по имеющимся оценкам, погибло [999 940 000|1 999 940 000] разумных существ[51].

Что чувствовал Палпатин, узнав о трагедии, осталось загадкой, но публично он объявил, что опечален потерей такого благородного мира и добавил, что если бы Альдераан доверил свою защиту Империи, он бы до сих пор процветал. Другими словами, если бы Бейл Органа подчинился, в уничтожении планеты не было бы необходимости. Как «великодушный» человек, Палпатин предложил шестидесяти тысячам оставшихся альдераанцев переселиться на его собственную частную планету.

Палпатин: Эти люди потеряли родную планету не по своей вине. Предложить им новый дом — меньшее, чем я могу компенсировать их потерю[77].

Сколько именно выживших альдераанцев приняли предложение Палпатина и переселились на Бисс, неизвестно. Но, определённо, для многих было бы лучше погибнуть в катастрофе, учитывая, что случилось с прибывшими в императорскую крепость в Глубоком Ядре. Многие были превращены в лишённых разума рабов, проводящих жизнь в смертельном удовольствии, пока Сидиус и его тёмные приспешники питались их жизненной энергией.

Позднее представители Палпатина объявили, что император сам приказал уничтожить Алдерраан, когда Империя получила неопровержимые доказательства, что эта мирная планета, на которой даже не было постоянных вооружённых сил, занималась разработкой биооружия. Предположение, что биооружие могло попасть за пределы планеты к повстанцам, было скормлено прессе, чтобы испуганные Центральные Миры хранили верность и чрезвычайное положение не снималось. В результате Империя направила на подавление Восстания ещё больше сил и средств, стирая с лица галактики цитадели повстанцев и покоряя миры, объявившие о своей поддержке Альянса.

Галактическая гражданская война

Таркин провозгласил основанные на страхе принципы управления, позднее названные Доктриной Таркина, и предполагал, что галактика замрёт в ужасе. Но вскоре после уничтожения Альдераана в битве при Явине повстанцами была разрушена и сама «Звезда Смерти». Гранд-мофф Таркин, находившийся на её борту, отказался эвакуироваться и погиб[34]. Но, хотя для Империи эта потеря была огромной, Палпатин нашёл способ обернуть ситуацию в свою пользу. Однако он наказал Дарта Вейдера за провал, отрубив ему механическую руку.

Наказание Бевела Лемелиска

Другие также должны были ответить за несостоятельность, в частности, главный конструктор станции Бевел Лемелиск. Узнав о поражении при Явине, Лемелиск, обоснованно опасаясь за свою жизнь, попытался скрыться. Но Имперской разведке не понадобилось много времени, чтобы выследить инженера и доставить из убежища на Хефи на встречу с императором[81]. Войдя в комнату императора, Лемелиск совершил трагическую ошибку, попытавшись обмануть императора, полагая, что тот ещё не знает всю правду о произошедшем. Но Палпатин немедленно его разоблачил.

«Я только что узнал, что «Звезда Смерти» уничтожена у Явина. Жалкая банда повстанцев на устаревших истребителях нашла брешь в вашей конструкции — канал для вывода тепла, который позволил единственному пилоту икс-винга нанести смертельный удар. Один пилот уничтожил целую боевую станцию!»
— Палпатин

Палпатин использовал Силу, чтобы заключить Лемелиска в проволочную клетку, а затем натравил на него рой крылатых насекомых, жуков-пираний, которых он когда-то «спас» с Явина-4. Палпатин был крайне доволен, когда жуки оставили от конструктора одни ошмётки. Но Лемелиск был ему нужен, и Палпатин использовал джедайский голокрон, взятый у Ашки Боды, чтобы переместить сущность инженера в тело клона. Произведённые действия отражали разочарованность императора в Лемелиске, но одновременно он испытал методику, которую впоследствии мог бы использовать для себя, если бы тело Палпатина отказалось служить хозяину[82].

«Больше не подводи меня, Лемелиск. Мне не хочется придумывать ещё более изощренную казнь для следующего раза».
— Палпатин (источник)

Впоследствии, когда Лемелиск пытался искупить ошибки при проектировании «Звезды Смерти», Палпатин устраивал ему новые казни, всего семь, начиная от ужасных и заканчивая эксцентричными, за каждую новую промашку, всякий раз оживляя и заставляя жить с памятью о предыдущих смертях. Конструктора выкидывали в открытый космос, его органы убивали давлением и холодом, его закрывали в ёмкости с парами кислоты, которые выедали плоть сильнее, чем жуки-пираньи. Однажды его медленно опустили в расплавленную медь, сжигавшую тело сантиметр за сантиметром. Через месяц, оправившись, Лемелиск спросил, почему в медь, на что Палпатин объяснил, что просто в тот день плавили именно медь. И это были не просто акты садизма, это был способ с помощью боли подстегнуть выполнение работы[82].

Два Скайуокера (3-4 ПБЯ)

«У нас появился новый враг. Молодой повстанец, уничтоживший «Звезду Смерти». Я не сомневаюсь, что он — сын Энакина Скайуокера».
— Палпатин (источник)

Отношение Палпатина к Восстанию было неоднозначным. Вначале повстанцы были полезны, чтобы непрерывно держать государство в чрезвычайном положении. Слабые удары повстанцев можно было не замечать, если они помогали достижению долговременной цели. Не имея на своей стороне Силу, они бы ничего не могли сделать.

Люк Скайуокер — угроза Империи

«С ним Сила. Сын Скайуокера не должен стать джедаем».
«Если привлечь его на нашу сторону, он станет мощным союзником».
— Император Палпатин и Дарт Вейдер (источник)

После крупной победы на Хоте в 3 ПБЯ, когда была захвачена база повстанцев, Палпатин сообщил Дарту Вейдеру, что сын Вейдера, Люк Скайуокер, жив и является тем самым пилотом, который ответственен за уничтожение «Звезды Смерти». Теперь его тренировали по пути Силы, и он становился угрозой ситхам. Вейдер убедил Палпатина, что будет выгоднее совместными усилиями перетянуть Люка на тёмную сторону. На самом деле Вейдер уже знал, что сын жив, и активно занимался поисками, тайно планируя совместно с ним отобрать власть у своего учителя. Вейдер не догадывался, что Палпатин играет им: он был в курсе, что Вейдер знает о сыне и хочет избавиться от своего повелителя.

Заговор против Люка Скайуокера

«Ты убьешь Люка Скайуокера!»
— Палпатин — Маре Джейд (источник)
Threatofskywalker

Вейдер и Палпатин обсуждают опасность Скайуокера

Палпатин направил свою помощницу, Мару Джейд, на Татуин, будучи уверенным, что когда-нибудь Скайуокер явится туда, чтобы спасти своего друга, Хана Соло. Когда это произойдет, Джейд должна будет убить его. В то же время Вейдеру он приказал лететь к Эндору, чтобы проследить за строительством новой «Звезды Смерти». Его ученик должен был быть полезен в ускорении процесса, а также некоторое время не мешался бы под ногами. Когда бы император сам прилетел к Эндору, он бы уже почувствовал благоприятный мысленный сигнал от Мары Джейд, означавший, что Скайуокер мертв. Вейдер мог строить любые догадки: даже если он узнает правду, это лишь заставит его вспомнить, кому он должен служить.

Но, когда пришел сигнал от Джейд, Палпатин с разочарованием осознал, что она его подвела, хотя это и было крайне редким случаем. Скайуокер избежал смерти чисто случайно и лишь благодаря силе воли Джаббы. Хатт не пустил Джейд на свою баржу, которая везла Скайуокера к месту казни, так что рука императора не смогла лично обеспечить кончину жертвы. Надеяться, что с джедаем справятся прихвостни Джаббы, не приходилось.[83] Убить Скайуокера не представлялось возможным, последней надеждой было перетянуть его на тёмную сторону. Это могло получиться: Скайуокер узнал всю правду о своём отце и мог рискнуть всем, чтобы высвободить его из когтей Палпатина. На этом император подстроил ловушку для молодого парня. Сначала он уничтожит друзей Скайуокера. Затем заставит его убить собственного отца, которого тот любил также сильно, как и ненавидел[81]. Как и с Энакином Скайуокером, это будет долгое дело и, может быть, на этот раз более трудное. Но, в конце концов, Люк Скайуокер должен был принять тёмную сторону Силы.

Предательство Райгара

С согласия императора Палпатина ученый доктор Райгар на корабле под командованием адмирала Казза отправился на лесистый спутник Эндора, чтобы забрать у эвоков мощный артефакт под названием Санстар. Задание было успешно выполнено, Палпатин прибыл в систему, чтобы получить Санстар. Однако Райгар изучил находку и понял, какая в нём заключена сила. С его помощью ученый решил убить Палпатина и стать императором вместо него. Райгар создал мощное орудие, чтобы использовать против шаттла Палпатина, но когда шли приготовления к испытаниям, на Райгара напал эвок по имени Уикет У. Уоррик, незаметно проникший на корабль. Когда появился шаттл Палпатина, стычка между Райгаром и Уорриком привела к неудачному выстрелу: заряд попал в правое крыло шаттла, который поспешил убраться, пока всё не успокоится. Эвоки получили Санстар назад, а Райгар был обвинен в фальсификации сведений о существовании камня и государственной измене. Палпатин лично наблюдал за наказанием преступника.[84]

Партнёрство с «Чёрным солнцем»

В то же время Палпатин активно сотрудничал с принцем Ксизором, лидером криминального картеля «Чёрное солнце». Ксизор считал себя соперником Дарта Вейдера и напряжённо работал, чтобы приблизиться к Палпатину и отдалить от него Вейдера. По мнению Ксизора, Палпатину нравилось сталкивать его с Вейдером, например, он приказал Вейдеру выразить благодарность Ксизору за обнаружение верфи повстанцев.[85] Палпатин также поддержал план Ксизора устранить Гильдию охотников за головами, снова вопреки возражениям Вейдера[47]. Пока Вейдер пытался захватить Люка Скайуокера, Ксизор предпринял несколько покушений на молодого джедая. Палпатин следил за непримиримой схваткой и отправил чертежи на грузовом корабле Ксизора, который попал в руки Альянса. Однако, когда Вейдер уничтожил корабль Ксизора и его флот, император не выказал большой обеспокоенности утратой. Для него Ксизор был лишь одним из многих слуг, которыми можно было пожертвовать[85].

Вероломство Заарина

Амбициозный имперский флотоводец, гранд-адмирал Деметриус Заарин, недовольный своим положением, устроил заговор против Палпатина, пока император пребывал на борту звёздного разрушителя «Маджестик». Чудесным образом отряды Заарина захватили корабль и пленили императора, чтобы поместить его на транспорт и доставить на борт звёздного разрушителя «Глори». Как отряды Заарина смогли удерживать всесильного лорда ситхов, неизвестно. Возможно, Палпатин притворился слабым и позволил себя пленить, повторив случай времён Войн клонов, то ли чтобы испытать своих приспешников, то ли чтобы просто ублажить Заарина. Как бы то ни было, решив не повторять ошибки 19 ДБЯ, имперские войска, ведомые Дартом Вейдером, адмиралом Трауном и Маареком Стилом, без промедления атаковали силы Заарина. Вейдер и Стил пробивались через ряды противников на своих СИД-Защитниках, чтобы добраться до Палпатина и «спасти» его, почти так же, как Энакин Скайуокер и Оби-Ван Кеноби 25 лет назад во время Битвы за Корусант. Но Заарину удалось сбежать, хотя впоследствии его выследил и уничтожил Траун.

Изгнание пророков

Palpatine NEGTC 2

Палпатин с двумя верными имперскими стражами

Когда Палпатин заканчивал последние приготовления у Эндора, к нему явился верховный пророк, низкорослый Каданн. Десятилетиями император советовался с пророками столь же часто, сколько сам обращался к тёмной стороне, желая узнать будущее и убедиться, что ничто не нарушит его предвидение. Но на этот раз Каданн увидел возвращение баланса Силы и конец Империи. Палпатин высмеял пророка: в своих медитациях Палпатин этого не видел. Но Каданн настаивал на своём, а потому собрал всех пророков и отбыл с Корусанта[86]. На планете остался только Кронал. Это были первые сподвижники Сидиуса, которые покинули его и решили быть сами по себе. Палпатин не мог оставить подобный проступок без ответа и отправил Инквизиториум на Дромунд-Каас, чтобы «перевоспитать» отступников. Чтобы избежать угрозы, пророки укрылись в ещё более тайном храме на Бостирде, откуда безопасно могли наблюдать за событиями.

Маловероятно, что Палпатин отверг видения Каданна из-за того, что его видения были отчётливее. Скорее, он отрицал саму возможность поражения и отказывался рассматривать любые предсказания, сулящие что-то кроме полной победы. Он уцепился за собственную веру в то, что разобьёт Восстание и перетянет Скайуокера, поскольку иной исход был так ужасен, что о нём было страшно даже думать. Скайуокер мог лишить его всей власти, если он раньше не подчинит его своей воле[75]. Из-за этого с Эндором были связаны все его надежды. Он правильно полагал, что будущая битва решит всё. Однако в этот ответственный момент его сверхъестественное предвидение ему изменило.

Падение Галактической Империи (4 ПБЯ)

«Вы потерпели неудачу, Ваше высочество. Я — джедай, как и мой отец до меня».
Люк Скайуокер (источник)

Ловушка у Эндора

Надеясь положить конец Галактической гражданской войне и навсегда закрепить за собой власть, Палпатин придумал хитрый план, чтобы заманить в смертельную ловушку весь флот Альянса повстанцев. Вторая, более мощная «Звезда Смерти» строилась у лесистого спутника Эндора, защищённая силовым полем, проецируемым с поверхности планеты[3].

В 4 ПБЯ Палпатин, сопровождаемый большим отрядом штурмовиков, совершил паломничество в склеп ситхов на Коррибане. Хотя император чувствовал присутствие на планете Бунтарской эскадрильи, он не рассматривал её пилотов как реальную угрозу и решил, что с противниками разберутся штурмовики. Но когда бойцы эскадрильи не только сумели захватить склеп неподалёку от шаттла императора, но и приступили к уничтожению реликвий ситхов и огромных статуй, взбешённый Палпатин отправился в склеп и начал убивать членов Бунтарской эскадрильи. Уцелевшие пилоты сумели спастись с Коррибана, напоследок успев взорвать все три входа в склеп, замуровав внутри Палпатина. Пока император находился в заточении, повстанцы забрали из шаттла его личный датапад и узнали, что Палпатин будет находиться на «Звезде Смерти», когда флот Альянса начнёт атаку.

Палпатин превратил временное поражение в преимущество и позволил шпионам повстанцев узнать о местонахождении «Звезды Смерти», скормив им, однако, дезинформацию о неготовности супероружия боевой станции. На самом деле главный калибр был полностью функционален, а громадное соединение Имперского флота обеспечивало его охрану. Дарт Вейдер, а позднее и сам Палпатин, прибыли на борт боевой станции, полагая, что если повстанцы увидят возможность одним ударом уничтожить супероружие и убить императора, они не смогут преодолеть искушения и атакуют всеми имеющимися силами. Расчёт оправдался.

Sabers0 copy1

Палпатин наблюдает за схваткой Дарта Вейдера и Люка Скайуокера

Как следствие, Люк Скайуокер, уверенный, что может вернуть отца на светлую сторону, позволил себя пленить и доставить на «Звезду Смерти». Здесь Палпатин вынудил Люка сразиться с отцом, чтобы в случае победы молодой Скайуокер занял место Вейдера возле императора. Сперва Люк не поддавался провокациям, но Вейдер прочитал его мысли и узнал, что Лея — сестра Люка. Выяснив это, он стал угрожать, что перетянет на тёмную сторону её вместо Люка, и этим разозлил юного джедая, который в ярости бросился на Вейдера.

«Хорошо! Твой гнев придает тебе сил. Теперь подчинись судьбе и займи место своего отца подле меня».
— Палпатин подогревает тёмные чувства Люка (источник)

Почти убив Вейдера и отрезав ему правое механическое запястье, Люк в последний момент взял свою злость под контроль. Поняв, что был опасно близок к тому, чтобы повторить ужасную судьбу отца, он отбросил световой меч и повернулся к императору. Спокойным голосом Люк сказал, что он — джедай, как и его отец до него.

Палпатин был взбешён. Всё разваливалось. Используя часть своих сил, чтобы наблюдать за ходом битвы[87], он уже знал, что флот повстанцев, хотя и ценой тяжёлых потерь, держит натиск самой мощной космической группировки Империи. Хуже того, повстанцы на планете каким-то образом сумели отключить щит «Звезды Смерти», и станция стала уязвима для атаки. Ни одна из этих проблем не являлась непреодолимой, пока Скайуокер находился в руках Императора[81], но, как и с Галеном Мареком, он снова потерпел неудачу. У него не было нового ученика. Юный Скайуокер был потерян, он превратился в реальную угрозу.

Баланс Силы

«Да будет так, джедай. Если тебя не переубедить, ты будешь уничтожен».
— Палпатин — Люку Скайуокеру (источник)
TorturePalpatine2321

Император Палпатин истязает Люка Скайуокера

Оставалась одна нерешённая проблема: как-то избавиться от гнева. Даже смерти Скайуокера было недостаточно, он должен был страдать за своё упрямство. Подняв руки, Палпатин выпустил испепеляющий поток молний Силы, который согнул тело юноши и заставил его пасть на колени. Скайуокер не умел противостоять такой мощной атаке и не мог притянуть свой меч, чтобы защититься им. А Император продолжил:

«Ты глупец. Только теперь, в конце, ты осознаешь. Твои навыки не идут в сравнение с мощью тёмной стороны. Ты заплатишь за неспособность предвидеть. Сейчас, юный Скайуокер, ты умрешь».
— Палпатин, собираясь убить Люка Скайуокера молнией Силы (источник)

Палпатин предполагал, что Вейдер ищет способ использовать Скайуокера против него; за это Вейдер должен был скинуть тело сына в шахту реактора[88]. Если у Палпатина и были сомнения, он увидел ответ на них: Вейдер поднялся на ноги и встал возле своего учителя. Однако Палпатин забыл, что помогло ему перетянуть Энакина Скайуокера на тёмную сторону: его отчаянное желание сохранить жизнь тем, кого он любил. Император не догадывался, что Вейдер откажется смотреть, как умирает его сын, и сделает всё, чтобы этому помешать[10]. Таким образом, Палпатин не заметил, как прямо возле него восстал из пепла Энакин Скайуокер.

Первая смерть Палпатина

First Death 2

Первая смерть Императора Палпатина от рук Энакина Скайуокера на борту второй «Звезды Смерти»

Без предупреждения Энакин обхватил Палпатина сзади и зажал. Император сопротивлялся, молнии с его пальцев били во все стороны и безнадёжно повредили систему жизнеобеспечения Энакина. Дотащив императора до края шахты, Энакин поднял его высоко над собой и последним усилием швырнул Палпатина в бездну. Император, как камень, пролетел четыре километра по шахте[25], но, даже падая, не желал признавать поражения[89]. Возможно, он убедил себя в том, или знал то, чего не знали отец и сын Скайуокера: смерть не может его получить.

Император Палпатин умер. Минуту спустя его бывший ученик, Энакин Скайуокер, тоже скончался. Так закончилась династия ситхов, существовавшая без изменений со времён Дарта Бэйна. Именно это принесло долгожданный баланс в Силу. Но Альянсу повстанцев — а позднее Новой Республике, в которую он превратился — оставалось много работы до того, как наступит обещанный древними джедаями век мира и благоденствия. Империя не была готова сдать свои завоевания без борьбы, и сам Император не намеревался так просто отказаться от власти или от жизни.

О боевой медитации Палпатина

После смерти императора Эндорская битва продолжалась с не меньшим ожесточением несколько часов, но, несмотря на все усилия, имперский флот проигрывал. Сам факт гибели императора, как позднее объяснялось, привёл к значительной и заметной деморализации в рядах имперских сил. Из-за этого возникло предположение, что смерть Палпатина сыграла даже большую роль в поражении Империи у Эндора, чем предполагалось.

Хотя у Эндора находились четыре гранд-адмирала Имперского флота: Ниал Декланн, Макати, Такел и Тешик — в битве не участвовал величайший гранд-адмирал, Траун, до сих пор пребывавший на Нирауане, следя за принуждением к миру Неизведанных Регионов. Когда он вернулся во владения Империи пять лет спустя, его подозрения, возникшие из-за собственных представлений о методах императора, превратились в правдоподобную теорию, которую он сообщил одному из главных участников Эндорской битвы, капитану Гиладу Пеллеону, человеку, скомандовавшему отступление Имперского флота…

«Вы хотите понять, как несколько дюжин кораблей повстанцев вообще могли разбить имперские силы, превосходящие их десятикратно… Повстанцы действительно лучше сражались, но не из-за каких-то особых способностей или подготовки. Они лучше сражались, чем наш флот, потому что император погиб… об этом следует помнить. Неожиданная потеря координации между членами экипажей и кораблями, снижение эффективности и дисциплины. Потеря того неуловимого качества, что мы кратко называем боевым духом… В Вас нет былого боевого духа — ни в ком в имперском флоте. Император вел вас, воля императора давала вам и силу, и решительность, и эффективность. Вы зависели от него, как будто были частью огромной боевой машины, а он — вашим центральным компьютером».
ТраунГиладу Пеллеону о боевой медитации Палпатина (источник)

Траун предполагал, что имперские силы — легионы штурмовиков и флотилии кораблей — все управлялись несокрушимой волей Палпатина. У него было сотни тысяч кораблей, миллиарды, триллионы и даже квадриллионы солдат. Можно было бы не верить, что мощи лорда ситхов — даже такого сильного, как Дарт Сидиус — может хватить для управления такой армадой, но Траун позднее, в 9 ПБЯ, подтвердил свои слова и был ограничен только сумасшествием найденного им тёмного джедая, Джорууса К'баота.

Траун также догадывался о чувствительности к Силе одного из своих коллег, гранд-адмирала Декленна, которого тайно тренировал Палпатин. Декленн погиб в Эндорской битве, но в сражении использовал телепатические способности, чтобы превратить своих подчинённых в более мощную силу (поздние исследования показали, что после смерти императора Декленн использовал свои возможности, чтобы сохранять управляемость флотом). Траун полагал, что об этой возможности Декленн узнал от Палпатина.

Палпатин был в силах использовать тёмную сторону — извращённый вариант джедайской боевой медитации — чтобы контролировать войска на больших дистанциях. И вдруг управление без предупреждения пропало. Флот был в замешательстве, повстанцы смогли провести успешную атаку на «Звезду Смерти» и уничтожить её. Без лидера и супероружия хрупкое основание Империи рухнуло, вызвав обрушение всего, что было выстроено на нём. Вскоре Империя распалась, растаскиваемая мелкими диктаторами, и, в конце концов, сократилась до размеров небольшого и малозначительного Осколка Империи.

Возрождение Палпатина (4-11 ПБЯ)

«Плоть с трудом выдерживает такую великую мощь».
— Палпатин — Люку Скайуокеру (источник)
Emperorreborn

Возрождённый император

Но даже смерть не стала для Палпатина концом. В отличие от своих предшественников, ситх не собирался уступать место ученику, предполагая править Империей вечно, видя себя единственным её лидером. Не сумев раскрыть утерянный секрет своего учителя, Палпатин должен был придумать другой способ обмануть смерть. Во время Войн клонов он дал задание джедаю Арлигану Зею захватить бежавшего каминоанского главного учёного Ко Сай, перешедшую на сторону сепаратистов после полутора лет войны. Палпатин надеялся, что Ко Сай сможет удлинить его жизнь. Однако этот шанс был упущен: Ко Сай погибла в 21 ДБЯ[90].

В какой-то момент до Эндорской битвы Палпатин обнаружил иной способ избежать смерти: сохранять свой дух после смерти тела методом переселения разума. Император заказал для себя серию клонов, в которых мог быть перенесён его дух, если ему случится погибнуть. Основной источник клонов находился на Биссе, охраняемый верными тёмными джедаями и огромными генетически изменёнными стражами. За состоянием клонов следил доверенный врач императора. К несчастью, клоны оказывались сильно испорчены тёмной стороной и не могли поддерживаться Силой. Каждое следующее тело старело и разрушалось быстрее, чем предыдущее. Но тёмного лорда это не волновало: у него был неиссякаемый источник клонов, которых можно было использовать, чтобы править Империей.

После уничтожения второй «Звезды Смерти» дух Палпатина был вынужден путешествовать в бесившем его бестелесном виде, чтобы, наконец, вселиться в тело руки императора Дженги Дроги. Палпатин вызвал Сейта Пестажа, который вызволил израненное тело с Каала и отвёз на Бисс. Хотя Дрога сошёл с ума, он смог добраться до Бисса, где Палпатин смог переселиться в собственного клона. Здесь, на Биссе, он оставался несколько лет, чтобы восстановить силу Империи. Оживший Палпатин собирался заменить Галактическую Империю Тёмной Империей, вселенской магократией, управляемой только посредством тёмной стороны Силы без нужды в местных правительствах или технологическом превосходстве.

Распад Галактической Империи (4-10 ПБЯ)

После смерти Палпатина в Империи был объявлен годичный траур[91].

Власть Палпатина была настолько абсолютной, что его смерть во время Эндорской битвы привела к распаду Галактической Империи. Без единого преемника враждующие моффы и военные превратились в диктаторов и постарались отхватить свой кусок от огромного государства. Это было на руку Новой Республике, которая успешно прибрала к рукам большую часть Галактики.

Реакция Палпатина на кампанию Трауна

PalpatineCloneLOL

Палпатин в теле клона с голокроном Бодо Бааса

Пока Палпатин набирался сил в своей цитадели в Ядре, его бывшие советники в 8 ПБЯ получили сообщение из Неизведанных Регионов от последнего оставшегося в живых гранд-адмирала. Блестящий стратег расы чиссов, гранд-адмирал Траун, предлагал план по сокрушению Новой Республики. Вдохновляемые возможностью отобрать власть у повстанцев, имперцы смогли избавиться от разногласий и перейти под командование Трауна, предполагая впоследствии сделать его новым императором[26]. Когда Палпатин узнал об этом, он был искренне ошарашен. Он любил Трауна, как вообще мог любить кого бы то ни было. Он высоко ценил гений Трауна, даже если гений работал только на своего обладателя[26].

Нет свидетельств, что Палпатин принимал в расчёт Трауна при планировании своей «жизни после смерти». Не зная о возрождении Палпатина, Траун был уверен, что официальное правительство Империи в опасности, и по обоюдной необходимости — в основном, из-за старых опасений перед внешним вторжением — предложил свою помощь.

Палпатину нужно было что-то делать с Трауном, какую бы роль он ни собирался отвести ему в своей собственной кампании, операции «Призрачная длань». Если кто и знал о действиях Трауна в Неизведанных Регионах, это был император. Ему нужно было знать, чем располагает гранд-адмирал. Возможно, Палпатин ждал момента, чтобы открыться союзнику и предложить ему место в своей возрождённой Империи, как он поступил с другими, но для Трауна этот момент не наступил. Вместо этого Палпатин позволил Трауну выступить против Новой Республики и тайно вёл подрывную деятельность против гранд-адмирала[26]. Этот ужасный случай мелочности Палпатина мог стоить ему всего. Совместные удары с Бисса и Нирауана могли бы привести к быстрому и болезненному поражению Новой Республики.

Восстановление Империи (10-11 ПБЯ)

«Ты лучше овладел Силой с тех пор, как мы встречались последний раз… Но и я тоже!»
— Палпатин — Люку Скайуокеру (источник)
Palpatine Reborn With Fleet

Император Палпатин, корабль «Затмение» и новый Имперский флот

Хитрая тактика и безупречная стратегия Трауна почти привели Осколок Империи к победе в 10 ПБЯ, и она была бы полной, если бы не предательство телохранителя-ногри Рукха. Ободрённые успехами Трауна оставшиеся члены Внутреннего круга Империи организовали разрушительную атаку на галактическую столицу Корусант. Большая часть Империал-Сити превратилась в развалины, Новая Республика была вынуждена начать эвакуацию. Оказавшись на планете, имперцы снова вспомнили о старых размолвках и начали междоусобицу на руинах города.

Именно в этот момент нанёс удар оживший император. Используя тёмные силы, чтобы создать мощный Шторм Силы, он перенёс мастера-джедая Люка Скайуокера на Бисс. Здесь Палпатин предстал перед Люком и продемонстрировал мощь тёмной стороны. Встретив бессмертного врага, Люк поступил неожиданно: чтобы одолеть тёмную сторону изнутри, он пал на колени и пожелал стать новым ситхом-учеником императора.

Увёртки Скайуокера

Palpatine talks to Leia

Палпатин пытается склонить Лею Органу на Тёмную сторону

К несчастью для Империи, Скайуокер упрямо цеплялся за старые связи. Немедленно после назначения верховным главнокомандующим имперских сил Скайуокер получил доступ к сверхсекретным кодам, с помощью которых дистанционно управлялись мироопустошители, и передал неверный сигнал. Злоупотребление служебным положением позволило Скайуокеру, в частности, вывести из строя опустошитель «Глушитель-7», а также в различной мере помешать работе Палпатина.

Предательство Скайуокера не могло долго оставаться незамеченным. С самого начала Палпатин и его наиболее доверенные офицеры предполагали такую возможность. За спиной Скайуокера они докладывали императору о своих сомнениях. Палпатин их успокоил, напомнив, что военные достижения — не единственные возможные.

«Я ожидал, что он нанесет некоторый урон. Любой достойный противник наносит раны. Если нет — его не стоит принимать в расчет. Пусть несколько опустошителей будут уничтожены. Пусть Скайуокер думает, что обыграл меня. Пока он будет в этом уверен, он останется в моих руках. И чем дольше я буду его удерживать, тем более уязвимым он станет для тёмной стороны. Подумайте, что он сможет сделать, когда полностью станет моим, когда он начнет работать на Империю, когда поможет нам победить!»
— Палпатин о Люке Скайуокере (источник)

Палпатин незаметно парировал ходы Скайуокера, увеличивая приобретения и уменьшая потери. В конце концов, победа или поражение в одной битве или даже целой кампании имело меньшее значение, чем обретение талантливого ученика, которым обещал стать Скайуокер. Это не было в новинку: во время Войн клонов он точно также планировал целые кампании, чтобы заманить в ловушку Энакина Скайуокера.

Dark Empire Palpy

Император Палпатин в молодом теле клона

«Однажды, совсем скоро, Скайуокер проснется и поймет, что не может вернуться к друзьям. Он посмотрит в зеркало и увидит своё настоящее лицо, лицо могущества… лицо тёмной стороны».
— Палпатин (источник)

Когда на Бисс прилетела Лея Органа, чтобы попытаться спасти Люка, она лишь сама попала в плен вместе со своим мужем, Ханом Соло. Палпатин немедленно попытался обратить её в тёмную сторону, искушая с помощью джедайского голокрона, имевшегося в его распоряжении, и подталкивая её гнев рассказами о том, что он планирует переселить свой разум в тело её ребёнка, когда тот родится. Но эта попытка дала обратный эффект: Лея перевернула кровать, на которой лежала, и убежала. Вначале Палпатин был доволен, но его ликование быстро обратилось в гнев, когда он понял, что Лея прихватила с собой джедайский голокрон. Люк Скайуокер помог сестре и Хану спастись, чтобы затем восстать против Палпатина.

«Разве знания тёмной стороны не открыли тебе, сколько так называемых мастеров-джедаев пытались меня победить? Разве они не показали, что я уже одолел тебя?»
— Палпатин (источник)
Palpatine eclipse

Палпатин снова умирает, когда вышедший из подчинения Шторм Силы уничтожает «Затмение»

Оказалось, что Скайуокер слишком опутан тёмной стороной, чтобы успешно противостоять своему новому учителю, даже несмотря на то, что он смог попасть в лабораторию клонирования и уничтожить все клонирующие цилиндры Палпатина. До того, как он закончил дело, Палпатин перенёс свой дух в один из последних клонов. Люк попытался смутить Палпатина, заявив, что время, проведённое им в качестве ученика лорда ситхов, позволило ему узнать о слабостях Палпатина. Палпатин посмеялся над этим, схватил один из световых мечей, находившихся в лаборатории, и напал на Люка. Несмотря на выдающееся владение стилем Джем Со, Люк не смог противостоять мощной технике боя на световых мечах Палпатина. Только сестра Лея Органа смогла придать ему необходимую силу.

Появившись на звёздном суперразрушителе «Затмение» над базой «Шпиль», Палпатин потребовал вернуть украденный голокрон и прислать Лею, которая была на это согласна, в обмен на заключение перемирия с Новой Республикой. Лея прибыла на «Затмение» и стала молить Люка о помощи. Скайуокер смог избавиться от покрова тёмной стороны и пойти против Палпатина. Взбешённый таким оборотом, Палпатин взмахнул синим световым мечом и нанёс Люку удар. Несмотря на всю злобу Палпатина, Люк смог его одолеть после короткой, но жаркой схватки, и отсечь лорду ситхов руку.

Но Палпатин не был побеждён. Он вызвал Шторм Силы и направил её против флота Новой Республики. Однако близнецы Люк и Лея объединились и использовали светлую сторону, чтобы временно прервать связь Палпатина с Силой, отрезав ему управление вызванным Штормом Силы. Неуправляемый шторм уничтожил «Затмение», в очередной раз убив Палпатина, а парочка покинула корабль до того, как он превратился в ничто. Так закончилась Битва при базе Пиннакл.

Последний клон

После битвы при Балморре два адепта тёмной стороны: Засм Катт и Бэддон Фасс — начали уничтожать тайных клонов, до которых не добрался Скайуокер. Экзекутор Седрисс КЛ убил адептов за непокорность, а последний клон Палпатина продолжил покорение галактики.

Вернувшись в очередное тело, Палпатин продолжил терзать Новую Республику. Вооружённый смертельным супероружием, Галактической пушкой, и новым суперразрушителем «Затмение II», Палпатин заставил многие миры Новой Республики подчиниться имперской власти. Но несмотря на расширение империи, тело Палпатина разрушалось, он становился хилым и слабым.

Empire's End Palpy

Последнее тело Палпатина быстро разрушается

Хуже того— император стал страдать от генетических изменений, которые внёс в его клоны вероломный защитник суверенитета Империи Карнор Джакс. Палпатин пытался клонировать другие тела, но предатель смог испортить даже генетический материал основы. Находясь в быстро умирающем теле, Палпатин отправился на планету ситхов Коррибан, чтобы просить совета у духов предков. Они посоветовали вселиться в тело новорождённого Леи — Энакина Соло.

Палпатин направил «Затмение II» к Ондерону, куда семья Соло отправила детей. Пока Новая Республика сражалась с имперцами, отряд джедаев, возглавляемый Люком, разыскивал императора. Они не нашли его на борту корабля, поскольку Палпатин спустился на Ондерон, чтобы найти Лею. Во время битвы Лэндо Калриссиан и R2-D2 проникли на флагманский корабль. Дроид нарушил работу гиперпривода и установил координаты выхода из гиперпространства в месте нахождения Галактической пушки возле Бисса. Флагман ушёл в гиперпространство несмотря на все попытки экипажа восстановить управление кораблём. Над Биссом оба супероружия столкнулись. Последний заряд Галактической пушки ушёл в сторону планеты и уничтожил тронный мир императора.

Окончательная смерть Палпатина

Тем временем, император обнаружил Лею и потребовал отдать ему ребёнка. Она пыталась сопротивляться, но не могла противостоять Палпатину. Но прежде чем он успел осуществить свой план, появились Люк Скайуокер и два других джедая, Райф Исанна и Эмпатоджейос Бранд. Палпатин убил Исанну и смертельно ранил Бранда, но был подстрелен разъярённым Ханом Соло.

GoodbyePalpy TEC

Окончательная смерть.

Последнее тело умерло, и хохочущий дух императора полетел к новорождённому Энакину Соло, но был перехвачен умирающим Брандом, который бросился ему на перерез. Рыцарь-джедай связал дух императора со своей угасающей жизненной силой, забрав его с собой, так они стали едины в Силе. Браня и проклиная семью Скайуокеров, дух императора Палпатина отправился в глубины Силы, где каждый падший джедай оставался навсегда, чтобы не возвращаться в галактику, неся разрушения и хаос. Его ждало бестелесное, безумное существование, жизнь с незаживающей раной, беспрерывный ужас.

Дарт Сидиус, многими считавшийся величайшим лордом ситхов, в конце концов, умер.

Наследие

Даже окончательная смерть не стала концом для Палпатина. К моменту его последней смерти большая часть галактики лежала в руинах, и триллионы разумных существ были мертвы из-за его действий. Но Новый порядок выжил, и некоторые существа уже подготавливали очередное возвращение императора.

Для всей галактики Палпатин так и остался загадкой. Поэтому некоторые исследователи его биографии выдвигали предположение, что в действительности якобы не было никакого человека по имени Палпатин — а был просто Дарт Сидиус, чья реальная личность до становления ситхом была неизвестной, и который фактически создал себе эту личность, чтобы войти в политическую сферу[32].

Император-самозванец Второй Империи (23-24 ПБЯ)

Palp 2nd Imperium

Лидер Второй Империи

Примерно через девятнадцать лет после Эндорской битвы и более чем через десять лет после гибели последнего клона императора Палпатина, он, по-видимому, возродился в новом теле, став главой коалиции, желавшей восстановить Империю. Великий вождь Второй Империи предположительно был воскресшим Палпатином. Изображение императора регулярно транслировалось в Теневую академию. Хотя глава академии, Бракисс, не мог представить, как император смог выжить, он знал Силу и верил, что ей подвластны многие чудеса.

Великий вождь был перевезён в Теневую академию в запечатанном контейнере большого размера. Бракисс, в конце концов, установил, что великий вождь не являлся Палпатином, а галактику ввели в заблуждение четыре неизвестных имперских стража, использовавшие предметы и записи, принадлежавшие императору.

Телосский голокрон

Незадолго до окончательной смерти Палпатин вложил свои знания в Телосский голокрон, действуя как один из хранителей голокрона и желая передать знания следующим поколениям ситхов. Он подробно рассказал о важности учеников, о своём приходе к власти, о технологии клонирования, которой он воспользовался, чтобы обмануть смерть, и о ситхах в общем. Тионна Солусар не знала, как и когда Палпатин добрался до Телосского голокрона. В 40 ПБЯ голокрон оказался в руках джедаев, которые спрятали его от любопытных, способных пасть жертвой его тёмных знаний.

Личность и черты характера

«Как далеко ты просчитываешь свои маленькие игры? Ты ждал десятилетия, чтобы сокрушить джедаев. Ты принёс в жертву триллионы жизней ради претворения своего замысла в жизнь. Буду ли я когда-нибудь на шаг впереди тебя?»
— Размышления Дарта Вейдера (источник)

Палпатин был воплощением чистого зла[92].

Emperor Palpatine

Палпатин, Император Галактики

Сначала он заработал репутацию доброго и кроткого человека с Набу, чрезвычайно скромной и мирной планеты. Он был плодовитым автором. И как сенатор от Набу, и как канцлер Республики он обещал принести правосудие в правительство, погрязшее в коррупции и хаосе. В роли сенатора и канцлера Галактической Республики он появлялся как скромный, не пьющий ничего крепче чая старик, почти как дедушка, в изящных одеждах. Он был известным ценителем искусств, время от времени посещал оперу и окружал себя уникальными статуями и скульптурами[10]. Многие из них служили удобными потайными местами, в которых были спрятаны различные ситхские артефакты Сидиуса и световые мечи[93]. Благожелательным поведением и рекламной улыбкой он покорял сердца миллиардов во время Войн клонов, устанавливая прекрасную атмосферу для принятия его новой Империи[93].

После нападения на него Мейса Винду он создал новую персону — жалкую жертву акта насилия. После нападения он стал скрюченным под тяжестью прожитых лет старцем с бледной, иссушенной кожей, болезненными желтыми глазами. Он носил тяжелый тёмный плащ, и грузно опирался на глянцевую чёрную трость, тем самым создавая иллюзию слабости[94]. И навсегда этот облик остался с ним: тело было погублено тёмной стороной.

Его образы вселюбящего политического деятеля и — позже — беспомощной жертвы служили только для того, чтобы работать на его истинную личность — лорда ситхов. Он был хитер и обольстителен, легко подчиняя других своим нуждам для установления полной власти ситхов[10]. Самовлюбленный человек, Сидиус идентифицировал свою собственную тёмную сущность с полной мрачностью[95]. Он был также садистом, получая удовольствие от страдания и смерти других. Он, как было известно, создавал формы жизни с единственной целью: в конечном счете убить их.[54]

Palps Reborn-TEA

Возрождённый Палпатин

Одержимый жаждой власти, он всё же честно полагал, что правление ситхов будет лучшим для галактики, и со временем стал считать себя в некоторой степени спасителем[93]. Он также рассматривал всех разумных существ, лишённых Силы как «низших», уподобляя их бесцельно барахтающимся детям, неосведомленных об их собственных недостатках и неспособных к достижению целей. Как было ясно сформулировано в «Слабости низших», Сидиус считал «мудрых и сильных» — безусловно чувствительных к Силе — ответственных за управление более низшими существами при создании процветающей цивилизации. Не видя никого более мудрого, более сильного, Палпатин считал себя единственным достойным для реализации этих идей, и таким образом пытался навсегда взять галактику под контроль.[54]

Были и минусы: Сидиусу постоянно не везло с учениками. После столь долгих лет, готовясь к падению Энакина Скайуокера на тёмную сторону и наконец добившись этого, Сидиус был весьма огорчён тем, что его отличный ученик потерял больше половины своего потенциала из-за страшных ран, полученных на Мустафаре. Затем, несколько лет спустя, Палпатин снова лишился прекрасного ученика Галена Марека, который решил пожертвовать собой, оставив в живых Вейдера. Ещё через несколько лет Сидиус не смог склонить на тёмную сторону Люка Скайуокера, чрезвычайно одарённого Силой; сам Люк, напротив, вернул своего отца на светлую сторону Силы, победив, таким образом, Палпатина не Силой, но эмоциями и разумом.

Навыки и способности

«Тёмная сторона является тропой к таким возможностям, которые многие считают сверхъестественными.»
— Палпатин (источник)
Palpy ANGRY

В ярости Сидиус имел устрашающий вид, подавляющий волю оппонента

Будучи, по мнению многих, одним из самых великих тёмных лордов в истории Ордена ситхов — в некоторой степени Сидиус и сам верил в это — он был единственным за тысячу лет лордом ситхов, который достиг главной, окончательной цели ситхов: уничтожить Орден джедаев и подчинить всю галактику ситхам.

Но его самая большая сила, которая сделала его способным отомстить за орден, была умением управлять существами по всей галактике — как хорошими, так и плохими. В подтверждение этому гранд-мастер джедаев Йода однажды сказал: «Пелена тёмной стороны мир заволокла».

Он совершал месть ситхов не только через политические махинации и своё мастерство в Силе, но также и с помощью нескольких сильных учеников, включая Энакина Скайуокера, который из-за манипуляций Палпатина перешёл на тёмную сторону и стал сильным лордом ситхов Дартом Вейдером.

Сидиус обладал мощнейшим интеллектом, был искусен в понимании разума человека и был мастером в использовании Силы в предвидении будущего — таким образом он мог управлять событиями, как если бы он был гроссмейстером дежарика, передвигающим фигуры на доске[21]. Он был широким специалистом в психологии, бюрократии и философии, и был известен тем, что любил наслаждаться способностями, которыми обладал, используя для этого простые интеллектуальные игры.

Бой на световых мечах

«Не стоит недооценивать могущество Императора.»
— Йода Люку Скайуокеру (источник)
Palpatine rampage ROTScomic

Палпатин убивает мастеров-джедаев.

Несмотря на хилый внешний вид, Дарт Сидиус был чрезвычайно талантливым бойцом, великим мастером боя на световых мечах. Благодаря своему невероятному искусству, он убил Агена Колара и Сейси Тийна всего двумя ударами, а Кита Фисто — несколькими мгновениями спустя[10]. Позже он также боролся с Йодой и поединок окончился побегом последнего[10]. Много лет спустя Палпатин в теле одного из своих клонов победил Люка Скайуокера в дуэли на световых мечах в лабораториях клонов на Биссе. Он был ловким и мог изменить свой стиль борьбы по собственной прихоти — и его противники становились неуверенны относительно его следующих действий. Владея любым оружием и всеми стилями, Сидиус вовлекал противников в сражение, используя лишь малую часть своих истинных способностей, и затем наносил фатальный удар, когда его противник был уверен в своём превосходстве.

Сидиус утверждал, что он стал более сильным после возвращения из мёртвых. Учитывая, что он, возможно, был недалеко от становления единым с Силой, то, вероятно, он не преувеличивал. Более юные, подходящие тела клонов также могли поспособствовать его мощи.

L versus s

Палпатин начинает дуэль на световых мечах с Люком Скайуокером

Фактически, единственные люди, победившие ситха в бое на световых мечах, были Мейс Винду на Корусанте[10] и Люк Скайуокер на борту «Затмения»; однако мощь Скайуокера должны были увеличить его сестра и будущий племянник через Силу; и есть предположение, что Палпатин, возможно, преднамеренно проиграл в поединке с Винду.

Способности в Силе

«Я достаточно долго играл вместе с вашими джедаями в поединки! Теперь Вы испытаете мою полную мощь… Я живу как энергия… Я — тёмная сторона!»
— Палпатин (источник)
Dun Moch

Палпатин демонстрирует свои способности к телекинезу во время дуэли с Йодой

В дополнение к искусству боя на мечах, Сидиус был мастером в использовании молнии Силы[10][95] и единственным известным практиком Шторма Силы. Нужно отметить что даже при том, что Сидиус утверждал, что был в состоянии создавать шторм просто усилием мысли, он расплачивался за это неспособностью полностью управлять штормом. Его навыки в телекинезе были таковы, что он был в состоянии одновременно поднять несколько сенатских платформ, включая ту, на котором находился, с невероятной ловкостью и точностью, учитывая их размер и вес[10]. Поскольку он мог поднять себя в воздух Силой, можно предположить, что Дарт Сидиус был также мастером Полёта Силы[96].

Люк Скайуокер также упоминал, что голос императора мог оказывать гипнотическое внушение всякий раз, когда он внешне показывал свои способности тёмной стороны Силы. Это может придать вес факту, что у него были значительные способности управления сознанием. Плюс ко всему, всякий раз, когда Дарт Вейдер находился в непосредственной близости к Сидиусу, он полностью повиновался, ни разу не оспаривая приказы учителя. Но, отдалившись от Палпатина, Вейдер вновь возвращался к своей собственной индивидуальности. Сила внушения императора была непревзойдённой. Также Сидиус мог предвидеть различные варианты будущего, что сыграло одну из главных ролей в осуществлении его грандиозного плана по свержению Республики и уничтожению джедаев.

Лишь немногие существа могли сражаться с Палпатином на равных, среди них Мейс Винду, Йода, Гален Марек и Люк Скайуокер.

Стили обращений

  • Сенатор Палпатин от суверенной системы Набу.
  • Его превосходительство Верховный канцлер Галактической Республики Палпатин.
  • Его императорское величество император Галактической Империи Палпатин.
  • Дарт Сидиус, Тёмный лорд ситхов, или лорд Сидиуc (владыка Сидиус)
  • Милорд (Владыка)[10]
  • Его высочество[источник?]

Романы и дети

Неизвестно, вступал ли вообще Палпатин в романтические или физические отношения на протяжении всей жизни, и до какой степени. Сам ситх, казалось, никогда не уделял таким делам хоть какого-нибудь внимания. Однако множество женщин, имеющих политическое влияние (например сенаторы) утверждали, что, по крайней мере, вступали в физическую близость с Палпатином, включая директора Имперской разведки Исанн Айсард. Айсард однажды сказала Коррану Хорну, что она любила императора, но главным образом из-за его мощи и власти[97]. Фактически, большинство заявляющих о близости с императором делали так из желания подняться по карьерной лестнице. Однако подтвердить данную информацию не вышло, впрочем как и опровергнуть.

Ирек Исмарен

Рука императора Роганда Исмарен пыталась завладеть властью после смерти Палпатина, посадив своего отпрыска на трон. Её сын Ирек Исмарен, зачатый другой рукой императора Сарцевом Квестом, был назван плодом одного из «похождений» Палпатина — это было заговором для получения свободного трона. Затея провалилась, но вероятность того, что таких случаев было несколько, довольно высока[98]. Возможно, они были неизбежным следствием государственного устройства, основанного на династической структуре, где вершиной власти был трон, вокруг которого вращалась вся галактика.

Триклопс

Во времена наивысшего расцвета Нового порядка бытовало мнение, что Палпатин произвёл на свет сына, названного Триклопсом, от негуманоидной женщины с тремя глазами. На самом деле, правда о происхождении Триклопса является более замысловатой. Давно, ещё будучи канцлером на первом сроке, Палпатин уполномочил двух ученых-ши'идо: Маммона Хула и Борборигмуса Гога — предпринять эксперименты по самозарождению живых организмов, по существу продолжая исследования, начатые при Дарте Плэгасе. Помощник Палпатина, Слай Мур, предоставил Гогу и Хулу «добровольца» в качестве объекта испытаний — некую Ниоби, нежную и кроткую женщину с Бордала. Согласно слухам, их первый эксперимент обернулся ужасной катастрофой, приведя к рождению мутанта с тремя глазами. Хул и Гог обвинили Ниоби в неудаче, и доверенное лицо канцлера Сарцев Квест тайно похитил Ниоби и Триклопса.

Триклопс рос, обучаясь Пророками тёмной стороны, и, в конечном счёте, стал Оком императора, дальновидным исполнителем воли Палпатина[48]; однако Триклопс начал извергать «безумные и опасные» представления о мире и разоружении — представления, которые не могли быть допущены императором. Палпатин не мог позволить мутанту оставаться свободным, но он также не мог и убить его: подсознательные видения Триклопса о боевых машинах сильно вдохновляли изготовителей оружия. В качестве компромисса он отправил Триклопса на шахты спайса Кесселя, превратив в обыкновенного раба[99].

За кулисами

Palpatine set

Голограмма Палпатина в фильмах 1980 2004 и 2009 годов

Воплощение

В оригинальной версии фильма «Эпизод V: Империя наносит ответный удар» Палпатина (в виде голографической проекции) сыграла Марджори Итон, а озвучил Клайв Ревилл. В I, II, III, и VI эпизодах «Звёздных войн» Палпатина сыграл Иэн Макдёрмид. Кроме того, для DVD-издания Оригинальной трилогии 2004 года кадры «Империи» с участием Палпатина были пересняты, и в роли Императора также снялся Иэн Макдёрмид. Пересъёмка проходила во время съёмок «Мести ситов».

Сцены в Эпизоде III, в которых Палпатин сражается со световым мечом, в том числе в его поединке с Мейсом Винду, персонажа сыграли Кайл Роулинг (он также дублером Кристофера Ли) и Боб Боулз; как и в случае с графом Дуку, лица дублёров были заменены на лицо Макдёрмида в ходе постпроизводства. Себастьян Диккинс исполнял акробатические трюки Палпатина, но когда Император слишком явно нарушил законы физики при помощи Силы, был использован цифровой дублёр.

В радиопостановках «Империя наносит ответный удар» и «Возвращение джедая» Палпатина озвучивал Пол Хехт. Ник Джеймсон озвучивал Палпатина в мультсериале «Звёздные войны: Войны клонов» (2003) и ряде видеоигр, включая «Star Wars: TIE Fighter», «Star Wars: Galactic Battlegrounds» и «Star Wars: Battlefront II», а также в аудиопостановке «Тёмная империя». В видеоигре «Star Wars: The Force Unleashed» Палпатина озвучивал Сэм Уитвер, а в полнометражном мультфильме «Звёздные войны: Войны клонов» и одноимённом сериале — Йен Эберкромби, а после его смерти Тим Карри.

Исходная версия